Не играйте в баскетбол
Блог

Netflix выпустил документалку о побоище игроков и болельщиков НБА в Детройте. Мы собрали для вас все самое интересное из фильма

Новый взгляд на Malice at the Palace.

Netflix представил новую документальную картину «Untold: Malice at the Palace» («Нерассказанное: скандальный матч НБА»), посвященную, как нетрудно догадаться, побоищу между атлетами и фанатами НБА, произошедшему в 2004-м году на арене «Оберн-Хиллс». Фильм повторяет уже известный сюжет потасовки баскетболистов «Индианы» с игроками и болельщиками «Детройта» и раскрывает некоторые умалчиваемые до сей поры детали события.

Самые интересные истории и цитаты из документалки – в нашем тексте.

Основные действующие лица

Рон Артест – главный антигерой, мастер защиты и незакрытых гештальтов из «Индианы». Человек, который прилег на судейском столике, получил за это душ из брошенного в него стакана с напитком и с кулаками отправился нести возмездие на трибуны.

Стивен Джексон – его верный оруженосец. Ходячий цитатник пацанских пабликов и обладатель самой выдающейся челюсти в НБА.

Джермейн О’Нил – парень, который хотел как лучше, но под внешним воздействием сделал как всегда.

Реджи Миллер – живая легенда «Пэйсерс», чей последний сезон омрачила парочка-другая партнеров с непомерным чувством собственного величия.

Бен Уоллес – трагичный представитель «Детройта», чья моральная устойчивость пострадала от недавней смерти родного брата.

Болельщики «Пистонс» – враждебная среда, опьяненная чемпионством «поршней» в предыдущем сезоне.

Дэвид Стерн – комиссионер НБА. Третейский судья, единолично принимавший решения по дальнейшей судьбе провинившихся.

***

Место и время – Детройт, арена «Оберн-Хиллс», 19 ноября 2004 года.

Часть 1. Создание команды

Сезон-1999/2000 оказался пиком не только для Реджи Миллера, но и для всей франшизы «Пэйсерс». Никогда до и никогда после «Индиана» не выходила в финал НБА. И хотя в главной серии того первенства команда под руководством Лэрри Берда все же уступила «Лейкерс», болельщики из Индианаполиса искренне верили, что вскоре клуб вновь будет претендовать на самые высокие места.

Ждать нового боеспособного коллектива пришлось четыре года. За это время «Пэйсерс» дважды сменили главного тренера: Берд сдержал обещание и ушел сразу же после финала, его место занял Айзейя Томас, которого уже в 2003-м заменили на Рика Карлайла.

Состав покинул Дэйл Дэвис, зато появился Джермейн О’Нил, который был выбран «Портлендом» под 17-м номером драфта-1996 прямиком из старшей школы, но так и не смог проявить себя в «Блейзерс». 

О’Нил: «После подписания контракта я зашел в спортивный магазин в центре Индианаполиса и услышал: «И на него мы обменяли Дэйла Дэвиса?» Так тогда реагировали. Мне было всего двадцать. Я никогда не считался игроком основного состава, хотя буквально грезил об этом. Но я был готов пойти на что угодно, чтобы попасть в основной состав».

По ходу регулярки-2001/02 «Индиану» также пополнил Рон Артест.

Миллер: «Помню первую тренировку после его появления, она длилась целых три часа. Джермейн подошел ко мне и сказал, что еще никогда так не тренировался. Он был прав, мы побегали на славу».

О’Нил: «Мне редко приходилось встречать таких трудоголиков, как Рон. Он являлся одним из самых талантливых защитников тех лет. Пожалуй, самым талантливым того десятилетия».

Генеральный менеджер «Индианы» Донни Уолш потратил несколько лет на достижение главной цели – создание единого коллектива. Тогда ему казалось, что он практически воплотил задуманное в реальность.

Для Реджи появление новых парней не выглядело проблемой. Он решил не обращать внимание на личную результативность и статистику. И даже готовился передать управление командой в руки Рона и Джермейна. Ведь главной целью он считал победу в чемпионате. 

Миллер: «Нашим лучшим защитником под кольцом был Джермейн, а лучшим защитником периметра – Рон. Временами их игра казалась настоящим искусством».

Артест: «Если кому-то удавалось обыграть меня, его накрывал Джермейн. Мы оба слыли совершенно неуправляемыми. Хотя, должен признать, у него все же был какой-то тормоз».

«Пэйсерс» завершили сезон-2003/04 с 61 победой – лучшим показателем той регулярки среди всех команд – и вышли в финал Восточной конференции, где их ждали «Пистонс», недавно усилившиеся Рашидом Уоллесом.

Миллер: «Встретились две команды с лучшей защитой в лиге. Я знал, что победитель серии станет чемпионом НБА».

После пяти матчей «Детройт» лидировал в серии и был впереди на одну победу. В шестой игре за 3:57 до конца заключительной четверти при ровном счете Артест жестко сыграл под кольцом и ударил локтем Рипа Хэмилтона. Судьи зафиксировали неспортивный фол и предоставили «поршням» право на два штрафных и владение. Многие посчитали этот момент ключевым, в итоге и приведшим к поражению «Индианы».

Карлайл: «Фол Артеста повлиял на игру. Нам пришлось тяжело».

После матча Миллер говорил о высокой цене ошибки в плей-офф. Даже отменная физическая форма «Пэйсерс» не спасла их от ментальной неготовности к победе. Реджи признавал, что «Детройт» выглядел сильнее.

«Пистонс» вышли в финал и, конечно же, стали чемпионами НБА.

Часть 2. Скандал на матче

Межсезонье оказалось тяжелой порой для Артеста. Форвард страдал от депрессии, терял вкус к баскетболу, занимался музыкой и не хотел начинать чемпионат вместе с командой. 

Артест: «Настоящий мужик делает то, что ему действительно хочется. Поэтому, если я решил не играть и взять месячный отпуск, я именно так и сделаю. Не вижу в этом ничего плохого».

Происходящее раздражало Джермейна О’Нила. Последней каплей для бигмена стала очередная выходка Рона: Артест рассказал о смерти члена семьи, покинул Индианаполис и вскоре… оказался на церемонии вручения музыкальной премии.

Миллер понимал, что разлад не приносит команде ничего хорошего. Но не мог на него повлиять.

Генеральный менеджер Донни Уолш решил, что ситуацию поможет изменить появление еще одного харизматичного парня. И пригласил в «Пэйсерс» Стивена Джексона, проведшего прошлый сезон в «Хоукс».

Артест: «Мы с ним будто выросли в одном районе. Вечно спорили чуть ли не до драки, кто будет держать лучшего игрока соперника. Я обычно сдавался. Чувак был психом».

Джексон: «Я верный человек и выступаю за любую движуху. На любое предложение – пойти в бар или еще куда-нибудь – я отвечаю согласием. На меня можно положиться. Меня и не хватало команде. Все говорили, что я недостающий элемент для победы».

Реджи до сих пор вспоминает тот год как единственный, когда «Индиана» на сто процентов верила в победу в чемпионате. Даже несмотря на все внутренние противоречия.

Но вскоре «Пэйсерс» ждало новое испытание: спустя всего лишь 16 дней после начала регулярного первенства команда отправилась на гостевой матч в Детройт, где их ждали обидчики из прошедшего плей-офф.

Миллеру не терпелось доказать новый статус клуба – главного претендента на финал от Востока. Однако атакующий защитник не принял участие в игре: со сломанным пальцем он мог только находиться рядом с командой в строгом деловом костюме.

Но даже без лидера «Индиана» выступила гораздо лучше соперника. Рон набрал 24, Джермейн 20. Часть болельщиков с нижних рядов начала уходить с трибун, чтобы быстрее попасть на парковку. Их места занимали разгоряченные фанаты, спускавшиеся с верхней части стадиона.

По словам Стивена Джексона, когда игра уже почти была сделана, разыгрывающий Джамал Тинсли стал подначивать Артеста, чтобы тот отомстил обидчикам и сфолил на них.

За 45 секунд до конца при большой разнице в счете Бен Уоллес получил мяч в усах, ушел от опеки Стивена и исполнил лэй-ап. Такое развитие событий, конечно, не понравилось Артесту, и он жестко нарушил правила на центровом. Этого оказалось достаточно, чтобы Бен, который совсем недавно потерял брата, страдавшего от рака мозга, вспылил и толкнул Рона.

Уоллес: «Во мне бурлили эмоции и энергия, которая не могли найти выхода нигде, кроме как в игре. Я был как пороховая бочка».

А дальше…

Сначала потасовка происходила исключительно между баскетболистами. Партнеры не подпускали игроков «Пистонс» к Артесту, и Рон, чувствуя собственную безнаказанность, разлегся на судейском столе.

Артест: «В то время я проходил курс лечения. Чтобы успокоиться, мы практиковали прием «считай до пяти». Если что-то случается – считай до пяти, чтобы лишний раз все обдумать и остыть. Я находился в окружении своих парней и чувствовал себя огромным мощным псом. Верил в них на все сто. Знал, что Джермейн не подпустит ко мне Бена. Ни за что на свете. Не говоря уже о Стивене Джексоне. Поэтому я был спокоен и наслаждался моментом».

Вряд ли кто-то оценил подобный поступок форварда. Уоллес считал его абсолютно идиотским, худшим из того, что сделал Рон.

Но вскоре внимание баскетболистов привлекло нечто другое. Краем глаза Миллер увидел, как что-то полетело с трибун в сторону судейского стола. Как в замедленной съемке.

Миллер: «Бам!»

Артест подорвался с места и набросился с кулаками на находившегося выше на трибунах парня. Баскетболист думал, что именно он так точно бросил стакан с напитком. Тогда форвард еще не понимал, что ошибается.

Вслед за ним к зрителям устремился Джексон и другие представители «Пэйсерс». Кое-как им удалось отбить и успокоить Рона. Артест спустился на паркет и полагал, что на этом все и закончится. Но вдруг перед ним на площадке возник болельщик в майке «Пистонс».

Артест: «Заметив его, я удивился, будто увидел инопланетянина: «Он что, хочет драться?» К тому моменту я успокоился, но чувак просто-напросто влез в мое личное пространство».

Рон начал осыпать ударами двух незадачливых фанатов. Вскоре к нему подключился Джермейн: 116-килограмовый «большой» замахнулся, чтобы со всей силы врезать по лицу болельщика, но в последний момент поскользнулся на разлитой по всему паркету жидкости. Удар прошел по касательной. Миллер уверен, что если бы О’Нил попал, фанат тут же бы скончался.

Организаторы матча не сильно заботились об охране: на встрече присутствовало всего три офицера полиции. Позже на стадион вызвали подкрепление. Полицейские пытались увести игроков в подтрибунные помещения, правда едва не применили газовый баллончик против Рона.

Джексон: «Это меня окончательно выбесило. Полиция ничего не делает, а нас пятнадцать против тридцати тысяч».

Фаны обступили проход, в который уводили игроков, и начали бросать в них всеми имеющимися предметами: от напитков и еды до… кресла! Но спортсменам удалось добраться до раздевалки.

Болельщиком, которого ударили по лицу на паркете, оказался Чарли Хаддад. Операционный директор «Оберн-Хиллс» Тимоти Смит уверял, что руководство арены уже давно планировало аннулировать абонементы у части особенно агрессивных фанатов, включая Чарли. Но не успело сделать это до судьбоносного матча.

Хаддада увезли на машине скорой помощи. Кто-то слышал, как другие фаны хотели нанести себе удары, чтобы затем засудить спортсменов.

В это время баскетболисты уже находились в раздевалке.

Артест спросил одноклубников, ждут ли теперь их какие-то проблемы. Это окончательно вывело из себя О’Нила, и он набросился на партнера. В этот момент в помещение вошли полицейские. Они хотели забрать Джермейна в участок, но он отказался проследовать за ними. Кое-как сотрудникам клуба и арены удалось отбить баскетболистов и посадить их в автобус. 

Игроки сбежали со стадиона.

Часть 3. Наказание

В последующие дни вся критика обрушилась исключительно на баскетболистов. Не на руководство арены, не на беснующихся фанатов, а именно на спортсменов.

О’Нил: «Нас называли преступниками в буквальном смысле. Все их поддерживали: «Да, это все рэп». Сразу же ввели дресс-код. Телевидение давило на лигу».

Спустя два дня с момента драки комиссионер НБА Дэвид Стерн огласил санкции. Они оказались гораздо жестче, чем ожидали игроки.

Рон Артест получил дисквалификацию до конца текущего сезона. Стивен Джексон оказался дисквалифицирован на 30 матчей. Джермейн О’Нил – на 25. Бена Уоллеса отстранили лишь на 6 матчей.

Стерн: «Решение о дисквалификации было единогласным. «1» – за, «0» – против».

СМИ поддерживали руководство Ассоциации и называли санкции «беспрецедентными». Но не все согласились решением.

О’Нил: «Конечно, я не считаю себя совсем уж невиновным. Но дисквалификация на 25 матчей – это ненормально. Потому что я действовал из соображений самообороны».

Артест: «Жалею, что не дал интервью сразу после игры. Тогда люди могли бы судить, прав я или нет. Но выводы были сделаны на основе видеозаписи и наказаний игроков. А мы должны были помалкивать».

По мнению баскетболистов, общественное мнение, как и решение комиссионера, основывалось на отредактированной видео ESPN. Их сделали крайними в интересах Ассоциации.

Дело о беспорядках на трибунах доверили прокурору округа Окленд Дэвиду Горсике. Однако специалист не планировал наказывать исключительно игроков. Своей целью он считал установление ответственности всех виновных в случившемся.

Вместе с коллегами Горсика изучил видеозаписи со всех доступных камер и приступил к установке личностей правонарушителей. Сначала сотрудники правоохранительных органов обнаружили парня, бросившего кресло. Его действия расценили как преступное нападение. Затем прокурор разобрался, что болельщик Чарли Хаддам и его друг намеренно спустились на площадку и тем самым угрожали безопасности Артеста. Оставалось только установить личность мужчины, бросившего стакан в Рона.

По счастливой случайности, нарушителем оказался Джон Грин – друг соседки прокурора Горсики. Прокурору очень повезло: Грин даже не отрицал своей вины.

Позже болельщик признался, что чувствовал облегчение, когда Артест забежал на трибуну и вместо него начал бить находившегося рядом человека. Рон среагировал на парня с поднятыми вверх руками, а ведь тот просто радовался удачному попаданию своего друга Джона. 

В итоге Грина обвинили в нападении с применением насилия.

Результаты официального расследования позволили О’Нилу подать апелляцию на сокращение срока дисквалификации. И атлет добился своего:  федеральный суд признал, что Джермейн действовал в соответствии с обстоятельствами. Запрет на участие в матчах смягчили на 10 игр.

Тем не менее Джексон и Артест отказались оспаривать решение комиссионера. У каждого из них нашлись личные причины для подобного решения. Рон и вовсе хотел сбежать из Индианаполиса и в следующем сезоне все же добился обмена. Джексон так и не простил ему подобной трусости.

***

Драка и последовавшие дисквалификации лишили «Индиану» последних надежд на чемпионство. Тогда же 39-летний Реджи Миллер окончательно решил, что завершит карьеру после окончания сезона. По словам Стивена Джексона и Рона Артеста, они до сих пор сожалеют, что подставили легендарного игрока «Пэйсерс».

«Я повернулся и начал метелить всех подряд». Он устроил побоище с болельщиками на трибунах

История величайшего побоища в НБА: Рон Артест против трибун

Фото: netflix.com; Gettyimages.ru/Ezra ShawTom Pidgeon / Stringer, Doug Pensinger, Eliot J. Schechter / Stringer, Chip Somodevilla / Stringer

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные