ДНИ
ЧАСЫ
МИН
СЕК
Блог Россия-2021

Главное из интервью Широкова: избитый судья хочет «много миллионов», Семак не развивает «Зенит», Путин хорош во внешней политике

На ютуб-канале журналиста Василия Конова вышло интервью с Романом Широковым. Центральная тема – разумеется, избитый судья, но есть еще истории о сорванном переходе в «Анжи», а также мысли про Сталина и Путина. Выбрали главные вопросы и ответы.

Считает, что избитый судья хочет «много миллионов» компенсации. Звонил ему четыре раза, но тот не брал трубку

– Безусловно, [это был эмоциональный срыв], вызванный неквалифицированным судейством. Конечно, такого не должно было быть, но почему-то произошло.

– Ты не задумывался почему?

– У меня нет объяснений, честно говоря. Никогда такого не было, и вот опять. Не знаю, просто эмоции на поле. Там чистый пенальти был.

– По-моему, лет 8 назад ты в интервью говорил, что нельзя решать вопросы с помощью силы, всегда нужно разговаривать. Что произошло?

– Мы ж поговорили. Там видно, что мы о чем-то разговариваем перед этим. О чем-то говорили, я не помню. Наверное, не о хорошем.

– А после этого ты не пробовал с ним поговорить?

– Я пробовал, но он не брал трубки.

– Потому что он как раз говорит, что именно от тебя звонков не было, а звонки были от каких-то представителей.

– От меня, естественно, никаких звонков не было, потому что их не могло быть, если ты не берешь, поэтому они не зафиксированы нигде. На следующий день я ему звонил четыре раза, он не брал трубки. Ну а потом, я так понимаю, его оградили от внешних звонков.

– Ты готов решить вопрос досудебно?

– Мы с моим адвокатом пока не знаем, что хочет сторона потерпевшего, потому что они нигде никакие иски не заявили.

– С другой стороны, я читал высказывания второй стороны относительно того, что Широков богатый человек.

– У нас много в стране кто богатый человек. Это же не значит, что все готовы прийти и отдавать сразу много миллионов, как они хотят.

– А ты знаешь, что они хотят много миллионов?

– Ну, судя по его высказываниям, это звучало так.

– С женой и с детьми разговаривал по поводу соцсетей в тот момент, когда эта волна началась?

– Безусловно. Моему ребенку старшему на следующий день в инстаграме много чего написали. Я его, естественно, попросил закрыть все комментарии. Но потом там другие люди, видимо, одумались, попросили, чтобы ребенку не писали. Жене до сих пор могут написать.

– Ребенок пришел, спросил: пап, что это такое?

– Ему и спрашивать не надо, он был, к сожалению, там. 

«Анжи» предлагал в два раза больше «Зенита», но Широков не поверил в проект – «не лежала душа»

– Было предложение из «Анжи», и ты тогда отказался со словами, что всех денег не заработать. Было такое?

– Якобы было. Официального не было. Один мой знакомый просто поинтересовался – вот, так и так будет.

– Какое предложение было от «Анжи»? Или сумма не фигурировала?

– Что-то в районе 3,5 или 4 миллионов.

– В «Зенит» ты ушел на меньшие деньги?

– Я был в «Зените» на тот момент. Я переподписывал новый контракт. Да, значительно [меньшие деньги]. Почти в два раза.

Я, честно, не верил в этот проект. Я ему отводил 2,5-3 года. Он так и просуществовал, если я не ошибаюсь.

– Ну понимаешь, 6 миллионов за три года или 12 миллионов.

– Я согласен, но не лежала душа. И потом, у меня все хорошо в «Зените» было – комфортный тренер, комфортный город, комфортная команда. Зачем мне было менять, ради чего? Деньги это хорошо, наверное, но не все же деньгами меряется.

Сейчас «Зенит» не развивается (и Семак тоже). Нужно менять игру и брать больше молодых футболистов

– Что происходит сейчас с «Зенитом»?

– Ничего такого, что нельзя было бы предсказать. Все давно говорили, что команда никак не развивалась. Надежда была, что после второго чемпионства как-то поменяют. Понятно было, что уже приспособились все к этой манере игры и нужно что-то менять, но пока новых идей не видно.

 

– Что нужно менять «Зениту»?

– Мне кажется, во всем нужно прибавлять. Да, хорошую сделали замену центральных защитников, даже, можно сказать, классную, но мы уже года три говорим о том, что «Зениту» нужен игрок в центр поля, который разыгрывает. Не просто отбирает, а разыгрывает. Вендел пока, кажется, больше, наверное, приобретен на замену Барриосу. Я думаю, что стратегия по Барриосу была либо зимой, либо следующим летом его продать. Поэтому, чтобы игрок потом не приходил и не адаптировался, взяли Вендела, который может, в принципе, и в паре пока играть.

«Зенит» заложник той политики, которая была – они хотят пусть даже дорого, но взять хорошего игрока. Сейчас в Россию никто не поедет. Ну хорошо, Малком поехал.

«Зениту» нужны молодые игроки типа Барриоса. Вот это была классная инвестиция. Тот же Азмун, если у него есть перспектива... Но он просто российский продукт был, адаптированный. Трудно взять, нужно работать на рынке, как работает «РБ» тот же. Нужно брать каких-то молодых футболистов и здесь уже их доводить до ума, чтобы они прогрессировали, и дальше продавать, и за счет них разнообразить как-то игру.

Семак не развивает «Зенит», к сожалению для него. И сам, мне кажется, как тренер не развивается. Я ожидал больше. Первый хороший сезон – и потом стагнация. Хотя мне кажется, что он должен был больше давать, и может, мне кажется. Я не знаю, с чем связано то, что они так остановились и играют в футбол, условно, «Уфы» – бей вперед, игра придет. Это не для «Зенита».

В депутаты идти не готов, но возглавить город или поселок – можно

У тебя была возможность пойти в политику?

– Не скажу, что возможность была, наверное, были идеи пойти. Но я до сих пор не понимаю, что мне там делать.

– То есть ты себя, например, депутатом Госдумы не видишь?

– Вот депутатом – нет. Скорее если что-то возглавить и делать там что-то руками – я имею в виду какой-нибудь город или поселок – это одно. Но депутатом Госдумы, я думаю, что нет. Все равно нужно какое-то юридическое образование. Точнее, оно у меня есть, но я имею в виду понимание того, какие законы на федеральном, на муниципальном уровне и для чего они нужны, дальше принимать. Их же там разрабатывают, рассматривают и принимают потом.

– Какая работа у тебя сейчас?

– Сейчас – никакой. Хожу к дознавателю каждую неделю, можно сказать, что работа. Пока никакой.

– А варианты?

– Ну, варианты вроде как есть, а вроде как и нет. Посмотрим. Ближе к концу года, я думаю, будет понятно.

– Бывшие команды приглашали тебя на работу после окончания карьеры? «Спартак», ЦСКА, «Зенит».

– Нет.

– А хотел бы попробовать свои силы где-то там?

– Безусловно. Тем более у меня образование есть, позволяющее работать, не тренером, а менеджером.

Навальный – не независимый персонаж, у Путина плохие консультанты, Сталин развязал репрессии, но выиграл войну

– Отношение к Навальному не изменилось?

– Нет.

– А что так отталкивает в нем?

– Все. Меня лично все.

– Ты считаешь, это независимый персонаж?

– Нет. Мне кажется, что уже всем давно понятно, что это не независимый персонаж. Уже начали сейчас вскрывать эти «болотные» темы. Там у них что-то не так шло. У него же была возможность в том же 12-м году консолидировать вокруг себя, но они не могут это сделать. Поэтому их рвение попасть во власть я прекрасно понимаю. Они думают: эти наелись, хватит им бабки, по их версии, пилить, сейчас мы начнем. А дальше за этим ничего не стоит.

Понятно, они привлекают, кто там – профессор экономики, но он нигде, насколько я знаю, в реальной экономике нигде не работал. Теоретически я тоже, может быть, готов что-то возглавить. Практически – никто из них нигде не работал. Вот у них пошел Яшин или кто – ну и где? Ни отчетов, ничего у него последнее время нет. Может, конечно, наговаривают, я ничего не говорю, но он нигде и не опровергает.

– Но при этом ты готов был, если бы ты был в Москве, пойти на Болотную.

– Нет. Мне кажется, я был в Москве. А что там делать-то? Я не понимаю, против чего они. Они против Путина, но не за страну.

– А ты за Путина?

– Я не сказал, что я прям за Путина. Я уже много раз говорил, что мне какие-то вещи нравятся, какие-то не нравятся.

– Какие?

– Мне кажется, мы разумную внешнюю политику ведем, но во внутренней, особенно экономической, у него, мне кажется, консультанты плохие. Либо они не до конца ему объясняют то, что нужно делать. Хотя говорят, что он в этом плане очень сильно прибавил, но я не знаю. Мы не все еще знаем факторы, которые приводят к принятию определенных решений.

– Если брать всех правителей России, включая старые-старые времена, кто номер один для тебя?

– Не знаю, я глубоко так историю не изучал, честно говоря. Здесь с нынешними-то разобраться не знаешь как.

– Ну ты же учил историю, читал какие-то книги. Может, кто-то импонирует. Петр I, Екатерина II.

– Я говорю, я так не погружался сильно. Не знаю. Пока Путин пусть будет.

– Ты читал, когда тебе прилетало за положительные высказывания о Сталине? Основной тон комментариев был, что таким образом ты можешь оправдывать те репрессии, которые были с его стороны.

– Я не оправдываю репрессии, я же говорю, что для всех две стороны медали. С одной стороны – выиграл войну, с другой стороны – репрессии были за 7-8 лет до этого, получается. Чуть раньше даже начинались. Я не оправдываю, но человек все равно выиграл же войну?

– Для тебя Сталин как историческая фигура – положительная или отрицательная?

– Я думаю, что положительная. Больше положительная, чем отрицательная.

– За счет победы в войне?

– Безусловно. Где бы мы сейчас были? Понятно, что это не его одна заслуга, есть и народ, который жизни положил, кто все прошел, всю войну, полководцы и так далее. Но все равно, общую какую-то стратегию он осуществлял, наверное. Про Путина так же – есть одна сторона медали, есть вторая. Где-то хорошо, где-то не очень.

Концерт Широкова в «Коммент.Шоу»: назвал Якина чистым мудаком, вспомнил драку с Глушаковым и ссоры из-за Халка и Витцеля

11 худших игроков «Спартака» в XXI веке

Фото: globallookpress.com/Andrey Fokin/Russian Look; instagram.com/shirokovrn

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья