Сила в движении
Блог

Пост о сильном человеке. Елизавета Кунстман болеет за «Динамо», ведет сборную к золоту Токио, мечтает сделать мир лучше

Здесь не будет голов, ярких силовых и тактики про хоккей. Преданная болельщица московского «Динамо» долго шла к своему главному старту в жизни. Накануне Паралимпийских игр в Токио специально для блога «Сила в движении» мы пообщались с капитаном сборной России по волейболу сидя и по совместительству – болельщицей бело-голубых Елизаветой Кунстман. Эта история про силу духа и про то, что в жизни все возможно.

Об играх в Токио

— Впереди главное событие в твоей спортивной жизни – Паралимпийские игры в Токио. Какие планы?

— Это действительно самые долгожданные игры. Особенно после ситуации в Рио-де-Жанейро, когда нас не пустили. Получается, уже девять лет мы готовимся. Сейчас заключительные сборы. Конечно, есть волнение, потому что это очень большие игры, и у нас серьезная группа – действующие паралимпийские чемпионы и многократные чемпионы – это добавляет внутреннего переживания. Однако у всех настрой побеждать, будем стараться.

— Какие страны входят в вашу группу?

— Мы – паралимпийский комитет, Руанда, Америка и Китай. Америка – действующие чемпионы, а Китай – многократные.

— Китай и Америка, получается, главные соперники?

— Они вообще на всех соревнованиях у нас главные, а здесь мы еще и в одной группе, из которой дальше выйдут только две команды.

— А на твой взгляд из этих двух стран кто сильнее?

— Наверное, все-таки Америка, потому что у них более высокий блок. Китай быстрый, но блок у них ниже даже, чем у нас. Американцы такие прямо мощные.

— За счет чего им удается добиваться таких высоких результатов?

— Не знаю. У них хорошая команда и они на протяжении длительного времени вместе, не меняются. Также мы встречались с ними на таких крупных соревнованиях, как Чемпионат мира в 2018 году, и тогда нам удалось преломить ход событий и стать чемпионами – это было впервые за всю историю российского волейбола сидя.

— Значит, непобедимых не существует?

— Конечно! Все в одной обстановке, у всех одни переживания. Мы все люди – сегодня ты выигрываешь, а завтра проигрываешь.

— Как говорится, без поражений не бывает побед.

— В любом случае, будем стараться. Мы начинаем первую игру с Китаем. У нас вариантов нет – должны побеждать, чтобы пройти дальше.

— Как строятся сами соревнования на Паралимпиаде?

— Мы начинаем 28-го августа, и игры у нас через день. Встретимся с каждой командой из своей группы, дальше пройдут две сборные. Затем уже игры крест-накрест с другими группами. Максимум будет 5 матчей вместе с финалом – мы надеемся их все сыграть.

— Ты уже затронула тему про 2016 год, когда случился допинговый скандал, и вы все лишились возможности поучаствовать в Паралимпиаде. Что вообще происходило внутри в тот момент?

— Это, наверное, были самые ужасные эмоции из спорта. Когда на протяжении длительного времени готовишься, у тебя серьезные физические нагрузки и вроде бы вот-вот ты уже близок к своей мечте, а тебе говорят: «Извините, Россию мы не допустим». Нам до последнего обещали, что чуть-чуть – и все решится, что самолет нас ждет, но все понимали, что решение никто не поменяет. На базе все плакали, потому что кто-то планировал завершить свою карьеру на тех играх. После Рио были и хорошие моменты – победа на Чемпионате мира вдохнула в нашу команду, так скажем, новую жизнь и перекрыла те плохие эмоции. Сейчас мы также ждали – игры перенесли на год. Было неизвестно, отменят их или нет. До последнего никто не знал, пока не зажгли Олимпийский огонь.

— Наступило облегчение после этого?

— То, что игры уже близки – да, есть такое. Сейчас самое главное – меры безопасности, связанные с коронавирусом. Это происходит очень неожиданно и может выбить любого человека. Главное –туда доехать всем. Так как у нас командный вид спорта, нельзя потерять ни одного игрока.

— На базе вы находитесь в некоем «пузыре»?

— За территорию нам выходить категорически нельзя. Есть и дополнительные требования: нельзя по базе много перемещаться, только в столовую, на тренировку и на процедуры. Даже это многим не помогает — это такая лотерея, конечно. Первым требованием в Токио будет всегда находиться в маске, где бы ты не находился. Будет только пять пунктов, по-моему, когда можешь ее снять: когда ешь, пьешь, спишь, тренируешься и играешь. За нами будут следить с помощью камер, плюс нужно будет скачать специальное приложение для въезда в страну. В общем, все строго с этим.

— Перед этой поездкой на Паралимпиаду трудности тоже тебя не обошли стороной. К сожалению, на твоем пути встретился мошенник, из-за которого появился огромный кредит, а участие в составе сборной встало под угрозу. Как решили проблему?

— Да, была такая ситуация. Все началось еще с 2017 года, точнее – раньше. Я делала у этого человека протезы. Первые сделали вообще нормально, тренировалась на них ходить. Пришло время менять, и он мне снова предложил свои услуги. У нас в России эта система работает так: сначала подписывается договор c банком, который оплачивает все материалы, а потом по готовности ФСС возвращает деньги, то есть государство оплачивает. Здесь же получилось так, что до конца протезы не сделали. То, что отдали, было настолько некачественным, все шаталось. Я пыталась выйти на связь, и в какой-то момент мне сказали, что главного сейчас нет, и запчастей тоже нет. Никто не знал, что кредит не погашается, и возникли какие-то трудности. На мои вопросы всегда отвечали: «Все нормально, никаких проблем нет, вас это не должно касаться». Стала потом появляться информация, что люди пострадали от этого человека – девочка из моей команды в том числе. Она узнала почти сразу, а я только в 2019 году, когда возвращалась с Чемпионата России, который проходил в Астрахани. С того момента мы начали поднимать шумиху. Долг перед банком вырос уже до 9,5 миллионов. Спасибо моему адвокату, который помогал со всеми делами. Буквально месяц назад мы закончили судиться, и официально вышло решение, что с меня все сняли.

— Кажется, всегда те, кто борются за правду, в итоге побеждают. Хорошо, что все решилось.

— Это был такой шок, когда на тебе висят такие миллионы. Выезд заграницу, естественно, стоит под вопросом. Следственный комитет взял все под свой контроль, и спасибо им за то, что ничего не заблокировали и разрешили выезд. Надеюсь, что после Токио и Чемпионата Европы смогу заняться протезированием. Сейчас мне предлагают сделать по такой же схеме, но я пока что не готова, так как только закончили с судами. Волнительно это делать.

На днях была онлайн-встреча с Владимиром Путиным. Тебе выпала возможность с ним пообщаться. Почему выбрали именно тебя?

— Паралимпийский комитет решил, что я с этим лучше всех справлюсь. Честно, не знаю почему. Это было очень неожиданно, особенно когда нужно было выучить текст. И, конечно, ты не каждый день говоришь такие слова президенту, которые подхватили все новостные ленты.

— Волновалась перед тем, как произносить речь?

— Мне ее дали за несколько дней перед сборами, потом поменяли. Я учила это днем и повторяла перед сном. В момент, когда нужно было произносить речь, было ощущение, что забываю все слова. Потом стало спокойно, так как Владимир Владимирович начал со мной контактировать.

О хоккейном клубе «Динамо» Москва

— Помимо того, что ты сама спортсменка, в твоей жизни спорт повсеместно. Ты болеешь за хоккейное московское «Динамо». Расскажи, как вообще появилась любовь к хоккею и конкретно к команде?

— За «Динамо» я начала болеть как только переехала в Москву. Это был 2011 год. Как-то так сразу сложилось, что мы пришли именно на игру «Динамо», и нам понравилось. С тех пор все и началось. Я действительно люблю нашу команду, и мне нравится ездить на выездные матчи вместе с мамой. Это прекрасные эмоции, когда ты едешь в другой город болеть за своих ребят.

— В каких городах уже была?

— Ну, Московская область не считается. Нижний Новгород, Череповец, Санкт-Петербург, Уфа, Магнитогорск, Челябинск. Конечно, не всегда получается, потому что игры иногда совпадают с моими тренировками. Когда мой выходной совпадает с матчем – это, конечно, идеально. Планирую куда-нибудь подальше еще съездить.

— Куда, например?

— Определенного города нет. Везде интересно. Кстати, был такой момент в этом плей-офф, когда играли в Череповце, мне оставили билет на фан-сектор. Коронавирусные меры тогда еще действовали, но, казалось бы, нет ничего сложного, чтобы открыть одну дверь и запустить меня оттуда, а в итоге меня запустили в середине арены и на руках тащили через все сиденья. Опять же, когда выпускали с матча, открыли ту самую дверь, которая мне нужна была перед игрой… В общем, какой-то бред, мне кажется (смеется). Я бы никак ни с кем не контактировала. А так, во всех городах есть специальные места и никаких проблем нет. Если даже и есть, то через какое-то время они исчезают.

— Ты еще общаешься с игроками московского «Динамо». О чем обычно ваши беседы?

— Ну, не то чтобы мы каждый день списываемся, но бывает после игр можем встретиться и спросить друг у друга как дела. Также могу написать и поздравить с победой, пожелать удачи. Игроки «Динамо» помогают мне с билетами на выездных играх. Андрей Миронов особенно. Хоккеисты меняются, с кем-то поддерживаем контакт в том же Instagram. Но что бы ни происходило, Андрей всегда рядом. Это очень хороший человек, и мы всей семьей его очень любим.

— То есть не зря у тебя джерси с номером 94?

— Конечно! Это же он мне его подарил (улыбается).

— Можно смело назвать Андрея твоим любимчиком?

— Мне нравится его игра, интересно за ним смотреть. Бывает, критики что-то говорят, но это про всех так. Мне нравится наблюдать за его ростом. Когда я начала болеть за «Динамо», Андрей был достаточно молодой, и я была еще меньше — даже есть фотография, где мы мелкие, а сейчас он уже Андрей Миронов! Любимчик… Ну да, можно так сказать, но также я болею за всю команду. Нельзя сказать, что люблю только Миронова, а всех остальных нет. Мне нравится просто болеть за клуб, проявлять эмоции, кричать кричалки.

— Андрей Миронов – защитник. А кого из нападающих можешь выделить, на кого больше всего внимание обращаешь во время игры?

— Ну понятно, что первое звено видят всегда и все. Вот Ваня Игумнов с каждым сезоном становится все круче и круче. Я тоже знакома с ним. Очень крутой парень. Мне нравится то, как он работает. Глядишь, в первое звено подтянется (смеется).

— У тебя еще очень теплые отношения с нашими болельщиками. Был момент, когда они тебе помогали.

— Да, был такой период. В 2015 году мне клуб организовывал сбор по протезированию. На тот момент, возможно, это была наша ошибка – не делать протезы в Германии, потому что курс настолько вырос, и они стали дороже чуть ли не в два раза. С того момента нам порекомендовали того самого человека, с которым была неприятная ситуация. Первые протезы как раз были сделаны на средства, которые помогло собрать «Динамо», плюс железная дорога доплатила и государство. Конечно, на тот момент было неловко. Просить что-то – вообще не мое. Лучше, на мой взгляд, самим, но тогда мне кто-то написал, и все закрутилось: и клуб поддержал, и ребята помогали, за что я им очень благодарна. Еще был классный момент, когда меня поздравили на арене с присвоением заслуженного мастера спорта.

— К нам на арену приходят и другие болельщики с ограниченными возможностями. Общаешься с ними?

— Иногда матчи посещают незнакомые мне люди, а есть ребята, которые занимаются следж-хоккеем. Я с ними знакома и также приезжала к ним на тренировку, попробовать себя в этом виде спорта. Не то чтобы я общаюсь со всеми людьми с ограниченными возможностями, но где-то в социальных сетях видим друг друга, но так сказать, чтобы друзья-друзья, такого нет.

— Кстати, как тебе следж-хоккей?

— У меня есть много друзей следж-хоккеистов, которые играют в командах, в сборной. Мы на базе постоянно пересекаемся и общаемся уже на протяжении длительного времени. Когда я смотрела на тренировку в ледовом, мне казалось, что это не так сложно – едешь и едешь на санях. А на самом деле, когда приехала к детишкам, мне дали все оборудование – это оказалось невероятно сложным. Тебе нужно держать равновесие, ты постоянно падаешь... Ладно, вперед я еще смогла разогнаться, а когда нужно войти в поворот, вот там у меня возникли проблемы, потому что я раз 50, наверное, упала. Это крутая кардиотренировка, потому что ты всегда делаешь что-то руками. Но кому-то сложен следж-хоккей, а кому-то – волейбол. Когда я пришла в нашу секцию, мне тоже все казалось нереальным, а сейчас все кажется несложным. Возможно, если бы я тренировалась активно со следж-хоккеистами, то смогла бы со временем почувствовать себя уверенно и всему научиться. Если говорить о том, хотела бы я продолжить в этом виде спорта – то нет, меня устраивает волейбол.

— Что, на твой взгляд, общего у волейбола и хоккея? Помимо того, что это все спорт.

— Наверное, вот эта активность игры. В хоккее носятся от ворот к воротам, в волейболе во время заряженного матча ты не успеваешь дышать. Безусловно, это разные виды спорта. Энергия игры мне нравится. Если я утром на тренировке, а потом приезжаю на игру – я кайфую и отдыхаю.

— Какой матч тебе в прошлом сезоне больше всего запомнился?

— Не могу определенный матч назвать – память как у рыбки (смеется). Я люблю каждый домашний, когда собираются трибуны – это ближе к плей-офф уже. Все кричат, идет активная игра – неважно, какой матч, это просто очень круто!

О детстве

— Ты родом из маленького города Копейска, Челябинской области. Расскажи о своем детстве.

— Детство было абсолютно как у всех детей. Я жила с мамой и двумя братьями – это моя семья. Я ходила в садик, в школу, гуляла с другими детьми. Так сложилось, что в 8 лет я попала под поезд – меня зацепило проволокой с перрона, и с того момента моя жизнь разделилась на «до» и «после». Ты в один миг взрослеешь. Я сразу понимала, что это произошло. Было много сложностей в больницах. Так с 8 лет я живу этой жизнью «после». Дома мне все сделали, я продолжала гулять с друзьями, учиться, но уже из дома, но хоть что-то. В один момент про меня написали в газетах, что есть такая девочка, которая попала под поезд, давайте ей поможем. Мне стали присылать всякие письма, подарки, что-то для рукоделия. Конечно, это было удивительно, что незнакомые люди неравнодушны ко мне. Когда начала пробовать рукоделие, это оказалось абсолютно не моим. И мы с мамой решили… Она всегда была рядом со мной и числилась за мной по уходу, потому что государство ей запретило работать. В общем, мы решили чем-нибудь заняться. У нас в Челябинске и в области не так много вариантов было на тот момент. Это сейчас ты можешь выбрать что угодно. Мы нашли мужскую баскетбольную команду в Челябинске, и я ездила к ним тренироваться. Занималась пару лет баскетболом на колясках, керлингом – выступала даже за Челябинск на первой Всероссийской спартакиаде и выиграла золото – стрельбой, но это быстро закончилось. В какой-то момент мне предложили попробовать волейбол. Сказали, что в Екатеринбурге есть команда девочек, и они поедут на Чемпионат России. Семья, естественно, приняла решение поехать попробовать. Мы ночью выезжали из Челябинска в Екатеринбург, чтобы я там провела тренировку, которая начиналась с 7-8 утра. Я благодарна своей семье, что они дали мне возможность попробовать для себя новый вид спорта. Потом я поехала с командой из Екатеринбурга на свой первый Чемпионат России. На тот момент не понимала, что такое волейбол сидя, представляла себе классическую сетку и не могла представить, как это все будет работать и как играть. Мы приехали на базу, где, кстати, готовились к Паралимпиаде, понятное дело, что я не умела играть. Просто, так скажем, приехала посмотреть и вовлечься, познакомилась со старшим тренером, который и сейчас мой тренер. С 2011 года моя жизнь еще раз кардинально изменилась. Пришлось переехать в Москву, чтобы продолжить тренироваться. В общем, как-то так мое детство прошло. Я действительно очень быстро повзрослела.

— Твоя мама сказала, что на следующий день после несчастного случая ты заявила, что обязательно будешь ходить и о тебе все еще узнают. И все-таки откуда столько осознанности, силы и веры?

— Я помню, когда лежала в палате после операции… Помню большую часть моментов, не теряла сознания. Мама была вся в слезах, и я ей что-то сказала. Всегда смотрела на ноги и понимала, что их нет. Через какое-то время маме говорила, что мне сделают протезы, и я буду ходить. Было много разного. Когда только все случилось, к нам приезжали главные по детям и сказали маме: «Вы же понимаете, что будет сложно? Может, вы ее отдадите?». Когда в семье такое случается, когда самый младший твой ребенок попадает в страшную ситуацию, к тебе приходят не за тем, чтобы помочь, а наоборот. Естественно, мама выгнала их из дома. Я на тот момент не особо понимала, что происходит, но через какое-то время узнала обо всем.

О людях с ограниченными способностями

— Большинство действительно боятся сложностей, но вы с мамой большие молодцы! На самом деле, если сравнивать с Европой, у нас условия все равно другие – не так все развито. Даже не на многих станциях есть специальное оборудование…

— Я могу сказать, что инфраструктура для людей с ограниченными возможностями все-таки развивается – даже пойти на тот же хоккей можно без особых сложностей, да на те же концерты и тому подобное. Автобусы тоже оборудованы, но метро… Ты должен позвонить по телефону за несколько дней и сказать: «Я в среду в 7 вечера поеду туда-то, не могли бы вы мне помочь?» — и эти люди к назначенному времени собираются и помогают тебе переместиться на коляске. Метро действительно минимально приспособлено, хотя это главный вид транспорта. Я иногда спонтанно что-то планирую и звонки за несколько дней мне вообще не подходят. Сейчас мне проще, в декабре получила права и передвигаюсь спокойно на машине, на выездные матчи тоже. До этого времени мне помогал один из братьев – возил меня на тренировки и обратно.

— Есть еще такой момент, что не все адекватно реагируют на людей с ограниченными возможностями.

— Это да. Когда ты приезжаешь в другую страну, там нет такого, что на тебя как-то не так смотрят из-за коляски – всем без разницы. Все едины, ты также стоишь в очереди и нет такого, чтобы были какие-то трудности. А у нас пока что это только развивается. Я тут посмотрела программу на НТВ, что-то типа «Место встречи», и там обсуждали людей с ограниченными возможностями: детей с аутизмом, историю с детской площадкой в Питере, когда женщина всех выгоняла, и в целом отношение к инвалидам. Там в обсуждении участвовали такие люди, за которых просто становилось стыдно. Вроде никто никому ничего плохого не сделал – ну, езжу я на коляске, это ведь тебе и соседнему мальчику никак не мешает. Но кто-то считает, что мы пугаем окружающих, что это заразно – ну как такое может быть? Глупо это все. Там был парень на протезе, Дмитрий Игнатов, который ведет репортажи «Одной ногой в Токио» про Паралимпийцев. Он спросил зал: «Кто-нибудь может назвать хотя бы две фамилии паралимпийцев?». Просто обычно так бывает, что когда спортсмены что-то выиграют, все сразу говорят: «Мы ими гордимся». Естественно, зал на его вопрос не ответил. У нас почему-то где большинство, туда и люди идут. Кто-то скажет, что нужно гордиться, и все начинают это делать, хотя ничего не знают об этом.

— Будем надеяться, что пройдет время, и все будет в этом плане хорошо для всех. Никто не будет никого трогать и каждый сможет наслаждаться жизнью.

— Конечно! Когда-нибудь так точно будет, просто нужно время.

О волейболе

— Когда ты только начала заниматься волейболом, с какими трудностями сталкивалась в первое время?

— Сложнее всего – движения. Многие думают, что мы играем на колясках, на стульях, но это не так. Все происходит сидя, а перемещаемся с помощью рук. Было сложно в первое время быстро двигаться. У нас это называется «побежали» – когда ты перемещаешься за мячом. Сначала давали простые упражнения: подбросить и поймать. Спустя сколько-то тренировок у тебя начинает получаться, и ты думаешь: «Ого, ничего себе! Я и такое могу». Не говоря уже о том, когда тебе нужно выйти и ударить мяч, который летит от другого человека передачей. Сейчас уже кажется каким-то легким – берешь и двигаешься, но тогда было сложно играть, потому что ты просто ничего не успевал. Просто для всего нужно время.

— Как атмосфера в команде?

— Конкретно сейчас на всех накатывает волнение, начиная от тренерского состава, заканчивая девочками. А вообще мы дружная команда. Мы прямо команда! Понятно, что кто-то с кем-то больше общается, а с кем-то – меньше, но на тренировках мы одно целое.

— Кто из твоих друзей еще участвует в Паралимпийских играх?

— У нас очень много спортсменов едут на летние игры. На базе мы собираемся в таком составе: волейбол, голбол, бочча и пауэрлифтинг. Остальные виды спорта тренируются в других местах, и мы редко видимся, только если в Instagram друг за другом следим. Смотреть планирую что получится, а так я болею за всех наших ребят. Сложные сейчас времена для Паралимпийцев, когда ты выступаешь без флага. Это сейчас я могу произносить Россия, а в Токио нельзя будет упомянуть откуда ты. Мы просто должны играть по этим правилам, что многим сложно дается.

— Что должен знать болельщик о том виде спорта, которым ты занимаешься?

— В первую очередь, что есть такой вид спорта, как волейбол сидя. Вообще мне хотелось бы, чтобы люди знали, что такое Паралимпийские игры. Многие, например, хоккеистов отправляют на летние… Волейбол сидя – это крутой вид спорта. Ты можешь подняться с самых низов. Когда-то мы были одной из худших команд, а сейчас – одни из лучших. Хочу, чтобы люди знали, что помимо меня есть еще люди, которые тренируются, чтобы выступить ради своей страны.

— Когда на своем первом Чемпионате России ты завоевала серебро вместе с командой, добавило уверенности?

— Нет, я тогда даже не играла, потому что ничего не умела. После переезда в Москву начались тренировки с командой Москвы и сборной России, тогда, конечно, была еще новичком и с основным составом мало взаимодействовала, но через несколько лет стала играть и чувствовать себя более уверенно. Мне стали доверять. На этих Паралимпийских игр я буду капитаном команды.

— Это большая ответственность.

— Да, волнительное ощущение. Когда-то ты сидела на замене, а сейчас играешь и еще выполняешь роль капитана на таких крупных соревнованиях мечты – это круто. Надеюсь, хорошо с этим справлюсь.

— Как думаешь, что должен уметь капитан команды?

— Этот человек должен быть тем, к кому могут прислушаться остальные игроки. У меня нет ощущения, что я вся такая классная. Это был выбор девочек, мне, безусловно, приятно. Мы будем все вместе идти к поставленной цели.

— В списке твоих трофеев есть золото и бронза Чемпионата мира и два золота Чемпионата Европы – какая из наград ближе твоему сердцу?

— Чемпионат мира 2018 года. Это такая награда, которая, наверное, самая крутая. Я играла полностью весь турнир. Россия впервые заняла такое место. Мы каждую игру были близки к вылету: и в четвертьфинале, и в полуфинале сидели на волоске. В финале играли с Америкой, которые чемпионы всея мира. Мало кто в нас верил. Мы вышли на лайте и играли в свое удовольствие, а потом в какой-то момент поняли, что можем выиграть. Эта победа была самая крутая! Все готовились поздравлять Америку, им подготовили цветы за площадкой, а тут раз – и Россия выиграла. Круто, когда играет твой гимн, и ты чемпион.

— Сейчас твоя цель – золото на Паралимпиаде?

— Конечно, как и у любого спортсмена, у меня цель не просто поучаствовать, а выиграть. Ты ставишь себе цель и идешь к ней. Паралимпийские игры – это место, где встречаются лучшие спортсмены со всего мира. У каждого человека своя жизненная история и это настолько сильные люди… Хочется уже прочувствовать всю атмосферу! Каждый спортсмен будет заряжен на победу.

— Везде пишут, что улыбка – твоя визитная карточка. И это действительно редкость в наше время. Каков рецепт?

— Я люблю улыбаться. Конечно, сложные моменты есть в жизни любого человека, но это все ведь решаемо. Мне бывает тяжело, особенно сейчас, когда большие физические нагрузки, но это не значит, что я буду лежать и плакать. Считаю, что мои проблемы – это мои проблемы. Я не должна выходить в люди и показывать им это. Хочу, чтобы больше людей были позитивными и искренне улыбались, чтобы у каждого был момент, о котором ты подумаешь и сразу переключишься с плохих мыслей.

— Был в твоей жизни момент, когда хотелось все бросить?

— Нет, вообще никогда не хотелось бросить. Я уже 10 лет занимаюсь волейболом и планирую продолжать еще как можно дольше – чувствую, что у меня все только начинается. В нашем виде спорта нет определенного возраста.

— И все-таки, что будешь делать после завершения игровой карьеры?

— В ближайшие лет 10 планирую играть. Чем бы занялась дальше? Сейчас я учусь в РГУФКе на адаптивном физическом воспитании и смогу потом преподавать детям с ограниченными возможностями. Хочу, чтобы в нашей стране развивалась доступность занятий спортом и какими-то активностями для людей с особенностями, чтобы это было не только в Москве, но и в маленьких городах.

P.S. 23 августа в Токио стартуют Паралимпийские игры. Мы верим, что Лиза вместе с партнерами по команде смогут добраться до мечты. Хоккейный Клуб «Динамо» Москва желает удачи всем паралимпийцам России. Мы гордимся вами! Мы болеем за вас!

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные