helluo librorum
Блог

«Качество безумия. Жизнь Марсело Бьелсы»: Двадцать минут

Вступление

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: АМЕРИКА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ЕВРОПА

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ЙОРКШИР

***

Дон Реви покинул Элланд Роуд в 1974 году. Они были чемпионами лиги, одной из лучших команд в Европе. Но для некоторых они были чем-то другим. Это был «Грязный Лидс», «Проклятый Юнайтед». Точно так же, как марсельский «Олимпик» под руководством Бернара Тапи, слава, казалось, была смешана с грязью. Реви, как и Тапи, всего себя отдавал клубу днями и ночами, которые, как они чувствовали, могли больше никогда и не повториться: Титулы лиги, выступления на Уэмбли, финалы в европейских кубках. Его любила раздевалка. Обожала. Они были одними из самых высокооплачиваемых игроков в Англии. В 1963 году Джон Джайлс выиграл Кубок Англии с «Манчестер Юнайтед», но поссорился с Мэттом Басби, который позволил ему присоединиться к «Лидсу», тогда выступавшему во Втором дивизионе. На Олд Траффорд Джайлз получал £30 в неделю (около £617 по сегодняшним меркам). Реви утроил эту сумму. Это говорит о внимании Реви к деталям, что у «Лидса» также были и лучшие пенсии. Он создал атмосферу тесной, жесткой семьи, в которой крестным отцом был он сам. Вечером перед игрой предстояли тесты с игроками, игры в ковровые шары (прим.пер.: аналог игры Бочче, когда на точность кидаются шары) и невероятно толстые досье на соперников, составленные его главным скаутом Тони Коллинзом, который, будучи первым чернокожим тренером в Футбольной Лиге, вывел «Рочдейл» в финал Кубка лиги в 1962 году. Позже эти тесты будут использованы Алексом Фергюсоном в «Манчестер Юнайтед». Досье были предшественниками видеоанализа, усовершенствованного Марсело Бьельсой. Ковровые шары больше нигде не всплывали.

Однако у Реви и «Лидса» была и другая сторона. В ноябре 1964 года в битве при Гудисон Парк, где под Дерека Темпла из «Эвертона» так жестоко подкатились, что его товарищи по команде сначала подумали, что он убит. В маленькой черной книжечке Джека Чарлтона были люди, имена которых заслуживали возмездия. Было там и кое-то более темное. В апреле 1962 года возникла опасность, что первый сезон Реви на Элланд Роуд закончится вылетом в Третий дивизион. Боб Стокоу, тогдашний тренер «Бери», утверждал, что Реви предлагал ему деньги, чтобы он сыграл «с «Лидсом» полегче». Матч завершился нулевой ничьей. «Лидс» выжил, обыграв «Ньюкасл» со счетом 3:0. Стокоу больше никогда не разговаривал с Реви, даже в тот день на Уэмбли в 1973 году, когда «Сандерленд», выступавший тогда во Втором дивизионе, сверг великую машину «Лидса». В этой сказке был лед отмщения.

Дон Реви (слева) и Боб Стокоу

Гэри Спрейк был голкипером «Лидса» в тот вечер против «Бери», и когда карьера Реви как тренера сборной Англии была на последних муках, он пошел в Дэйли Миррор, обвинив его в договорных матчах. Кто-то что-то говорил о том, что Реви спас Спрейка от тюрьмы. В 1971 году валлиец слишком много выпив отправился на ночную прогулку и разбил свою машину. Женщина на пассажирском сиденье получила ранения, Спрейк бросил ее и убежал. Когда полиция приехала на Элланд Роуд, чтобы арестовать вратаря, Реви убедил их снять обвинения и сообщить, что машина была украдена. По словам Брайана Клафа «Так называемая семья Дона Реви имела больше общего с мафией, чем с материнской заботой.» Репутация «Грязного Лидса» сохранилась, и когда Бьелса признался, что шпионит за каждым клубом в Чемпионшипе — они снова оказались грязными. Затем последовали события 28 апреля 2019 года. Они играли с «Астон Виллой». То, что произошло дальше, попало в заголовки газет по всему миру. Пять месяцев спустя Бьелса и «Лидс» были приглашены в Милан для вручения награды ФИФА Фейр Плей.

Еще оставалась возможность, что «Лидс» может быть повышен в АПЛ автоматически, но для этого нужно, чтобы они выиграли оба оставшихся матча, а «Шеффилд Юнайтед» проиграл свой последний матч сезона на выезде «Стоку». Кроме того, нужно было бы замахнуться примерно на десять голов в пользу «Лидса». Это было так же возможно, как и реальность либерально-демократического правительства.

Игра отражала изменившиеся обстоятельства «Лидса» после катастрофических долгих пасхальных выходных. Было уныло — настроение подавленное. Под руководством Дина Смита, управляющего клубом, который он поддерживал, когда рос в Черной Стране (прим.пер.: промышленные районы средней Англии), «Астон Вилла» выиграла десять матчей подряд, побив клубный рекорд, который стоял с 1910 года. Это была та команда, которую все хотели избежать в плей-офф, та, что была в форме. Однако на Элланд Роуд они тоже казались подавленными и вялыми, словно убивая время до начала плей-офф. Затем начался ад кромешный. В центральном круге Понтус Янссон врезался в Джонатана Коджиа. Нападающий «Астон Виллы» остался лежать. Мяч был в ногах у Тайлера Робертса на левом фланге «Лидса». Робертс, казалось, не знал, что делать. Раздались призывы вывести мяч из игры, и Робертс сделал невзрачный пас вниз по линии, ни на кого конкретно не нацеленный. Матеуш Клих перехватил мяч, ворвался в штрафную «Виллы» и забил.

Что вызвало потасовку. Клиха схватил Конор Хурихейн. Патрик Бэмфорд пошел за Анвара Эль-Гази, который играл за Бьелсу в «Лилле». Эль-Гази сделал вид, что хочет ударить форварда «Лидса». Контакта не было, хотя Бэмфорд рухнул, словно его ударили по лицу. Эль-Гази был удален; Бэмфорд получил желтую карточку а впоследствии, когда посмотрели видео эпизода, еще и два матча дисквалификации за симуляцию. На бровке Джон Терри, помощник главного тренера «Астон Виллы», начал дискутировать с Бьелсой. Смит кричал, что «Лидс» должен позволить «Вилле» забить, чтобы сравнять счет. Он не ожидал, что его предложение будет выполнено. Затем, когда «Вилла» начала матч с центра поля Бьелса, пожимая плечами и жестикулируя, кричал на своих игроков и заклинал их «пропустить гол, дать им забить гол». Когда «Астон Вилла» вывела мяч вперед, белые футболки расступились. Только Понтус Янссон, который, казалось, был глубоко не согласен с приказом, попытался совершить подкат. Альберт Адома переправил мяч в сетку, забив свой последний гол за «Астон Виллу». Матч закончился со счетом 1:1. «Шеффилд Юнайтед» был официально переведен в Премьер-Лигу.

«Все произошло так быстро», - сказал Янссон.

Я был первым, кто подошел к скамейке запасных «Астон Виллы», чтобы извиниться, когда мы забили. Они говорили: «Почему бы вам не позволить нам забить гол?» Я сказал им: «Мы не можем этого сделать. Я не могу просто взять и позволить вам забить. Я так не работаю.» Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что наша скамейка кричит на нас, чтобы мы позволили им забить. В конце концов я позволил им это сделать, но хотел показать, что не согласен с их решением. В тот момент я думал, что был прав, но, оглядываясь назад, было правильно позволить им забить.

В то время как похвалы сыпались на него дождем, делая заголовки в Испании и Аргентине, где он стал известен как Эль Хесто (Поступок), Бьелса казался равнодушным ко всему этому, почти не желая это обсуждать. «Мы вернули им гол», - сказал он. «Факты говорят о том, что все и так видели. Мы отразили свои интерпретации этого факта тем, что сделали. Английский футбол известен своей спортивной честью, поэтому мне не нужно это комментировать.» Спортивный директор «Астон Виллы» Хесус Гарсия Питарч, работавший с Рафой Бенитесом в «Валенсии», подслушал разговор Бьелсы со своими игроками. «Игра задержалась больше, чем на десять минут», - сказал Питарч. «Я слушал, как Бьелса говорил своим игрокам, чтобы они не мешали нам забивать после возобновления матча. Я думал про себя: «Будет ли он способен осуществить этот процесс?» Так и было. После игры я спустился в раздевалку «Лидса», чтобы поздравить его. Он футбольный персонаж с большой буквы.»

Высоко оценивая спортивную честь Бьелсы, Арсен Венгер отметил, что технически у «Лидса» не было причин прекращать играть. «Игрокам следует пересмотреть этот момент на видео, потому что, если нет травмы головы, то только судья может остановить игру», - сказал он. «Астон Вилла» не должна была останавливаться. «Лидс» этим воспользовался. Мы должны поблагодарить Марсело Бьелсу. Это замечательный жест. Они играют так, чтобы выйти в Премьер-Лигу. На карту поставлено очень многое. Весь мир должен следить за этим.»

Не все были в восторге от поступка Бьелсы. Луис Чилаверт, его голкипер в «Велес Сарсфилд», поднял старую рану, нанесенную ему, когда Бьелса был тренером сборной Аргентины: «Эль Локо Бьелса учит честной игре в Англии, но почему он позволил Почеттино забить рукой в матче против сборной Парагвая в Асунсьоне? Затем он процитировал песню Мерседес Соса, аргентинской народной певицы, ставшей символом оппозиции хунте. «Песня Мерседес Соса ему очень подходит. «Все меняется» в такой загрязненной среде. К черту ложь в футболе.»

Возникла борьба за сравнение с тем, что сделала Бьелса. Стэн Каллис отказался отказался сбить Альберта Стаббинса, когда нападающий «Ливерпуля» в последний день сезона бежал на Молинью, чтобы гарантировать, что чемпионский титул 1947 года будет доставлен на Энфилд, а не достанется собственному клубу Каллиса «Вулверхэмптон Уондерерс». Ближайшая параллель была связана с Венгером, который в феврале 1999 года предложил переиграть матч пятого тура Кубка Англии «Арсеналу» против «Шеффилд Юнайтед». Затем, когда обе команды ожидали, что он выбьет мяч, чтобы один из игроков Стива Брюса мог получить помощь, Нванкво Кану навесил на Марка Овермарса, а голландец забил гол. Десять дней спустя тот матч был переигран с тем же результатом — победа «Арсенала» со счетом 2:1.

Бьелса не поехал в Милан, чтобы принять награду Фейр Плей. Он послал тренера по фитнесу «Лидса» Бенуа Делаваля, который, по его словам, «значительно повлиял» на его решение позволить «Астон Вилле» забить, и капитана «Лидса» Лиама Купера, который представлял игроков, «которые имели неудобную задачу следовать моим инструкциям.» В его письме о принятии награды была обычная благодарность — его клубу, его семье и болельщикам «Лидс Юнайтед» — но оно было адресовано скрытым массам, тем, кто смотрит футбол издалека, тем, кто может не ходить на игры, но смотреть на спорт, который дает им какую-то моральную поддержку. «Я хочу поблагодарить «Лидс Юнайтед» и его болельщиков, которые не подвергли сомнению мои действия», - написал Бьелса.

Они могли бы заявить, что я должен уважать решение судьи, но вместо этого они приняли мою конкретную интерпретацию различия между чем-то законным и чем-то справедливым. Я хочу упомянуть свою мать, которая всегда знала, что правильно, а что неправильно. Я также хочу упомянуть «Ньюэллс Олд Бойз» из Росарио, клуб, к которому я принадлежу, где за двадцать лет я научился особым образом жить футболом. В моей жизни постоянно присутствуют такие люди, как моя жена, сестра и некоторые друзья, которые напоминают мне о ценностях, которые не следует забывать. Футбол, благодаря своему огромному влиянию, иногда воздействует на некоторые аспекты общественной морали и особенно участвует в формировании жизни тех, кто обладает меньшим или кто слабее. Тем не менее, я думаю, что большинство из тех, кто обладает большим, все же выбирают правильный путь. С большим трудом они остаются достойными и сохраняют порядочность. Признание, которое дает нам ФИФА, включает и их самих, потому что оно вознаграждает то же самое поведение, которым они анонимно живут каждый день.

Многие удивленно подняли брови, когда Купер в смокинге и Делаваль с ослабленным галстуком подошли, чтобы принять награду. Самое лукавое поднятие бровей принадлежало Фрэнку Лэмпарду, который — хотя «Дерби» проиграл финал плей-офф «Астон Вилле» — сделал достаточно, чтобы ему предложили вернуться на Стэмфорд Бридж в качестве тренера «Челси». «Я улыбался; я просто не знаю, кто за это проголосовал», - сказал Лэмпард. «То, что случилось со Спайгейт было хорошо задокументировано. Из-за этого правила немного изменились, и их оштрафовали. Я чувствовал, что это непозволительно. Получить награду, имея такое за плечами. Я сначала подумал, что это ирония.»

Щедрость Бьелсы, возможно, сделала больше, чем что-либо еще, чтобы оставить «Грязный Лидс» в истории, но она гарантировала «Шеффилд Юнайтед» Премьер-лигу, а «Лидсу» — место в плей-офф. Среди команд Чемпионшипа «Лидс» занимал первое место по количеству ударов по воротам, созданных моментов и владению мячом. Они заняли третье место в таблице.

На следующий день Крис Уайлдер дал интервью, в котором он выкристаллизовал причины, по которым он выиграл эту Йоркширскую дуэль, в результате которой его признали тренером года:

«Лидс» был переигран семь раз с Рождества, а у нас выиграли лишь один раз за это же самое время. С самого Рождества мы настроились на то, чтобы участвовать в гонке, и мы катком прокатились по этим играм. После международного перерыва, в марте, мы набирали в среднем по два очка за игру. Это форма выхода в АПЛ определила наш путь на протяжении всей напряженной части сезона. Послушайте, не упоминайте ничего о бутылке, или всякой чуши, или о том, как нас вымачивали. То, как мы это сделали, произошло вне поля зрения. Это не получило достаточного значения с точки зрения освещения в средствах массовой информации. Все хотели, чтобы поднялся «Лидс», а мы прошли мимо него, сверкая пятками.

В 1987 году «Лидс» впервые принял участие в плей-офф Футбольной Лиги. Затем клубы, занявшие третье, четвертое и пятое места во Втором дивизионе, присоединились к команде, занявшей четвертое место снизу в верхнем эшелоне, а именно к «Чарльтону». Обыграв в полуфинале «Олдхэм» в двух матчах, команда Билли Бремнера, уже измотанная пробежкой в полуфинал Кубка Англии, встретилась с «Чарльтоном» в двухматчевом финале. Обе игры закончились со счетом 1:0 в пользу хозяев поля, и поскольку Футбольная Лига не предусмотрела серии пенальти, на Сент-Эндрюсе в Бирмингеме была сыграна переигровка. Ужасная игра, за которой наблюдала подавляющая толпа йоркширцев среди темных, пустых трибун, безрезультатно ушла в дополнительное время. Затем последовал штрафной удар Джона Шеридана, который, казалось, положил конец пятилетнему изгнанию «Лидса» из футбола высшего эшелона. Оставалось двадцать одна минута — этого оказалось достаточно, чтобы центральный защитник «Чарльтона», уроженец Шеффилда Питер Ширтлифф дважды забил. Парни Бремнера рухнули на газон, некоторые в слезах. То же самое произойдет и с командой Бьелсы.

В полуфинале им предстояло встретиться с «Дерби». Спайгейт и его последствия создали напряженность между двумя клубами, невиданную со времен ожесточенного соперничества между Реви и Клафом. На Мур Фарм, где Фрэнк Лэмпард объяснил, что у «Дерби» нет денег, чтобы сделать нечто большее, чем положить несколько дополнительных листов брезента по периметру, чтобы защитить базу от любопытных глаз, была предпринята попытка разрядить напряженность. Лэмпард сказал, что уважал Бьелсу, когда тот приехал в Англию, и до сих пор уважает его. Спайгейт, по его словам, не оказал существенного влияния на победу «Лидса» в январе. Со своей стороны, Бьелса сказал, что если бы произошел подобный инцидент как с «Астон Виллой», то они бы играли до свистка судьи и не чувствовали себя обязанными останавливать игру.

Были основания подозревать, что «Лидс» не пройдет через плей-офф. Совпала и их история в этом соревновании, рекорд Бьелсы конца сезона и их жалкая недавняя форма, которая завершилась поражением клубу со дна турнирной таблицы, «Ипсвичу». Было много разговоров о том, что клубы, занявшие третье место, те, кто только что упустил автоматическое повышение, оказывались в невыгодном положении. На самом деле никакого «проклятия третьей команды» не было. За последние тридцать лет команды, занявшие третье место, имели больше шансов на победу, чем кто-либо другой, хотя клубы, занявшие пятое место, добились большего успеха, чем те, кто был четвертым.

Как бы в доказательство этого, «Лидс» продемонстрировал командную, контролируемую игру в первом матче на Прайд Парк. Это было классическое соревнование между великим футболистом — а в «Челси» Лэмпард завоевал все возможные награды — и великим аналитиком игры. Аналитик выиграл первые две партии, а Бьелса выиграет третью.

Контакты Лэмпарда позволили ему взять в «Дерби» на правах аренды двух талантливых молодых футболистов — Мейсона Маунта из «Челси» и Харри Уилсона из «Ливерпуля», которые были нейтрализованы тактикой Бьелсы. Кемар Руф, заменивший дисквалифицированного Бэмфорда, забил хорошо сработанный гол. «Лидс», возможно, выиграл бы и крупнее, чем 1:0, но чисто статистически это было сокрушительное поражения для соперника. Ни одна команда никогда не выигрывала полуфинал плей-офф Чемпионшипа после поражения в первом матче дома. Стоя на солнечном пятне в углу Прайд Парк, фанаты «Лидса» дразнили Лэмпарда, который, как они думали, переигрывал во время Спайгейта, версией песни Oasis «Перестань плакать». Это была мелодия, которую через несколько дней они услышат снова.

Апрель 2019 года, однако, был месяцем, в котором первые игры перестали иметь значение. В полуфинале Лиги чемпионов «Ливерпуль» и «Тоттенхэм» вырвали, казалось бы, подавляющее преимущество у «Барселоны» и «Аякса». Однако вид Маурисио Почеттино, расплакавшегося в Амстердаме и заявившего, что он «всем обязан Марсело Бьелсе», тронул бы сердца «Лидса» больше, чем сердца «Дерби». Впоследствии Лэмпард задавался вопросом, сможет ли он использовать это в качестве мотивации на Элланд Роуд, хотя позже признался, что на самом деле не верил, что это произойдет. Это была мимолетная соломинка, за которую можно было уцепиться. Однако то, что произошло в Лидсе в среду вечером, было столь же драматично, как и все, что можно было увидеть на Энфилде или на Йохан Кройф Арена.

Перед первым матчем, как и в каждом домашнем матче, через громкоговорители Прайд Парк было зачитано стихотворение Джейми Тразивулу, болельщика, живущего в Лондоне, под названием «Мы — «Дерби»». В нем содержались мощные строки: «Мы инженеры с грязными ногтями. Упорный труд и пот текут по нашим венам. Мы — двигатели Роллс-Ройса, гвозди Белпера, моторы Тойоты, поезда Бомбардье.» На Элланд Роуд было что-то более интуитивное. Шарфы были разложены на всех сиденьях, и, когда они были подняты, чтобы создать белую стену, шум превратился в крещендо, смешанное с агрессивными припевами «Маршируя вместе». Это был тот самый шум, который Бьелса узнал бы по самым шумным ночам на Колосо дель Парк, Сан-Мамес или Велодроме: агрессивный, мужественный, уверенный.

«Лидс» прошел почти три четверти пути до полуфинала плей-офф с «Дерби». Они выиграли первый матч со счетом 1:0. Через сорок четыре минуты на Элланд Роуд они вели 1:0. Преимущество в два гола. Толпа была громкой, шумной, торжествующей.

А потом через двадцать минут — двадцать минут, с которыми Бьелса никогда не смирится — «Лидс» потерял контроль над собой, запаниковал и полностью заклинил. «Дерби», забивший один гол за почти пять с половиной часов игры против «Лидса» Бьелсы, забил четыре гола за сорок минут. Незадолго до перерыва Лиам Купер попытался отдать обычный пас назад своему вратарю Кико Касилье, который находился вне своей площади. Двое мужчин столкнулись, и Джек Марриотт, вышедший на замену за «Дерби», который находился на поле всего несколько секунд, закатил мяч в пустые ворота. Касилья был подписан из мадридского «Реала», где он был дублером Кейлора Наваса. Он играл в Лиге Чемпионов. Ему было тридцать два года. Он не был молодым пацаном. Теперь он играл, как мальчишка, подающий мячи, которому бросили пару перчаток и велели встать в ворота. Спрейк однажды забросил мяч в свои ворота на Энфилде в 1967 году, и ему вечно пели серенады с припевами из песни «Неосторожные руки». Ошибки Касильи были гораздо более дорогостоящими. Через несколько секунд после возобновления матча Маунт перебросил его на границе внутри штрафной площади, деликатно в падении подрезая мяч. После Купер отыгрался с пенальти, который назначили за ненужную задержку за футболку. Стюарт Даллас, открывший счет в матче с «Лидсом», снова невероятно пробил. По сумме двух матчей счет был 3:3  — голы на выезде не давали преимущества. Ничья взывала к нескольким минутам равновесия, передышки. Но этого не случилось.

Партнер Купера по центру обороны, Гаэтано Берарди, который сохранил свое место в составе вместо Понтуса Янссона, быстро получил два ненужных единоборства в течение нескольких минут друг от друга и была удален с поля, избивая руками полиэтиленовую стену туннеля. Оборона «Лидса» разваливалась, и путь к голкиперу, который переживал явный кризис, был открыт. Харри Уилсон должен был забить. Мэрриот, также как и Уилсон, продвигаясь через мертвый центр обороны «Лидса», так и сделал.

Последние несколько минут были хаосом: дико нацеленные продвижения игроков с мячом, удары, заблокированные отчаянными, усталыми телами. Именно этого Бьелса не смог уразуметь. Все его методы были связаны с подготовкой, ожиданием, использованием пространства, отношением к футболу как к науке. Он планировал убийство с помощью телескопических прицелов. Вместо этого все свелось к драке в баре. Наблюдая с бровки, Понтус Янссон считал схему матча «абсурдной».

Когда раздался финальный свисток, команда Бьелсы лежала на весеннем газоне, вся в белом, измученная, сломленная, совсем как команда Бремнера на Сент-Эндрюс тридцать два года назад. В стороне слышались кричалки и песни. Голоса Мидленда. Остальные три четверти Элланд Роуд были заполнены удивленной тишиной. Сезон подошел к концу. Он закрылся так, как может захлопнуться дверь, пойманная порывом ветра, с громким, неожиданным и совершенно окончательным ударом.

После было труднее, чем обычно, добраться до Бара Говарда. Нужно было пробираться сквозь толпу болельщиков «Дерби», которые были не в настроении уходить. «Перестань плакать», - неслось в отместку в сторону фанатов «Лидса», когда игроки Лэмпарда ходили по полю, делая руками очертания бинокля, имитируя попытки Бьелсы шпионить за их тренировочной базой. Когда Бьелса вошел в комнату было слышно их пение. Было ясно, что он возьмет на себя ответственность за поражение; возможно, он сделает это, уйдя в отставку. Радио Лидс всегда задавали ему первый вопрос. Его спросили, как «Лидс» мог на двадцать минут полностью потерять контроль. Он ответил на него и позже на пресс-конференции вернулся к сути:

У нас было двадцать минут беспорядка. Я не мог найти решение этой проблемы. Когда атакующая команда исчезает или разочаровывает, мы спрашиваем, должна ли эта команда быть более консервативной, но, если вы посмотрите на игру, худшие моменты для нас были тогда, когда мы и пытались быть консервативными. Лучшие моменты были, когда мы навязывали свою игру. Однако, когда дело доходит до объяснения поражений и разочарований, трудно иметь какой-либо авторитет.

Позже он прояснит: «Джентльмен сказал по поводу этой игры нечто такое, что я никогда не забуду. Он сказал, что команда потеряла управление на двадцать минут. Я сказал, что не смог найти решения этому. Моя работа — находить решения проблем.» Никто в комнате не усомнился в словах Бьелсы о том, что сейчас не время обсуждать его будущее, но для тех, кто искал улики, имелись противоречивые свидетельства. Его контракт с «Лидсом» был, по сути, серией из трех однолетних контрактов. Бьелса сказал, что готов выслушать любые предложения клуба. Однако он дал длинный, вдумчивый ответ, из которого следовало, что в Йоркшире его может больше не быть. «У нас было так много трудностей, что упоминание о них выглядело бы как оправдание того, что мы не смогли достичь нашей цели», - сказал он.

В то же время у нас была возможность финишировать первыми или вторыми и показать, что мы лучшая команда в плей-офф. Мы не смогли финишировать ни первыми, ни вторыми и не смогли выйти в финал плей-офф. Тот факт, что мы не могли достичь чего-то, что было достижимо, всегда вызывает сомнения по поводу главного тренера. Если у тебя есть ресурсы, чтобы что-то выиграть и ты не делаешь этого, ты должен взять на себя ответственность.

Тем временем Лэмпард повел всю свою команду и персонал команды в Кингс Хед, паб в Даффилде, зажиточном городке на берегу Дервента, к северу от Дерби. В опубликованном хозяином бара счете значилось, что они выпили пять бутылок просекко, семьдесят пять Егермейстеров, шестьдесят пять рюмок водки Грей Гус, пятьдесят четыре самбуки, тридцать восемь текилы, двадцать девять стаканов канадского виски и двадцать пять аморетти. И еще там была одна диетическая кола.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные