Велес-онлайн
Блог

«Я выберу играть в ПФЛ, чем сидеть на скамейке в Премьер-лиге». Илья Сухорученко о «Спартаке», Карпине и второй лиге

Илье Сухорученко всего 19 лет. За свою игровую карьеру он успел сгонять на сборы со «Спартаком», перейти в «Торпедо» (Армавир) Валерия Карпина и перезапустить карьеру в «Велесе». Сегодня пресс-служба отобрала админку у Евгения Шиленкова и выкатывает интервью с молодым голкипером.

 

«После «гарюхи» в «Спартаке» поначалу было очень непривычно».

− В одном из интервью ты говорил, что тебя в футбол привела бабушка

− Да, так и есть. Бабушка отвозила на тренировки, даже с тренером общалась по поводу моего прогресса. Начинал в спортивной школе "Москвич", которая находится в Текстильщиках. Вообще я был ленивый ребёнок, но поговорили с родителями и решили пойти на футбол. Попробовал – понравилось, начал ходить на тренировки. Поначалу у нас не было разделения на амплуа: мы учились отдавать передачи, чеканить. После чего начали делить по позициям на поле. Из-за того, что я был самый высокий, меня поставили на ворота.

− Ты из спортивной семьи?

− Нет, у меня родители из рабочего класса.

− Хорошо учился в школе?

− Не отличник, но в основном всегда выходили четвёрки. Конечно, бывало, прогуливал уроки, но, думаю, все так делали.

− Ты жил в Текстильщиках на тот момент?

− Да, но ближе к Печатникам. Там две станции на электричке.

− Есть стереотип, что там даже сейчас можно нарваться на хулиганов. У тебя не было таких историй?

− Не знаю, никогда не попал в такие ситуации, чтобы меня прессанули на районе. В школе, конечно, были драки пару раз. Всё-таки дети, баловались. Это нормально.

− Что больше всего запомнилось в «Москвиче»?

− Это начало моего футбольного пути. Откуда уже тренер вывел меня на такой уровень футбола, что меня взяли в академию «Спартака».

− Как приглашают в «Спартак» в таком возрасте?  

− «Москвич» играл с «Буревестником». Перед игрой тренер сказал, что на меня будут смотреть люди из «Спартака». Отыграл хорошо, взял пенальти. Правда, проиграли 0:1, но там очень тяжелый мяч был. Нынешний директор стадиона «Спартаковец» Николай Николаевич Кожуткин после игры пригласил меня в «Спартак». Поговорили, обсудили всё и приняли решение о переходе. Единственной проблемой для родителей было то, как добираться до Сокольников. Я на тот момент маленький был, одного родители отпускать боялись. В итоге всё-таки рискнули. Добирался сначала на метро, потом на трамвае. Дорога занимала около 50-ти минут.

− Эйфория была, когда взяли в «Спартак»?

− Если честно, тогда не понимал, что такое «Спартак», «ЦСКА». Даже особо не следил за футболом. Уже, когда попал туда, начал осваиваться. Постепенно понял, в какой клуб попал и какие усилия надо прилагать, чтобы дальше развиваться.

− Контраст после «Москвича» сильный?

− Во-первых, искусственное поле. После «гарюхи» (гаревое поле, прим. ред) поначалу было очень непривычно, даже удивительно, что такие поля вообще есть. Во-вторых, тренировочный процесс. В "Москвиче" у нас тренера вратарей не было, а в "Спартаке" уже занимались отдельно, это очень понравилось.

− Какое самое яркое событие в академии?

− Когда мы командой 1997-го года рождения выиграли Первенство России. Я тогда очень хорошо отыграл. Четыре, если не ошибаюсь, игры на ноль. Был очень счастлив.

− При этом ты сам 1998-го года.

− Да, у них тогда основной вратарь был травмирован. Вызвали меня как молодого, а я шансом воспользовался.

− А как же матч, где вы обыграли «Барселону»?

− Это, конечно, тоже запоминающийся момент. Как нас судьи там «душили», вообще жесть. Это был турнир в Мальорке, и на групповой стадии нам попалась «Барса». На минуте шестой мы повели и дальше встали в оборону, а во втором тайме нас вообще со своей половины не выпускали. Отбились, выиграли.

− Ты запомнил кого-то из их состава?

− Нет, помню, у них выделялся там китаец и два парня из Южной Америки, быстрые и техничные были. Но наши защитники с ними справились.

− На сборах часто бывают весёлые истории, особенно когда тебе 13-14 лет. Расскажи какую-нибудь.

− Я сам по себе спокойный человек, в какие-то историю не люблю влезать. Тренировочный процесс идет, после чего отдых, восстановление. Погулять, поразвлекаться можно, конечно, но не так, чтобы потом были проблемы.

− Ты провел первую тренировку с дублем очень рано. Как это произошло?

− На тот момент создали команду "Спартак-2" и всех «старичков» забрали в туда. После этого уже набрали новый дубль из молодых игроков, и Ринат Файзрахманович Дасаев пригласил меня.

− В дубле ты работал под руководством Дасаева. Какой он тренер?

− Покричать он мог, если что-то не выполняешь, чтобы не расслаблялся. Считаю это правильным, когда тренер повышает голос. Ведь это значит, что ему не все равно и то, что он требует, нужно выполнять. А не сыграл так, как захотел. Он великий вратарь, опытный. Тренировочный процесс проходил интересно, иногда можно было даже посмеяться, повеселиться. При этом всегда требовал от нас, чтобы мы работали, до конца выжимали из себя всё.

− Как считаешь, что он самое главное Дасаев тебе дал?

− Если говорить о спортивной части, то у меня очень сильно развилась прыгучесть, потому что мы регулярно прыгали с ним через барьеры с набивным мячом, и в основном у нас работа шла через барьеры с прыжками. Благодаря этому у меня сейчас такой прыжок, что я могу отбивать мячи из девяток.

− Ты играл в юношеской сборной, причем в одно время с ребятами на год старше.

− Изначально меня вызвали в сборную 1998-го года, и на тот момент с нами поехал тренерский штаб, который тренировал 1997-ой год. У нас был турнир в Италии, где я неплохо проявил себя. С Италией мы сыграли вничью, а Германии проиграли 0:1, хотя были неплохие шансы на ничью. После этого на следующий сбор меня вызвали уже в сборную 1997-го года.

− Что ты почувствовал, когда тебя впервые вызвали представлять национальную команду?

− Честно, был мандраж, потому что представлял эту ответственность, которая на тебя давит. Всё-таки это сборная это совершенно другой уровень. Нельзя где-то слабину дать, нужно полностью себя настраивать, готовить к ответственным играм, турнирам, чтобы поднимать сборную на высшие строчки всех рейтингов. После каждого вызова Ринат Файзрахманович подбадривал: «Доказывай, всё в твоих руках. Главное не оплошать, всё будет хорошо».

«Врачи прижигали электродами кусочек сердца, который за это отвечает»

 

− В июле 2015 ты проводил предсезонный сбор со «Спартаком» в Швейцарии…

− Вызов был удивлением, хотя я знал, что Антон Митрюшкин уехал играть за сборную, и в основе оставалось два вратаря. Поэтому кого-то из второй команды или молодежки должны были взять. Выбор пал на меня. Я очень обрадовался, что выпала возможность показать себя на более высоком уровне. В основной команде сам тренировочный процесс более высокого уровня: гораздо выше скорости все, а удары сильнее.

− Артем Ребров и Сергей Песьяков как тебя приняли?

− У «Спартака» всегда был очень дружный вратарский коллектив, никогда не возникало проблем. Ребята подбадривали меня как в тренировочном процессе, так и вне поля.

− Кто был самый весёлый на том сборе?

− Наверное, Промес. Всегда ходит, улыбается, хотя на поле трудоголик. Из российских игроков, думаю, Глушаков. Тоже улыбчивый парень. 

− В какой момент у тебя появились проблемы со здоровьем?

− На одной из тренировок дубля мне стало плохо, сел на поле, голова кружилась. Отправили на обследование, на котором выявили тахикардию (учащенное сердцебиение). В бытовой ситуации пульс мог подняться до 160-ти, а давление бывало 180 на 100. Надо было делать операцию. Как мне объяснили, врачи прижигали электродами кусочек сердца, который за это отвечает. В итоге всё прошло успешно, и я продолжил свою карьеру.

− Ты покинул «Спартак» из-за проблем со здоровьем?

− Я получил предложение от «Торпедо» (Армавир), которое играло в ФНЛ.  Президент клуба Валентин Сергеевич Климко пригласил меня попробовать свои навыки в ФНЛ. Я не отказался. Плюс тренером там был Валерий Георгиевич Карпин. Было интересно поработать с ним и его испанским штабом.

− Карпин лично звал?

− Валерий Георгиевич через агента договаривался. Они знакомые. Карпин - очень сильный тренер, особенно в плане тактики и работы. Никогда футболистам спуску не давал. Он максималист, всегда хочет добиваться только лучшего результата во всех турнирах. У нас была веселая история в «Торпедо», когда 8 марта мы вместе с Валерием Георгиевичем поработали на заправке – заправляли автомобили девушкам. Забавная история, понял механику работы заправщиком. Да и в целом время в Армавире было неплохим.

− Кто-то еще выходил с предложением?

− Не знаю, агент сказал, что есть вариант с «Торпедо» и что мне лучше сейчас поехать туда.

− Какой была зарплата молодого русского игрока в ФНЛ?

− Прилично больше чем в дубле. Но для меня это было не главным, я хотел поиграть на серьезном уровне.

− Где жил в Армавире?

− Нам специально выделяли деньги, чтобы мы себе снимали квартиру. Я жил вместе с другим вратарем в двухкомнатной квартире. В плане быта проблем не было.

− В свободное время скучнее чем в Москве.

− Не согласен, это смотря как время проводить. Там есть те же кинотеатры, боулинг. Хотя на развлечения редко времени хватало: часто после тренировок настолько уставал, что приходил домой и сразу ложился спать.

− Почему команда с таким тренером в итоге провалилась?

− Первая половина сезона далась команде тяжело. Насколько я знаю, команда не успела заявить новых игроков к началу чемпионата, и пришлось играть теми, кто играл еще в ПФЛ. В итоге ко второму кругу подошли на последнем месте. Потом новых игроков заявили, и пошли хорошие результаты, но уже было поздно, отрыв был слишком велик.

− За клуб из Армавира в официальном матче ты так и не сыграл. Что произошло?

− На предсезонном сборе, не знаю, наверное, из-за нервов не получилось показать себя, и сезон начал как третий вратарь. Но я старался показывать себя на тренировках, работал, но в итоге, видимо, не доказал. У них была молодежная команда, но там играли ребята из их спортшколы. Из команды никого не спускали туда играть.

− Переход получается был ошибкой?

− Нет, ни в кое случая я не жалею, что поехал. Я очень много опыта получил.

«Я выберу играть в ПФЛ, нежели сидеть на скамейке в Премьер-лиге»

− Ты уже больше года в «Велесе».  Переход в новый футбольный клуб – это определенный риск для игрока…

− Когда приходил, не думал об этом. Хотел попасть в команду, в которой я буду играть и в которой я буду нужен. Когда уехал из Армавира после расторжения контракта, я где-то месяца три вообще не занимался футболом. Играл только во дворе с друзьями. После чего позвонил агент и сказал, что есть вариант с «Велесом», играющим в КФК. Говорил, что команда амбициозная, собирается подниматься в ПФЛ и что он может позвонить тренеру и поговорить насчет меня. В итоге я приехал на тренировку, меня просмотрели, и дальше я стал тренироваться с ними.

После расторжения контракта с «Торпедо» ты попал в Третью лигу (на момент перехода Сухорученко, «Велес» выступал в КФК).  Увиденное удивило?

− Я не скажу, что игроки были намного слабее. Многие ребята со спортшкол, поигравшие. Разница в уровне не сильно бросалась в глаза.

− Спустя год не пожалел, что перешел в «Велес»?

− Вполне высокий уровень, потому что даже команды, которые находятся в ПФЛ довольно давно, находятся не на таком уровне, который уже достиг «Велес». Клуб ставит перед собой максимально высокие задачи в плане инфраструктуры, работы с болельщиками. Я думаю, что многие клубы, которые находятся в ПФЛ многие годы не могут похвастаться такой поддержкой. Это заслуга не только президента клуба, в «Велесе» каждый старается выкладываться на максимум и это очень заметно. Так что всё пока идет хорошо, надеюсь, дальше будет также продолжаться.

Евгений Шиленков позиционирует себя как открытый президент. Это действительно так?

— Был момент, сам Евгений набирал мне, говорил мне, что, если будут какие-то вопросы, запиши мой номер, звони в любой момент.

Ну «Велес» для тебя – явно история не про деньги.

— Я выберу играть в ПФЛ, нежели сидеть на скамейке в Премьер-лиге. В РФПЛ, хоть и большая зарплата, перспектив закрепиться мало. У нас больше доверяют опытным вратарям. Хочется своим трудом и своей работой доказывать то, что ты действительно стоишь чего-то. В моем возрасте нужно играть. 

− Сергей Лапшин – тренер «Велеса», какой он в общении с командой?

− Как тренер, как человек, он хороший. С ним тоже можно всегда пошутить, посмеяться. При этом очень требовательный: ему не нравится, когда команда начинает что-то своё гнуть. Он до конца стоит на своём, чтобы мы играли так, как ему нужно, и пытается донести, что это правильно.

− Какой матч в футболке "Велеса" за этот год для тебя самый запоминающийся?

− Думаю, с «Казанкой». Была очень важная игра, нужно было побеждать, забирать три очка. По ходу матча мы вели 1:0, но соперник, играя в меньшинстве, сравнял счёт. Мы не бросили играть, пошли в атаку и забили ещё один гол. Благодаря этой победе у нас теперь отставание от "Казанки" небольшое совсем, можно догонять их спокойно.

− В команде есть такой игрок как Валерий Лихобабенко, которому в феврале исполнится 42 года. Как ему удается столько времени оставаться в игре?

− С Валерой мы хорошо общаемся, даже часто бывает ездим до дома на метро вместе после тренировок. У него нет такого, что вот я старый, на опыте. Он очень спокойный как в жизни, так и на поле. Да, ему 42, но по работе ему столько не дашь. Я думаю, он еще немало лет поиграть может.

− В раздевалке как-то подкалываете его?

− Это он больше всех подкалывает. Также шутит со всеми. Часто у них с Игорем Драгуновым и Славой Данилиным бывают веселые беседы.

− Как считаешь, реально выйти в ФНЛ в этом году?

− Реально. У нас осталось девять игр, в которых нужно набирать максимальное количество очков. Среди них как раз матчи против лидеров. Думаю, команда хорошо подготовится к этим матчам, и мы будем бороться до последнего, чтобы выйти в ФНЛ.

− Как расслабляешься после матчей?

− Домой еду, играю в FIFA. Стараюсь уставшим никуда не выходить.

− Мысли стать видеоблогером не было?

− Были такие мысли. Хотели с моим другом Вовой Дорохиным , который в одно время был в «Велесе», этим заняться. Думали снимать матчи, челленджи, открытие паков, но не дошли пока до этого.

− Ты донатил в FIFA?

− Да, но сколько рассказывать не буду (улыбается).

− То есть больше пяти тысяч?

− Больше не только пяти, но и десяти и даже пятнадцати.

− Кем бы ты был, если не футболистом?

− Не знаю даже. Строителем, наверное, пошел бы работать. В детстве любил "Лего" собирать, из песка что-то строить.

Наш сайт

Наша группа ВКонтакте

Наша страница в Facebook

Наша страница в Instagram

Наш канал в Telegram

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья