Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Глаз Народа

Шарапова чуть не закончила с теннисом из-за травмы плеча. Она мешает ей до сих пор

Главная проблема Марии.

Отказ Марии Шараповой от участия в турнире в Петербурге не стал неожиданностью. Парой дней ранее после выхода во второй круг на вопрос о состоянии своего проблемного плеча она отвечала: «Так себе. Я уже много месяцев работаю над ним. Я бы сказала, не сто процентов. Еще много работы».

В среду Мария рассказала, что накануне смогла потренироваться только 20 минут, прежде чем боль в плече вынудила ее остановиться. Те, кто в этих объяснениях слышит «Мне на этом турнире мало заплатили», явно пропустили последние лет шесть карьеры Шараповой и ее последнюю пресс-конференцию на Australian Open, где она сказала:

«На протяжении прошлого сезона и при подготовке к этому плечо было проблемой. Сейчас она сводится к контролированию боли. Это процесс».

Для Шараповой даже такой короткий апдейт – большая редкость: она практически никогда не обсуждает свои уязвимости, и трудно вспомнить больше пары матчей за всю ее карьеру, на которые она выходила с тейпами. Но про ее проблемы с правым плечом уже так хорошо всем известно, что пытаться их преуменьшить на данном этапе бессмысленно.

***

Плечо едва не стоило Шараповой карьеры еще больше десяти лет назад – впервые оно заболело у нее в 2007-м (пропустила грунтовый сезон), но вскоре после победы на Australian Open-2008 ситуация вышла из-под контроля:

«Сначала это была ерунда – небольшая боль в плече на подаче. Но она становилась все сильнее и сильнее, – писала Шарапова в автобиографии. – Дошло до того, что я играть не хотела, – так было больно подавать. Я плакала от боли после матчей, <...> теряла ритм, чувство мяча и уверенность в себе».

После нескольких курсов лечения, прописанных разными докторами и не принесших облегчения (вроде бы даже была в Москве у китайского врача «Спартака» Лю Хуншэня), Шарапова снялась с очередного турнира и поехала в Нью-Йорк к доктору Дэвиду Алтчеку – авторитетному спортивному хирургу, в разное время сотрудничавшему с НБА, ATP и сборной США в Кубке Дэвиса. Алтчек – по легенде, приехавший за Шараповой в аэропорт, – за пять минут установил, что сухожилие в ее правом плече не воспалено, как предполагалось, а порвано.

«Доктор сказал, что мне нужна операция. Нужно сшить сухожилие, и чем раньше, тем лучше. Для теннисиста это серьезная операция – он ничего не приукрашивал. Нескольким теннисистам оперировали плечи, и ни один из них потом не вернулся в топ. «Ты можешь от этого восстановиться, – сказал он. – Но ты станешь другим игроком».

Так и вышло. Шараповой потребовалось семь месяцев мучительной реабилитации и вечной подавленности («Я не чувствую с плечом никакого прогресса. Я делаю все, что могу, но ощущаю только пустоту», – писала она в дневнике), чтобы возобновить выступления после 22-минутной операции, и еще два года – чтобы вернуться в топ-10.

Принято считать, что история больного плеча Марии триумфально закончилась в 2012-м победой на «Ролан Гаррос», после которой она говорила:

«Мне потребовалось много времени, много тяжелых поражений, много неудачных дней. Это был сложный путь. Я ходила мрачная, злая, кричала на людей: «Вы мне наобещали того, что не происходит!». У меня были сомнения, но я продолжала гнуть свою линию, кто бы что ни говорил».

Благодаря титулу «Ролан Гаррос» Шарапова снова стала первой ракеткой мира – совсем как была в 2008-м, когда сломала плечо. Но в игровом смысле после операции она больше не была прежней:

«В итоге я научилась снова бить по мячу, пережила эту боль и эти страхи, но сделала это уже как новый игрок. У меня больше никогда не было подачи как в 17 лет: такой надежной, свободной, раскрепощенной. Мощной. Точной», – писала Шарапова в книге в 2017-м, и все, кто когда-либо в 2010-е считал ее двойные ошибки, понимал, о чем она говорит.

***

Пять сезонов с 2011-го Шарапова закончила в топ-5 и выиграла за это время больше трети своих титулов (13), включая два «Шлема», но и в эти успешные годы плечо продолжало ей мешать.

2013-й она из-за него завершила в августе, в 2015-м после проигранного Серене Уильямс финала Australian Open говорила, что плечо не позволяет ей подавать как хотелось бы, и до конца сезона провела только десять турниров (все равно, впрочем, отобралась на итоговый и чуть не затащила для России Кубок Федерации). Когда в марте-2016 Мария анонсировала роковую пресс-конференцию на уродливом ковре, куда более вероятным казалось объявление о новой операции, чем о проваленном допинг-тесте.

После дисквалификации разные физические проблемы стали главным бичом Шараповой, но и тут солирует плечо. Завершив прошлый сезон после US Open, Мария до конца октября занималась его реабилитацией, но видимо, без особого успеха, так что директор турнира в Петербурге Александр Медведев прямо назвал травму хронической.

В Австралии Мария признавалась, что день на день по-прежнему не приходится, и боль регулярно возвращается, а на ее матчах в Мельбурне и Петербурге было видно, как после некоторых подач она ведет плечом. За год с небольшим она сменила двух физиотерапевтов и сейчас работает с южноафриканцем Ричардом Саттоном – «специалистом по здоровью» и автором книги об управлении стрессом.

Из Петербурга Шарапова улетела рано утром в четверг на встречу с врачами. Она заранее говорила, что после Ladies Trophy не планирует играть до Индиан-Уэллса в начале марта, но с такой динамикой, возможно, стоит ждать более мрачных новостей.

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев; globallookpress.com/AFP7; Gettyimages.ru/Michael Steele; globallookpress.com/Gwendoline Le Goff/Panoramic; Gettyimages.ru/Clive Brunskill; instagram.com/suttonhealth/

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей