Скорость
Блог

Эксклюзивное интервью с Николаем Марценко

Николай Марценко, блестяще начавший сезон в Мировой серии Рено, вынужден был прервать свои выступления из-за проблем со спонсорами. Во время дебютного Гран При России наш соотечественник вернулся за руль гоночного болида. На этот раз GP3. О перипетиях карьеры красноярца, текущем положении дел гонщика, а также о многом другом Вы узнаете в нашем обстоятельном интервью.

Виталий Мошин: Как в целом складывается карьера? Почему ты покинул World Series by Renault?

Николай Марценко: Май выдался нелегким. Сезон, в целом, начался хорошо. Мы смогли значительно сократить расходы и повысить эффективность. В этом плане нам сильно помогла Оксана Косаченко. Она сыграла важную роль в организациипроцесса. К сожалению, после второй гонки мы потеряли финансирование. Мы хотели пропустить гонку в Монако, так как на нее у нас не было денег. Средства были только на один этап из двух. Выбирая между Монако и Спа, мы решили, что лучше поехать в Спа, так как вероятность набрать очки там была больше, ведь в Спа планируется две гонки, а в Монако всего одна. После Спа мы поняли, что шансов гоняться у нас нет. Компания, которая нас финансово поддерживала испытывала серезные трудности в бизнесе и не могла мне помочь продолжать карьеру. Это был наш третий сезон в WRS. Для меня это был переломный момент. У меня в контракте были четко прописаны результаты, которых необходимо было достичь по ходу сезона. Я должен был опережать Сергея Сироткина и быть как минимум в первой пятерке в борьбе за победу в чемпионате. По этим критериям я полностью укладывался в требования контракта несмотря на неудачи. За те гонки, что мне удалось провести в этом сезоне, я успел побывать на подиуме. Если говорить о статистике в отношении скорости на круге, то по данным измерений мы стабильно имели второй результат по скорости в чемпионате после Карлоса Сайнса, который, кстати, сейчас растерял все свое доминирование. У нас была быстрая машина. Конечно, я не знал, чего можно ожидать от каждой гонки, но в итоге мы оказались быстры на трассах разных конфигураций, используя разные настройки. К сожалению, никто не был готов к потере финансовой поддержки. Мы работали на долгосрочную перспективу (месяцы, годы), и  тут приключилась такая беда. Деньги необходимо было искать в считанные дни. Безусловно, найти финансирование в таких условиях было невозможно.

В результате нам пришлось взять паузу: я провел тесты в разных командах, например, в Nissan, в поисках места в заводской команде Nissan Nismo в классе GT-R. Также я тестировал машину LMP-1 компании Lotus, помогал ее доработать. Затем компания столкнулась с огромным количеством проблем различного характера, я им просто оказался не нужен. Я пытался пробиться хотя бы где-то. Так, нашлась команда Hilmer, которая в настоящее время проводит свой первый сезон в GP3 в этом году. В команде прекрасно понимают, что необходимо усердно работать, для того чтобы быть в группе лучших. Меня пригласили, чтобы я помог с настройками и продвижением  в чемпионате. Мне дали возможность выступить в Австрии, где у нас были проблемы с двигателем, и здесь, на домашнем этапе, поскольку у команды было свободное место. Владельцы команды нашли финансирование для русского гонщика. Я узнал об этом в последний момент. Первый разговор по этому поводу состоялся во вторник, в среду был второй разговор, и стало понятно, что команде будет очень тяжело найти поддержку. В итоге, команда выделила собственные средства на мое выступление здесь. За это и я им невероятно благодарен, так как мне очень приятно просто находится здесь, и конечно же, я рад выступать перед домашними трибунами.

К сожалению, у нас не очень хорошие результаты тут. Но был и момент невезения: в квалификации у нас произошла ошибка в калькуляции тормозного баланса, из-за этого постоянно блокировались передние шины. О том, что эта проблема может быть исправлена, стало известно только после квалификации, когда машина уже стояла в условиях закрытого парка. В гонке, как выяснилось, камешек, или что-то подобное, попал в воздухозаборник, который обеспечивал охлаждение левого переднего тормозного диска. Это привело к поломке сенсора, который измеряет скорость колеса. Кроме того, крепление подвески расшаталось, что изменило частично высоту машины: правая часть была на 2 мм ниже. За счет этого машина терлась об асфальт, что приводило к потере прижимной силы. В результате, в гонке мне не удалось показать такую скорость и стабильность, как хотелось бы, ведь машиной было очень тяжело управлять. Завтра будет еще одна гонка, и я надеюсь, что все будет хорошо, и мне удастся показать должную скорость и стабильность, и отыграть позиции на трассе. В любом случае, я получаю удовольствие от своей работы и атмосферы в команде.

ВМ: Полагаю, проблемы с сенсорной колонкой никак не помешали движению, или это тоже было одним из отрицательных моментов?

НМ: Колонка сенсора не помешала, но мы не получили определенные замеры после 2/3 дистнации гонки. По телеметрии в команде наблюдали за скоростью каждого колеса. Стало понятно, что в определенный момент что-то произошло с сенсором.

ВМ: Трагическая гибель Максима Травина кардинально повлияла на твою карьеру?

НМ: Я бы не сказал так. Мы с Максимом Травиным уже не работали над моей карьерой на момент его гибели. Он был для меня старшим братом, с которым мы все это начали. За время нашей дружбы и сотрудничества он привел меня к успеху. Без него я, конечно же, не смог бы ничего добиться. Он вложил в меня свои время, силы и нервы. Так что когда он погиб, я понял, что потерял старшего брата. Мы с ним успели объездить половину Европы и побывали в различных ситуациях. У меня осталось огромное количество хороших воспоминаний. Я рад тому, что он всегда меня подерживал. С ним было связано много позитивных эмоций. Кроме того, я рад, что мне удавалось добиваться высоких результатов, это было настоящей наградой за его труды.

ВМ: Он был отличным гонщиком. Почему Макс не выступал вместе с тобой в основной серии немецкой Формулы 3, предпочитая гоняться в Трофи?

НМ: Опять же стоит помнить, что на все нужны средства. Для выступления в кубке необходимо было более серьезное финансирование. А еще, он прекрасно понимал, что его спортивная карьера не дойдет до Формулы 1, он просто получал удовольствие от жизни. Он был невероятно позитивным человеком, наверно, самым позитивным из всех людей, что я когда-либо знал.

ВМ: До того как начались проблемы с финансированием, планировал ли ты принять участие в GP2 в будущем году?

НМ: У меня была лишь одна задача в этом сезоне – добиться хорошего результата не только на одном каком-нибудь этапе, но и в чемпионате в целом. У нас был отличный темп в начале сезона, я был очень сфокусирован на деле и работал на результат. В долгосрочной перспективе мы предполагали выход на новый уровень, когда наши труды могли бы по достоинству оцениваться.Постоянно вкладывать такие большие деньги и не получать ничего взамен очень тяжело. Затраты на перемещение, например, очень высоки - просто невозможно так жить всегда.

ВМ: Но ведь во всех младших формулах нужно самому платить за участие…

НМ: Да, это, конечно, здорово, но эти деньги, скорее всего, никогда не окупятся, а у нас была задача хотя бы начать зарабатывать…

ВМ: В кузовах?

НМ: В кузовах, или, например, в Le Mans, в DTM и так далее. Я готов был идти туда, где я мог бы получать деньги за то, во что мы вкладывали столько средств, времени и сил. Задача была именно в развитии успешной карьеры. Я бы не сказал, что у меня именно в Формуле 1 заключалась основная цель. Я прекрасно понимал, что без денег туда будет прийти очень трудно. Я не смог добиться того, что привело бы меня в Формулу 1. Если бы мне удалось закончить чемпионат WSR 3.5, то еще можно было бы говорить о перспективах. Сейчас же мы можем лишь сказать: да, у нас был подиум, да, мы были быстры, но это все необходимо постоянно подтверждать на деле, а у нас остались только слова.

ВМ: Кто был главным спонсором?

НМ: Спонсором была компания "Иллан", которая в данный момент переживает очень тяжелые времена.

ВМ: Концовка этого сезона для тебя еще неизвестна? Не знаешь, в какой серии ее проведешь? Нет гарантий?

НМ: Нет. Я не уверен, что я смогу выступать на следующем этапе GPЗ. Мы работаем сейчас с командой Hilmer, и я надеюсь, что сотрудничество приведет к какому-либо продолжению , что я смогу показать хорошие результаты и принеси пользу, а команда, в свою очередь, сможет найти необходимое финансирование и выполнить те задачи, которые у них имеются в настоящее время.

ВМ: Осталась ли мечта попасть в Формулу 1, или ты уже не думаешь об этом?

НМ: На самом деле, все может быть. Но сейчас моя задача найти хорошую работу, при этом я рассматриваю и вариант отказа от автоспорта в случае более успешной карьеры в какой-либо другой области. В жизни я хочу добиться успеха в том, чем я занимаюсь. Если у меня нет шансов продолжить свою карьеру в автоспорте, я с удовольствием займусь чем-то другим.

ВМ: Для этого у тебя есть образование?

НМ: Да, я закончил бизнес-школу в Англии. Сейчас учусь в РГГУ на юридическом факультете. Учеба сложная, но очень интересная.

ВМ: Уже успел погулять по Сочи?

НМ: В Сочи я был только раз на трассе, и это было до Олимпийских Игр. Город напоминал одну большую стройку.  Мы уезжаем в понедельник, так что в воскресенье вечером мы обязательно съездим в город вместе с командой и что-нибудь посмотрим. Сам я там не был, и не знаю, куда можно пойти, чтобы с огоньком провести вечер.

ВМ: Благодарю за подробные ответы. Желаю успешного продолжения гоночной карьеры и всяческих успехов в жизни!

НМ: Спасибо большое!

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья