Блог Футболисты левого фланга

Когда героя не видно на фото

Исаак Дойчер был польским журналистом, писателем и политиком еврейского происхождения, посвятившим всю свою жизнь Льву Троцкому. В 1939 года, с началом Второй Мировой Войны, он покинул Польшу и отправился в Великобританию, где и прожил остававшуюся жизнь как активист Революционной рабочей лиги и толкователь наследия Льва Давидовича Бронштейна. Его троцкистский пыл был настолько велик, что большую часть своей энергии он посвятил работе над самой полной биографией русского революционера, талмуда, включившего в себя три книги: "Вооруженный пророк" (1954), "Безоружный пророк" (1959) и "Изгнанный пророк" (1963). Книги были основаны на осмыслении идей Троцкого, захвативших Европу в 60-ых и 70-ых годах. Чего Дойчер, умерший в 1967 году в возрасте 60 лет после сердечного приступа в Риме, не мог предугадать, то что его книгу будут читать, перечитывать, изучать и обсуждать в автобусе профессиональной футбольной команды.

Хосеан де ла Ос Уранга, игрок "Реал Сосьедада" в 1972 – 1978 годах, добрался до высшего уровня испанского футбола с работой Дойчера в руках и образом Троцкого в голове. Не удивительно слышать, как он превозносил советского революционера перед другими пассажирами клубного автобуса по пути на стадион. Конечно, не все присоединялись к его собраниям, но некоторые да. Тем не менее он был странным парнем, даже сегодня его бывшие одноклубники его называют "Троцкий".

Он был настолько убежденным в своей политической позиции, что однажды, несмотря на то, что точная дата неизвестна (впоследствии он утверждал, что это было после смерти Франко 20 ноября 1975 и до 5 декабря 1976, незабываемая для него дата, хотя мы не знаем почему, мы предположим, что эти события произошли в этот период длительностью чуть больше года), он в старой части Сан-Себестьяна как активист баскских националистов раздавал листовки, агитирующие за амнистию членов ЭТА (в те времена в равной степени выступавшей как против Франко, так и за независимость). Сегодня невозможно представить, что известный профессиональный футболист, проведший 4 сезона в основном составе команды, имеющий в Гипускоа сакральный статус, занимается политической агитацией на улице. Но Хосеан де ла Ос был сделан из другого теста. Он агитировал за амнистию тех, кого считал баскскими политическими заключенными и жертвами франкизма. Потом появилась полиция. "Наказание было тяжелым. В те времена мы все имели опыт физических столкновений с полицией. Меня узнали, что было нормально, поскольку как игрок "Реал Сосьедада" я был достаточно известен. Меня задержали и привезли в отделение Гражданской гвардии, избили как им хотелось, а потом я узнал, как некоторые из них ходили по магазинам, хвастаясь, что избили игрока "Реала". Я этому верю, поскольку об этом мне рассказывали сами продавцы в магазинах", - рассказывает сегодня де ла Ос Уранга.

Рассматривая эти события с точки зрения сегодняшнего футбольного мира, это сцена не из другой эпохи, эта сцена из другого мира. Разве сегодня возможно увидеть футболиста Примеры, декларирующего политические памфлеты на улице? Кто может сегодня представить, что сегодня полиция арестовывает и избивает профессионального футболиста и это никого не удивляет? "Это был переходный этап[1], этап больших потрясений, продлившихся до предоставления Стране Басков статуса Автономии в 1979. Кто бы их осудил? Сама полиция? Тогда, да и сейчас, происходили эпизоды и похуже, чем мой, и они всегда прятались под сукно. Давайте посмотрим, были ли свидетели моего избиения…", рассказывает с грустной улыбкой бывший игрок, сидя в своем адвокатском бюро в центре Доностии [баскское название Сан-Себастьяна].

Для Хосеана де ла Оса футбол стал спасением от жизни, которую он не желал. Жизни, в которой он провел бы больше времени в море, чем на газоне. "С 14 до 18 лет я был рыбаком. У моего отца и его братьев было две лодки. Будучи старшим сыном, я должен был стать шкипером и учился для этого в Пасахес[2]. Но мне не нравилась эта жизнь, она мне надоела. Выбраться оттуда, имея только базовое образование, было очень сложно", - рассказывает он. Затем пришел футбол, чтобы изменить его жизнь. "Я играл за "Зараутс"[3], а потом меня позвал "Сансе" [вторая команда "Реал Сосьедада"], куда собирали лучших игроков провинции. Я сказал моему отцу: "Дай мне возможность поиграть два года", что было сроком предложенного мне контракта. Он мне ответил, что согласен, но только при условии того, что я зарабатывал бы не меньше того, что мог заработать в море. В те года он зарабатывал 50 000 весной, в сезон ловли анчоуса, и еще 50 000 в сезон ловли тунца. Итого 100 000 в год. "Сансе" мне предложил 15 000 за подписание контракта и 1 500 в месяц. Мой отец отказался, он сказал, что в сумме должно получатся 100 000, тогда они были вынуждены предложить мне 40 000 за подписание контракта и 5 000, что в итоге давало 100 000 в год", с улыбкой рассказывает де ла Ос. Бедный отец, у парня была идеальная стратегия: стать игроком высшего уровня и параллельно получить образование так, чтобы у отца не оставалось бы иного выбора как отпустить его из моря. "За эти два года моего контракта, я начал учиться на товароведа. За год я сдал 33 предмета, хотя обычно на них отводилось 3 года. И продолжил дальше свое образование. В итоге, когда меня перевели в первую команду "Реал Сосьедада", я уже закончил свое образование и играл на таком уровне, что мой отец уже не думал вернуть меня в море. Таким образом футбол меня спас от профессии рыбака, жизни, которая мне никогда не нравилась".

Он родился в Гетарии, небольшой рыбацкой деревушке, где иммиграция не достигла таких размеров как в других районах Страны Басков в 60-ые годы, таким образом ему судьбой было предназначено стать рыбаком, кроме того ему была предписана другая черта, которую он не смог бы избежать: быть сторонником независимости. "В Гетарии – это общая идея. Ты можешь быть правым или левым, но в первую очередь ты всегда за независимость", - резюмирует он.

На сегодняшний это день это выражается следующим образом, в деревне с размером населения чуть более 2 500 человек на муниципальных выборах в местный совет 2011 года Билду[4] [баск. - Объединсяйся] получила 5 мест, Баскская националистическая партия[5] ещё 5 мест, а Аралар[6] ещё одно. В сумме баскские националисты набрали 1 556 бюллетеней. Народная партия[7] и Испанская социалистическая рабочая партия[8] в сумме набрали 32 (32!) голоса.

Способ попаcть в "Реал"[9] в 60-ых-70-ых годах был ясен: начать играть в одно из клубов Гипускои или младших категориях самого "Реала", перейти в "Сансе", и, если ты достаточно хорош, попасть в основную команду. Это не только создавало особую химию между игроками, прошедшими общую дорогу до основной команды и впитавшими одну жизненную философию, но и превращало баскские команды в маленькие политические молодежные ячейки с желанием изменить текущее положение вещей. "Мы все были из одних клубов и из одной провинции. Многие были земляками и знали друг друга с детства. Система очень сильно отличалась от сегодняшней, она была гораздо менее профессионализирована. В 1972 году из "Сансе" в основную команду перешло 5 человек, годом ранее ещё 4. Нас отличал высокий дух товарищества и дружбы. Не было такой большой разницы в зарплатах как сегодня, поэтому не было никаких сор. С политической точки зрения, в последние годы Режима, когда он уже был в конвульсиях, они участвовали в массовых демонстрациях за амнистии или против франкизма, а в раздевалке, где все были из одной провинции, естественно, присутствовало чувство местного патриотизма. Так как манифестации были более общими, чем сейчас, когда каждая партия манифестует отдельно, мы все чувствовали причастность к отстаиванию своих прав", - анализирует ситуацию Де Ла Ос. Игроки вышли из народа и играли для народа. "Это были требования народа, и они были едины. И ты действовал и сражался как часть этого народа. Сегодня клубы космополитны, и, если ты скажешь немцу или кому-нибудь ещё, что он должен соотносить себя с трибунами, он ответит, и будет прав, что он приехал сюда играть в футбол на 4 года, а потом уедет", - продолжает он.

Уранга в форме "Реал Сосьедада"

Несмотря на высокопитательную территориальную и социальную среду, которая превратила "Реал Сосьедад" в социально-политическую и футбольную лабораторию, а также, без сомнения в одну из самых политизированных команд, Хосеан признает, что немногие из игроков принимали участие в демонстрациях, идя в первых рядах, как сделал это он в тот день, когда раздавал листовки на улицах в центре города. "Наверное, я был немного более погружен в это, хотя были и товарищи, занимавшиеся тем же самым. Но я не собираюсь раскрывать их имена", - продолжает он. Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, что одним из них был Инаксио Кортабаррия.

Инаксио Кортабаррия

Кортабаррия был центральным защитником и носил капитанскую повязку лучшего "Реал Сосьедада" всех времен, чемпиона Испании в 1981 и 1982 годах. В 1972 году в возрасте 21 года он появился в основном составе "Реала" и когда "Mundo Deportivo[10]" спросил его не хочет ли он получить вызов от главного тренера сборной Ладислава Кубалы. "А кто нет?", - ответил молодой игрок. "Придет ли этот день?", - настаивал журналист. "Я ожидаю, что да; По крайней мере, я сделаю все, что в моих силах", - уверил Кортабаррия. Этот день пришел. Сборная позвала его. В 1976 и 1977 он надел майку сборной 4 раза и заявил, что с него достаточно. Он не почувствовал её. Не ясно, что именно произошло (авторы пытались связаться с ним, чтобы подтвердить информацию, но он отказался говорить на эту тему), но все указывает на то, что заключил пакт о ненападении с Федерацией о том, что его больше не будут вызывать, а он в обмен не будет публично возмущаться отсутствием в сборной одного из лучших защитников Испании того времени. В книге Даниэля Гомета Амата "La Patria del Gol" (2007) ["Родина гола"], Кортабаррия немного касается темы своих взаимоотношений со сборной. "Команды всех? Хорошо, всех… У некоторых был другие команды. Когда я играл за эту [sic!] сборную, Франко был жив, и тогда надо было быть очень храбрым [чтобы отказаться]. У меня всегда была майка сборной. Им было особенно интересно смотреть как мы [баски и каталонцы] стояли по стойке смирно, когда играл гимн Испании. Это было для них особенно важно". Кроме того, Кортабаррия был активистом независимости с левыми взглядами. Уже закончив карьеру, он был центре баскской политической активности: например, в сентябре 2012 года он был одним из 14 подписавшихся под письмом с просьбой освободить 14 активистов ЭТА, испытывающих проблемы со здоровьем. Просьба сначала была отклонена Национальном судом, но, в конце концов, одобрена.

Другой значимой персоной на левом фланге баскского национализма в 70-ых и начале 80-ых, без сомнения, был Хосе Анхель Ирибар. "Эль Чопо" [исп. - ружье], вратарь и капитан "Атлетика" из Бильбао (провел 18 сезонов в основной команде) и бесспорный основной вратарь сборной Испании с 1964 (когда был выигран Чемпионат Европы) до 1976 года, проведший в майке сборной 49 игр. "У тебя не было других вариантом, либо играешь, либо заканчиваешь карьеру. Скажем, что в те времена было почти естественно играть за сборную", - рассказывает он. В 1978 году он пошел на выборы в качестве независимого кандидаты и представлял Бискайю в первом руководстве составе "Народного единства"[11]. Он сидел сбоку от другой футбольной звезды Хавьера Ируреты[12] и был одним из основателей "Ассоциации за амнистию Бискаи", боровшейся за амнистия 150 баскских политзаключенных. Его больше не вызывали в сборную: "Забавно, что я должен был сыграть 50-ый матч и находился в хорошей форме", иронизировал он. Но для своих он превратился в знамя борьбы. "Как минимум мы просим всеобщей амнистии, автономии, придания баскскому языку официального статуса и восстановления баскских привилегий. И ничуть не меньше. Кроме того, именно этого просит народ. Как только эти цели будут достигнуты, все остальное будет в руках политиков", говорил он. Так и случилось. Он ушел с передней линии политики, хотя всего продолжал поддерживать левый баскский национализм и культур. Деньги, собранные на матче в честь завершения его карьеры, он отправил в поддержку школ, где обучение шло на баскском.

Хосе Анхель Ирибар

Вернемся обратно в 1976 год. Со смертью Франко протест не закончились. В мае этого венесуэльская журналистика София Имбер[13] в интервью с Мануэлом Фрага Ирибарне[14], министром внутренних дел и заместителем председателя правительства, задала ему вопрос, почему были разрешена демонстрация всех флагов провинций, кроме Икурриньи [флаг автономного сообщества Страны Басков]. Фрага ответил: "Я отвечу на этот вопрос с большим удовольствием. Мы разрешили использования всех региональных флагов кроме баскского потому, что это не региональный флаг, это флаг сепаратистов. Если можно так сказать, это ложный флаг. Флаги Бискаий, Алавы и Гипоскои активно используются. Местные штандарты Бильбао и Алавы выставляются каждый день. Но так называемся Икурринья, так называемые флаг басков был нарисован Сабино Араной[15] с сепаратистскими целями… Это плохая копия английского флага, что, конечно, не самая лучшая параллель для испанцев, копия Юнион Джека с другими цветами. Этот флаг оскорбление для множества басков, а тем более для испанцев. Есть разница между флагом, под которым протестуют против единства Испании, и такими региональными флагами как каталанский или валенсийский, которые абсолютно чисты… Я скажу следующее: я сам поднял эту проблему и именно баски заявили, что не примут этот флаг ни в коем случае. Большинству басков он не нравится. Я не говорю об испанцах, а именно о басках. И в любом случае, чтобы добиться разрешения на использование этого флага надо пройти через мой труп".

Стоит заметить, что в то время требования признания легального статуса Икурриньи было не только требованием националистов, но и знаком перехода к демократии в целом. Требования, которое Хосена Де Ла Ос как представитель народа, футболист "Реал Сосьедада" и баскский националист, читавший и обсуждавший Троцкого в многочисленных автобусных выездах на игры, поддерживал полностью. "В 1976 году движение за легализацию Икурриньи было очень сильно. Мы знали, что это скоро случится. Но мы верили, что необходимо дать толчок, чтобы приблизить это время", - говорит он.

Итак, 5 декабря этого года состоялось баскское дерби на "Аточе[16]". Де Ла Осу пришла в голову идея: обе команду выйдут, держа в руках Икурринью, запрещенный флаг. Риск был очень велик, за этим могли последовать очень большие санкции, хотя игроки о них не учитывали это в своих предположения ("Мы не думали, что может последовать какой-либор наказание. В лучшем случае штраф, который конечно принесет небольшие неудобства, но не более, но ни в коем случае ни тюрьма", - говорит Де Ла Ос). План нужно было хранить в секрете. Он договорился с двумя товарищами, одним из них как не сложно догадаться, был Кортабаррия. Другого он не хочет называть. Они держали все в секрете до дня матча: они никому об этом не рассказывали, даже товарищам по команде, а игрокам "Атлетика" предложили поучаствовать в этом прямо на стадионе. Когда они рассказали о своей акции одноклубниками, возражение не последовало. В раздевалке бильбасцев Ирибар попросил 10 минут и дал понять, что, если среди футболистов его команды не будет единодушия, они откажутся. Таким образом история могла пойти совсем по-другому пути, но на тут появился Дани.

Отец Даниэеля Руиса Басана, или коротко Дани, одного из капитанов "Атлетика", был гражданским гвардейцем родом из деревни в регионе Риоха. "Шли 40-ые годы и он пошел в Гражданскую гвардию только потому что там платили 200 песет в месяц, крестьянин столько не зарабатывал в месяц, даже если вкалывал на земле как сумасшедший", - в одном из интервью "El Correo[17]" объяснял бывший игрок в 2011 году. Существует легенда, в которой нет ни слова правды, что у нападающего однажды произошел конфликт с Ирибару в отношении высказываний последнего о гвардейцах. "Это историю опубликовал "Don Balon[18]" без подписи в рубрике “Balonazos[19]”. Там не было ни слова правда. Естественно ничего похожего не происходило. Этого никогда не происходило и все от начала до конца придумали они. Они не знали, что Ирибар всегда тепло относился к моему отцу", - уверяет он.

Решение о том, что выйти на поле с Икурриньей в руках было единогласно одобрено в раздевалке "Атлетика". "Наверное, если бы они сказали "нет", мы бы не вынесли флаг, потому, что эта акция должна была быть совершена обеими великими баскскими командами", - сегодня вспоминает Да Ла Ос.

После того как замысел удалось сохранить в секрете и достичь согласия игроков обеих команд, пришло время приключений: надо было вынести Икурринью на поле "Аточи". В тот день Хосеан Де Ла Ос не был включен в заявку на матч. Он попросил свою сестру сшить Икурринью. Она была единственной в доме семьи Хетария, которая была в курсе плана. Даже их родители ничего не подозревали и не знали, что их сын, выйдя на обед, на самом деле отправиться на стадион в попытке осуществить свой рискованный план. Более того, Национальная Полиция остановила его по дороге. Они обыскали машину, но флаг не нашли. Остальную историю мы предоставим рассказать бывшему игроку от первого лица:

"Я приехал на "Аточу", несколько окон которого выходили на улицу Дуке де Мандас. Одно их этих окон было в раздевалке "Реала", и я уже предупредил одного игрока из состава, чтобы передать флаг команде. Я ударил по стеклу, мне открыли, и я передал пакет внутрь. Хотя я и не был включен в состав как у игрока "Реала" у меня был доступ на стадион, и я нормально прошел внутрь. После того как наши игроки договорились с "Атлетиком" и решили вынести флаг на поле, оставалась проблема как передать Икурринью из раздевалки на поле. Путь между ними проходил через ров где всегда, а особенно во время подобных матчей, было полно Национальной полиции. Я передал флаг Сальве Ириарте, который на поле засунул его в сумку, где хранились бутылки с водой и губки, а потом он сел скамейку. Там я всем сказал: "Не беспокойтесь. Флаг на скамейке, он у [Сальвы] Ириарте. Я его заберу и выйду на поле, чтобы передать его. Так и случилось. Команды выходили двумя параллельными рядами. Я шел между ними по середине, держа в руках флаг, который мне помогли развернуть Ирибар и Корабаррия. Если бы решила бы вмешаться, им бы пришлось пробиваться в центр толпы игроков. Естественно это выглядело бы очень жестоко. Когда все закончилось, остальные должны были начать матч, а мне пришлось вернуться к рву перед раздевалками, где находились полицейские. Если честно, я ожидал, что в этот момент меня задержат и снова отправят в отделение. Но, к моему удивлению, этого не случилось. Естественно, поддержка с трибун была единодушной, все были очень эмоциональны, публика среагировала настолько сильно, что полиции в тот момент было сложно что-либо предпринять. Поэтому я думал, что пройдет 2-3 дня перед тем как меня задержат. Но нет. Меня не искали. Как будто бы ничего не произошло. В течение дней после матча команда жила нормальной жизнью, никто не боялся, что с нами что-то случится".

В стане "Атлетика" тоже ничего не происходило.

Существует множество свидетельств о том, что творилось в это время на "Аточе". Все отмечают единодушную реакцию трибун и важность этого момента. Для истории осталось одна фотография: Кортабаррия и Ирибар гордо держат знамя на фоне трибун старого "Аточе" и группы барабанщиц, одетых в красные кители, сопровождавшей выход команд на поле. А за флагом видны только ноги в джинсах, принадлежащие настоящему герою этой истории, Де Ла Осу. Фотография, ставшая символом поколения. Например, Мартин Ласарте, уругвайский тренер с баскскими корнями руководивший "Реал Сосьедадом" между 2009 и 2011, держал эту фотографию в своей комнате в доме в Монтевидео, когда был ребенком. Этот матч с разгромным счетом 5:0 выиграл "Реал", "Атлетик" не очень напрягался потому, что через 3 дня они должны были выйти на поле стадиона "Джузеппе Меацца", чтобы сыграть в ответном матче Кубка УЕФА против "Милана", который на "Сан Мамесе" был разгромлен со счетом 4:1. После окончания дерби имени Икурринья Ирибар подошел, как это было принято в то время и было чуть ли не религиозном ритуалом, к микрофону Хосе Марии Гарсии, репортера радиостанции "Cadena SER[20]". Гарсия, всегда задававший вопросы, которые должен был задать, спросил его прямо чувствует ли он себя испанцем. Повисла небольшая пауза, которую вратарь разрезал фразой: "Я это я и это моя земля".

Это был первый случай после окончания Гражданской войны, когда Икурринью показали на массовым мероприятии и никто не понес за это наказания. Спустя несколько дней, 19 января 1977 года, флаг был поднят на Площади Конституции в Сан-Себастьяне. Этот день стал днем, когда Икурринья была легализована де-факто. После предоставления в 1979 году Стране Басков статуса автономии Икурринья стала её официальном флагом. Но до всего этого был футбол.

Сегодня эта Икурринья, сшитая сестрой Хосеана да ла Оса, находится в музее "Реала". "Это логично: это было значимое событие не только для народа, но и для "Реала" тоже", - говорит экс-игрок, который вошел в историю больше благодаря этой истории, а не своей карьере в бело-синей команде. "Я нормально отношусь к тому, что меня помнят по этой истории, это моя гордоcть, потому что мы смогли внести свой вклад в приближение к жизни мечты баскского народа", - продолжает он. В 1976 году началась его карьера в сфере юриспруденции, по своей традиции, он получил степень всего за 3 года, вместо обычных 5. И сегодня, хотя он ходит на стадион, поскольку ему зачастую не нравится то, что он слышит на трибунах, он по-прежнему близок к "Реалу", работая с ассоциацией ветеранов команды и требуя от игроков большого участия в политике. "Уверен, что они должны брать на себя больше обязательств, но всегда все ограничивается деньгами. Сегодня они уверены, что, сделав одно пожертвование они сделали что-то значимое: о них говорят, как о героях дня, с ними делают фотографии и дело сделано. Они должны быть ближе к реальности, кроме того нужно помнить, что они являются привилегированными персонами, и у них гораздо выше уровень личной безопасности и благосостояния, чем у любого рабочего".

Де Ла Ос и Икурринья с матча в музее "Реал Сосьедада"

Сегодня, в свои 64 года [книга написана в 2015 году], уроженец января 1949 года, у него свой офис в хорошем районе Сан-Себастьяна. Прямо напротив офиса любопытный бар: место со всеми видами коктейлей, который по утрам заполнен прохожими, знающими официанта по имени и просящими кофе. Там стоит музыкальный автомат, украшенный пластинниками The Smiths[21], The Clash[22] и альбомом "Rock and Roll Animal" Лу Рида[23]. За баром стоит молодой человек, которому ещё нет 40. За его спиной висят несколько старых фотографий "Реал Сосьедад" с автографами. На одной из них Луис Мигель Арконада тащит на поле "Камп Ноу" молодого Хосе Марию Бакеро[24], все ещё в бело-синей футболке, и Диего Марадона в сине-гранатовой футболке, наблюдающий за этой сценой. У него так же есть несколько снимков Хосе Антонио Арсака, легендарного полузащитника "Реала", бывшего товарищем по команде Де Ла Оса, и постоянно клиента этого бара. Я сказал официанту за баром, что прямо напротив его бара находится офис футболиста, вынесшего на поле Икурринью, не указывая никаких дат. "Уранга? В этом подъезде?", - он спросил удивленно. Естественно, он знал кто это такой. Герои не всегда заметны на фотографиях, но они всегда остаются в памяти.

 

Предыдущие части:

  1. Пролог 
  2. Предисловие
  3. Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье
  4. В мае 68-го под булыжниками мостовой был и газон тоже
  5. Гладиатор 
  6. Игрок, никогда не дававший автографов
  7. Две повязки достоинства

Другой мой блог, посвященный истории самой левой команды Испании - Райо Вальекано

[1] Переход Испании к демократии (исп. Transición Española) — период в истории Испании, когда страна переходила от диктатуры Франсиско Франко к парламентской демократии в форме конституционной монархии. Считается, что переходный период начался со смерти Франко 20 ноября 1975 года, в то время как его завершением в разных источниках считаются принятие испанской Конституции 1978 года, провал попытки государственного переворота 23 февраля 1981 года или победа на выборах Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) 28 октября 1982 года.

[2] Пасáхес (исп. Pasajes, баск. Pasaia) — город и муниципалитет в Испании, входит в провинцию Гипускоа в составе автономного сообщества Страна Басков

[3] Зараутс (баск. - Zarauzko Kirol Elkartea) – небольшой клуб из одноимённого города в Стране Басков, никогда не играл на уровне выше Терсеры.

[4] Bildu – баскская избирательная коалиция, объединившая несколько баскских политических групп левой направленности и поддерживающая идеи независимости Страны Басков.

[5] Partido Nacionalista Vasco — политическая партия, действующая преимущественно в Испании, идеологией которой является баскский национализм и идея создания независимого либо автономного баскского государства.

[6] Aralar – баскская политическая партия с идеологией крайнего баскского национализма и крайне-левого социализма.

[7] Partido Popular — правящая политическая партия в Испании правоцентристского толка. Является одной из самых крупных в Европе. Её численность превышает 700 тысяч человек. Это одна из двух основных партий страны.

[8] Partido Socialista Obrero Español; сокр. PSOE — крупнейшая левая политическая партия Испании. Является членом Европейской социалистической партии и Социалистического интернационала. Находится в оппозиции после поражения на парламентских выборах 2011 года.

[9] В Испании "Реалом" называют именно "Реал Сосьедад", а не мадридский "Реал". Для последнего значительно чаще использую обозначение "Мадрид".

[10] Mundo Deportivo (Спортивный мир) – испанский спортивный журнал, издающийся в Барселоне В основном специализируется на освещении футбола, в первую очередь "Барселоны".

[11] Народное единство (баск. Herri Batasuna) – политическая коалиция, основанная в 1978 году, стоящая на позиция левого баскского национализма

[12] Хавьер Ируретагоена Амиано (исп. Javier Iruretagoyena Amiano; 1948 - ) — баскский футболист и футбольный тренер. Ирурета сделал выдающуюся карьеру игрока, играя на позиции форварда за клубы "Атлетико" Мадрид и "Атлетик" Бильбао. Будучи одним из ключевых игроков"Атлетико", он был одним из главных кузнецов успешного выступления "матрасников" в начале 1970-х годов. Сейчас занимает пост спортивного директора "Атлетика".

[13] София Имбер (исп. - Sofía Ímber; 1924 – 2017) – Венесуэльская журналистка молдавского происхождения, основатель Музея современного искусства в Каракасе. Единственная в истории женщина-лауреат Национальной Премии журналистов Венесуэлы, первый лауреат из Латинской Америки премии Медали Пикассо, а так же обладатель множества других медалей и наград.

[14] Мануэ́ль Фра́га Ириба́рне (исп. Manuel Fraga Iribarne; 1922 - 2012) — испанский политический деятель консервативного толока, учёный-юрист, основатель "Народной Партии". В 1990—2005 годах — председатель автономного правительства Галисии. Долгое время входил в правительство Франко, пока в 1969 после конфликта с Генералиссимусом не был отправлен послом в Лондон. Во время пребывания на посту министра добился принятия закона о печати (1966), отменявшего предварительную цензуру. Во время "переходного периода" занимал пост министра внутренних дел.

[15] Сабино Арана Гоири (баск. Arana ta Goiri’taŕ Sabin; 1865 - 1903) — баскский политический деятель, националист, революционер, идеолог независимости Страны Басков от Испании. Сабино Арано часто называют "отцом басков", он также считается главным идеологом террористической организации ЭТА.

[16] Муниципальный стадион Аточа (исп. Estadio Municipal de Atocha) — ныне не существующий футбольный стадион в Сан-Себастьяне (Страна Басков, Испания), вторая в его истории домашняя арена клуба Реал Сосьедад, используемая им в течение почти 80-ти лет. Закрыт в 1993 году и спустя несколько лет снесен.

[17] El Correo (исп. - Курьер) – ведущая ежедневная газета Бильбао и Страны Басков. Одно из наиболее популярных газет Испании в целом.

[18] Don Balon (исп. – Дон мяч) – испанский футбольный журнал. Один из самых популярных в Испании. Организует одну из самых значимых испанских футбольных премий.

[19] Название рублики происходит от термина Talonazos, удар пяткой. Рубрика специализируется на футбольных скандалах.

[20] Cadena SER – испанская радиостанция, самая старая и популярна в Испании. SER расшифровывается как Sociedad Española de Radiodifusión (Испанское общество радиовещания)

[21] The Smiths — британская рок-группа, образовавшаяся в Манчестере, Англия, в 1982 году и впоследствии признанная критиками одной из самых важных альтернативных групп Британии, вышедших из инди-рока 80-х годов

[22] The Clash — британская музыкальная группа, образованная в 1976 году в Лондоне под влиянием музыки и имиджа панк-рок-группы Sex Pistols. The Clash являются одной из первых и наиболее известных групп — исполнителей панк-рока.

[23] Лу Рид (англ. Lou Reed, 1942 - 2013) — американский рок-музыкант, поэт, вокалист и гитарист, автор песен, один из основателей и лидер рок-группы The Velvet Underground

[24] Хосе́ Мари́я Баке́ро Эскуде́ро (исп. José María Bakero Escudero; 1963 - ) — испанский футболист, полузащитник. В настоящее время — тренер. Играл за "Реал Сосьедад" с 1980 по 1988, после чего перешел в "Барселону", где играл до 1997 года. Шестикратный чемпион Испании, победитель Лиги Чемпионов в составе "Барселоны".

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья