Блог Колесо в колесо

Перес в Red Bull – квинтэссенция кризиса юниорской программы команды

Лучшее – враг хорошего

Подписав контракт с Red Bull, Серхио Перес стал первым с 2013-го года пилотом австрийской команды, который не имеет отношения к юниорской программе быков. Со спортивной точки зрения подписание Переса выглядит победой для Red Bull. Вместо, вызывающего массу вопросов, Албона команде удалось заполучить одного из самых быстрых пилотов пелотона. По уровню таланта мексиканец, конечно, не дотягивает до Ферстаппена (а кто вообще дотягивает?), но честь австрийского концерна не посрамит, можно даже не сомневаться.

А вот с точки зрения командной философии, контракт Переса с Red Bull однозначно расценивается как поражение. Команда, исповедующая политику протекционизма по отношению к пилотскому составу, вдруг впервые за 8 лет прибегает к услугам пилота со стороны.

История взаимоотношений руководства Red Bull с пилотами собственной академии – идеальный пример того, как в погоне за идеалом можно разрушить то, что и так хорошо работало.

Собственный воспитанник уже в первом сезоне. Феттель – ключевая фигура для всей академии.

Академия Red Bull или же по-научному, говоря Red Bull Junior Team – явление достаточно, эпохальное для современной Формулы 1. Первое соприкосновение австрийского концерна с Формулой 1 случилось ещё в далеком 1995-ом году, в виде сотрудничества с Sauber.

Юниорская же программа Red Bull появилась аж за 4 года до дебюта главной команды в Формуле 1. Появление первого выпускника юниорской программы «быков» в королевских гонках пришлось ждать недолго. Первопроходцем стал Кристиан Клин, именно он удостоился чести стать первым пилотом Red Bull Junior Team в Формуле 1.

Проведя дебютный сезон в Jaguar, в следующем году Клин уже защищал честь родной команды, которая только делала первые шаги в качестве самостоятельного коллектива. Изначально предполагалось, что обязанности второго пилота Клин будет делить с другим воспитанником юниорской программы «быков» Витантонио Льюцци (в сезоне 2004 он без шансов для соперников стал чемпионом Формулы-3000).

Согласно задумке Клин и Льюцци должны были менять друг друга каждые 4 этапа. Однако в реальности итальянец провел 4 гонки за сезон не подряд, а всего. Тем не менее, в первом сезоне Red Bull в Формуле 1 за австрийскую команду выступал собственный пилот, буквально взращенный юниорской программой «быков».

Что это, если не декларация всему миру собственной философии? Red Bull можно сказать сразу же заявил о концепции формирования пилотского состава. Появление Клина в кокпите «быков» можно расценивать, как своеобразный тизер функционирования юниорской программы Red Bull.

Однако по-настоящему судьбоносной фигурой в судьбе Red Bull Junior Team стал Себастьян Феттель. Немецкий пилот стал первой по-настоящему значимой победой юниорской программы австрийской команды. К тому же Феттель стал первым пилотом кто прошел вертикаль Toro Rosso – Red Bull. Созданная в 2006-ом году дочерняя команда с самого начала была отдана на откуп пилотам из собственной программы поддержки. Вообще из всех пилотов, когда-либо выступавших за Toro Rosso/Alpha Tauri, только лишь Себастьян Бурдэ не имел отношения к юниорской программе Red Bull.

Свой дебютный сезон итальянские «быки» начали с парой пилотов Льюцци-Спид. Первый не прошел кастинг в главную команду сезоном ранее, а второй отвечал за американский рынок (для американского континента даже была создана отдельная юниорская программа).

Тем временем после двухлетнего пребывания Клина в Red Bull, команда берет паузу и в двух последующих делает ставку на опытных пилотов со стороны, как бы выжидая по-настоящему стоящего пилота из собственной академии.

В том же 2007-ом году на авансцену выходит Себастьян Феттель. В какой-то степени он предопределил дальнейшую судьбу Red Bull Junior Team. Проведя полтора сезона в Toro Rosso, Феттель убедил Хельмута Марко, что он и есть тот самый, достойный повышения в главную команду.

В сезоне 2008 Феттель можно сказать вообще стал одной из главных персон пелотона. Помимо сенсационной победы на дождливой Монце, Себастьян плюс ко всему, по итогам сезона занял 8-ое место в личном зачете, опередив двух пилотов Red Bull.

Следующий сезон Феттель уже начал в качестве пилота Red Bull. Этот же год стал первым, в котором австрийской команде удалось построить  конкурентоспособный болид. Гений Эдриана Ньюи положил начало новой эпохе, эпохе «Red Bull». Отныне перед командой стояли совсем другие задачи.

Ну а что было дальше, думаю, все знают. Феттель взял 4 титула подряд и утвердился в звании одного из главных пилотов поколения. Это был триумф не только Себа и не только конструкторов Red Bull. Это был триумф целой системы и можно даже сказать философии Red Bull. К первому чемпионству австрийскую команду привел собственный воспитанник.

Триумф Феттеля в некоторой степени стал определяющим в судьбе Red Bull Junior Team. Руководство «быков» убедилось в правильности и эффективности политики протекционизма. Отныне юниорская программа Red Bull приобретает особый статус, а позже и вовсе становится отдельным брендом.

В начале 2010-х роль юниорской программы выросла. Риккардо, Квят, Сайнс, Ферстаппен – золотое поколение академии.

Первую половину 2010-х смело можно назвать периодом расцвета Red Bull Junior Team. Процесс становления остался позади, первые плоды работы системы уже есть, дальше – больше. Как уже было неоднократно сказано, успехи Феттеля заставили руководство Red Bull оценить все прелести собственной программы поддержки молодых пилотов.

Идея стать полностью независимыми от сторонних пилотов, если не эпохальна, то уж точно заслуживает уважения. Уже в самом начале десятилетия было понятно, что замену Уэбберу Хельмут Марко будет искать среди пилотов собственной академии.

Toro Rosso же в свою очередь окончательно превратилась в площадку для обкатки потенциальных пилотов для Red Bull. Конечно, итальянская команда и раньше являлась дочерней, но самым настоящим фармом она стала именно в начале 2010-х. Вряд ли руководство австрийской команды всерьез расценивала посадить в кокпит Red Bull Спида или Бурдэ.

А вот уже в начале 2010-х пилотов Toro Rosso воспринимали, прежде всего, с прицелом на будущее. Пилот Toro Rosso был интересен руководству «быков» пока в нем видели хоть какие-то перспективы на дальнейшее продолжение карьеры в Red Bull. Буэми и Альгерсуари особых надежд не оправдали и были заменены на Риккардо и Верня. Благо в те годы Хельмуту Марко было их кого выбирать. Из пилотов Red Bull Junior Team буквально выстраивалась очередь на дебют в Формуле 1. Лучше всего изобилие талантов академии Red Bull начала 2010-х характеризует эта фотография.

Переход Риккардо в Red Bull открыл новую главу в истории юниорской программы «быков». Важен даже не сам факт того, что уже два пилота Red Bull являются воспитанниками собственной академии, а то к каким последствиям привел этот трансфер.

В те годы уже было на подходе невероятно талантливое поколение юниоров Red Bull Junior Team. Пустующее место кокпита Toro Rosso было решено отдать новоиспеченному чемпиону GP 3 – Даниилу Квяту. Ну а дальше пошло-поехало.

Завершилась история любви Феттеля и концерна Red Bull. Неожиданный переход Себа в Ferrari эффектом домино запустил череду событий. Всё новые и новые последствия, которых мы получаем и по сей день. Замену Феттелю выбирали из двух пилотов, как нетрудно догадаться это были пилоты Toro Rosso – Квят и Вернь.

И этот момент ещё красочнее характеризует политику глубокой веры в собственную академию руководителей Red Bull. Ведь в этой ситуации речь шла не о потенциальном пилоте Toro Rosso. Предстояло выбрать пилота в главную команду. И выбор пал на пилота, проводившего свой первый сезон в Формуле 1, пусть и достаточно неплохо для новичка.

Здесь можно сказать, что возможно в этой ситуации руководителям «быков» стоило отступить от своей политики протекционизма. Как-никак позиция пилота Red Bull хоть и второго достаточно серьезная. Конечно, можно было бы воспользоваться услугами пилота со стороны, ожидая появление новой суперзвезды из академии, как собственно и поступили в ситуации с Феттелем. Банально дать тому же Квяту ещё один сезон для пущего опыта. Но это был уже не тот Red Bull из 2007-го. Red Bull середины 2010-х представлял собой команду, которая точно осознает собственную стратегию и философию.

К тому же логику Хельмута Марко тоже можно понять. Это сейчас мы до сих пор не знаем, как относиться к карьере Квята в Формуле 1. То ли Даниил провел несколько весьма средних сезонов, то ли так и не смог реализовать свой потенциал. Однако в 2014-ом году Квят был действующим чемпионом GP 3, не уступающий своему более опытному напарнику в дебютный сезон.

Плюс ко всему на подходе к Формуле 1 находились Карлос Сайнс и Макс Ферстаппен. На тот момент казалось, что поток талантов из Red Bull Junior Team и не думает заканчиваться. Возможно, в этой ситуации Квят изначально виделся Хельмуту Марко временным решением, пока не подрастет кто-то из пары Сайнс/Ферстаппен. Это был наивный 2014-ый год. Ну а дальше началось.    

Неочевидные решения Хельмута Марко привели к потере собственных талантов.

К 2015-ому году завершилась эпоха Феттеля в Red Bull. Однозначно немец был одним из символов команды, но в тот момент казалось, что проблем с кадрами в ближайшее время у «быков» возникнуть не должно.

Пилотский состав Red Bull представляла пара Риккардо-Квят. Даниэль на тот момент уже успел зарекомендовать себя в прошлом сезоне (3 победы в 2014-ом, единственные победы, одержанные не пилотами Mercedes), а Даниил представлял собой таланта, которому всего год потребовался, чтобы пойти на повышение в Red Bull.

Состав Toro Rosso в 2015-ом так вообще был лучшим в истории команды. Ферстаппен и Сайнс воплощали собой будущее Red Bull. Два невероятно талантливых пилота в Toro Rosso ещё больше давали понять руководству «быков», что они на правильном пути. В то же время такой урожай талантов может ввести в заблуждение, что так будет всегда. Собственно именно это и произошло.

Сезон 2015 стал последним спокойным для выпускников Red Bull Junior Team. Далее каждый год руководство Red Bull будет выдавать всё новые и новые сюрпризы. Ну а начнется всё именно с Квята.

Ситуация с Квятом в 2016-ом стала своеобразным прецедентом. Никогда ранее Хельмут Марко не производил рокировку между пилотами Red Bull и Toro Rossо прямо по ходу сезона. Этот прецедент во многом предопределил дальнейшую политику австрийского концерна по отношению к собственным пилотам.

Решение о рокировки формально принималось по результатам двух гонок, в одной из которых Квят вообще-то приехал на подиум. Во многом придает логику этому решению личность пилота, которой отправился на место Квята. Если отбросить морально-этические стороны всей этой истории, то чисто со спортивной точки зрения рокировка себя более чем оправдала. Конечно, по отношению к Даниилу команда поступила ужасно. Можно было подождать хотя бы окончания сезона и уже после совершить рокировку. Но все эти рассуждения более чем обывательские. Формула 1- это жестокий мир, где в первую очередь важен результат, а уже потом человеческие отношения.  

Скорее всего, если бы не Ферстаппен, то и Хельмут Марко был бы более снисходительным к россиянину. В этой ситуации важнее было ни кого выгонять из Red Bull, а кого отправить на повышение из Toro Rosso. Всё-таки Ферстаппен – один из главных талантов поколения, если не главный. К тому же в те годы активно ходили слухи о заинтересованности Mercedes голландским пилотом.

Возможно, экстренное повышение Макса в Red Bull было результатом операции по удержанию главного таланта в системе «быков». Как бы то ни было, но решение доктора Марко, в котором он показал свою твердую руку, себя оправдало. Макс выиграл первую же гонку за рулем Red Bull, чем ещё больше заставил убедиться боссов команды в правильности своего решения.

Казалось бы, шокирующее на первый взгляд решение себя оправдало. Руководство «быков» открыло дорогу в Red Bull своему главному таланту, получив тем самым одного из быстрейших пилотов в пелотоне на годы вперед. Но это было только начало.

В 2017-ом году решения доктора Марко уже начинали приобретать статус исторических. Словно почувствовав вкус крови австрийский «генерал» продолжал экспериментировать со своими «солдатами». Можно сказать, что сезон 2016 стал неким анонсом дальнейшей политики Red Bull.

Второй год продолжались мучения Квята в командах австрийского концерна. Даниил стал первым, неофициально списанным плотом. На россиянина не рассчитывали в Red Bull, у него уже не было перспектив подняться в главную команду. Можно сказать Квят держал место, пока не придет следующий талант из академии «быков».

Этим талантом стал действующий чемпион GP 2 – Пьер Гасли. За 6 этапов до окончания сезона француз заменил россиянина в составе Toro Rosso. Опять от Даниила отказалась команда прямо по хода сезона. По иронии судьбы Гасли, в будущем повторит судьбу Квята, но об этом чуть позже.

Настоящим же провалом для Red Bull стала потеря Карлоса Сайнса. Перспективный, талантливый пилот, прекрасно зарекомендовавший себя в Toro Rosso. По уму именно он должен был стать следующим, кто пройдет вертикаль Toro Rosso – Red Bull. Но видимо боссы «быков» посчитали, что тандем Риккардо - Ферстаппен на века, и на фоне испортившихся отношений Сайнс прямо по ходу сезона перешел в Renault.

Ситуация достаточно необычная. Трудно вот так навскидку вспомнить у какой ещё команды начинали и заканчивали сезон совершенно разные пилоты. На место ушедшего Сайнса экстренно был вызван позабытый выпускник академии – Хартли.

За сезон 2017 мы могли видеть сразу 4 разных тандема пилотов в Toro Rosso: Сайнс – Квят, Сайнс – Гасли, Квят – Хартли (Гасли пропускал один этап из-за финала сезона Супер-Формулы), Гасли – Хартли.        

Уже на этом моменте можно было задумать о правильности пути, по которому идет команда, и к каким последствиям такая политика может привести. Однако в сезоне 2018 Red Bull ожидало новое поражение – команду покинул Риккардо.

В ситуации с Риккардо недовольство от происходящего исходило уже от пилота к команде, а не наоборот. В плане скорости и результатов к австралийцу претензий никогда и не было. Red Bull мог бы выстроить с Даниэлем долгосрочное сотрудничество, если бы не один момент.

Свою мессию руководство «быков» нашла в лице Макса Ферстаппена. В дальнейшем планировалось, что команда будет строиться именно вокруг Макса. Такое положение дел Риккардо не устроило, и австралиец предпочел уйти. Так сдвиг полюсов в сторону голландца стоил команде вполне быстрого и надежного Риккардо.

Вполне логично на замену австралийца был приглашен Пьер Гасли. Если отталкиваться от собственной академии на тот момент альтернатив, по сути, и не было. В некоторой степени это уже можно было считать сигналом к тому, что в скором времени юниорскую программу команды ожидает кризис.

Оказанного командой доверия Гасли хватило только на 12 этапов. Далее нас ожидал дубль №2 в исполнении Хельмута Марко. Опять же в стиле Квята прямо по ходу сезона Гасли отправили в Toro Rosso. Только вот пустующее место в Red Bull занял не талант уровня Макса Ферстаппена, а Алекс Албон.

Эта ситуация как нельзя лучше характеризует нетерпеливость боссов «быков». Гасли даже не дали доехать сезон за рулем Red Bull. К тому же и Алекс Албон не сказать, что блистал в составе Toro Rosso. К моменту рокировки Албон так вообще уступал в личном зачете списанному Квяту.

Результаты Алекса за Red Bull в том сезоне были чуть лучше по сравнению с Гасли, но только лишь чуть. Глобальных улучшений не последовало. Стоило ли так импульсивно выставлять из команд Гасли? Как показало время, нет.

Этот сезон достаточно хорошо продемонстрировал изъяны кадровых решений Хельмута Марко. В этом году Албона ожидал оглушительный провал. Полсезона гоночная общественность задавалась вопросом «Что он делает в команде?» В какой-то момент не выдержал и его напарник Макс Ферстаппен, и наградил Алекса парой не самых лестных слов.

Пока Албон спорил с Боттасом за титул «разочарование года» доктор Марко всеми силами защищал своего пилота. О таком покровительстве и заботе Квят и Гасли в своё время могли только мечтать. Как бы то ни было, несмотря на провальные результаты на протяжении сезона месту Алекса в команде ничего не угрожало.

В принципе можно было провести обратную рокировку Гасли – Албон, особенно на фоне прекрасных результатов француза. Однако, то ли тайские акционеры Red Bull, то ли политика Хельмута Марко «Ошибок не признаем», сделали своё дело. Пригласив обратно Гасли, команда фактически бы расписалась в собственной неправоте годичной давности, а это непозволительная роскошь для сегодняшнего Red Bull. Албону дали спокойно доехать сезон, а все кадровые перестановки оставили на межсезонье. В общем-то, в несвойственной для себя манере поступили как самая обычная команда.

Итогом всех многолетних решений Хельмута Марко стало подписание Серхио Переса. Пилот он, безусловно, быстрый и сможет принести пользу команде. Однако ключевое в этой ситуации, то, что Red Bull отступил от собственной идеи протекционизма.

Думаю уже можно признать, что Red Bull Junior Team явление достаточно значимое для всей Формулы 1. В минувшем сезоне королевских гонок 7 пилотов из 20 являлись выпускниками юниорской программы Red Bull. То есть чуть больше 1/3 всех пилотов пелотона имеют отношение к Red Bull.

И в следующем году пока Риккардо будет защищать цвета McLaren, за Ferrari будет выступать Сайнс, а Гасли по прежнему будет пилотом Alpha Tauri, за руль болида Red Bull сядет Серхио Перес. «Быкам» пришлось отступить от собственной философии, которой они придерживались долгие годы, и кроме себя им в этом винить абсолютно некого.

P.S. Удачи, Чеко

 

 

 

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья