Блог Футболисты левого фланга

Гладиатор

Уверен, что, Джон Фицджеральд Кеннеди никогда не подразумевал, что его тексты могут обратить кого-нибудь в коммунизм. И если мы обратимся к его текстам, то очень сложно понять, что кто-либо может начать свой путь к коммунизму, читая Кеннеди. Но вот что произошло в этой истории. Когда JFK был убит в Далласе, Метин Курт приближался в своему 20-летию, уже был профессиональным футболистом и только что пристрастился к чтению.

Он не окончил среднюю школу, поскольку футбол превратился в жизненную необходимость и средством для выживания: смерть его отца и брак его старшего брата, тоже футболиста, превратили его в главу семьи, и единственным способом поддержать существование семьи было уйти в футбол и забросить книги. Поэтому, пока он тренировался и работал в лавке в обмен на фрукты и овощи, необходимые для семьи, у него не оставалось времени на чтение. Тренировки оказались хороший инвестицией, он стал профессионалом. В команде ПТТ[1] ему повезло встретить одноклубника, увлекающегося чтением, первой книгой которую он ему дал прочитать был роман Виктора Гюго "Отверженные". Ему так понравилось, что после тренировки он отправился на поиск книг на Чикрикчаляр Йокусу, базар Анкары,. Там он увидел книгу "Профили мужества[2]" Джона Фицджеральда Кеннеди. Он купил её.

Когда Кеннеди писал эту книгу, он был сенатором от штата Массачусетс, 4 года спустя он был избран президентом. Он восстанавливался после операции на спине и решил опубликовать биографии 8 американских политиков, которые были вынуждены пойти против мнения своих избирателей и их собственной партии ради достижения того, что их по мнению было справедливым. За эту книгу он получил Пулитцеровскую премию[3]. Метин Курт был восхищен мужеством людей, о существовании которых он раньше даже не подозревал. Как он вспоминает в своей биографии, в книге была фраза, застрявшая его в голове: "Не стесняйтесь говорить то, что считаете правильным. Рано или поздно вы добьетесь успеха". Наверное, это хороший способ добиться поста президента Соединенных Штатов Америки, но он явно не подходил для борьбы с авторитаризмом в европейском футболе 60-ых и 70-ых годов.

На поле Метин Курт играл на позиции крайнего правого полузащитника, был большой надеждой турецкого футбола и вызывался в юношескую и молодежную сборные Турции. На его позиции надо хитрить, обманывать, финтить. Он был полной противоположностью этому: вперед, вверх, напролом. Без каких-либо финтов. Однажды игроки ПТТ собрались в раздевалке, чтобы обсудить обвинения в мошенничестве в адрес одного из директоров клуба. К всеобщему удивлению, Курт взял слово. И не остановился на этом, он заявил, что, действительно, обвинения были правдивыми. И что все об этом знали. Реакция его тренера была простой и предсказуемой, в следующем матче он отправил Курта на скамейку. "В твоих словах есть смысл, но тебя обманули. Когда собираешься бороться за что-то имей ввиду 3 вещи: свою позицию, позицию твоих оппонентов и момент, когда ты это делаешь", сказал ему тренер. Курт усвоил этот урок, но никогда не прекращал говорить прямо и не важно, чего ему это стоило.

Его обостренное чувство справедливости росло вместе с числом книг, которое он прочитал. Он добрался основных трудов Карла Маркса и Георга Гегеля. Он стал политическим животном. ППТ продал его в "Галатасарай".

Метин Кюрт в составе &quout;Галатасарая&quout;

Метин Курт в составе "Галатасарая"

В своей биографии под названием "Гладиатор" (2009) Метин Курт ясно выделяет конкретный момент своего социального пробуждения. "Я только что отыграл матч турецкой сборной против Голландии. После окончания матча ко мне подошел мальчик, босой, почти без одежды, он попросил у меня шнурки от бутс. Он хотел только их. Я начал плакать. Реальность ударила меня по голове молотом. Я никогда не мог и не хотел забывать от этом. С того дня этот ребенок осветил мой путь".

Курт начал ощущать себя и публично позиционировать себе коммунистом. Настолько, что в 1972 году после матча Кубка европейских чемпионов против мюнхенской "Баварии" Пауль Брайнтер, другая европейская футбольная икона левых, открыто высказавшийся в поддержку маоизма, после окончания матча подошел к нему, чтобы поговорить о политике. Он уже слышал о нем именно из-за его политических взглядов. В то время на трибунах стадиона "Галатасарая" случилось не самое обычное событие: множество левых рабочих и студентов пришли на стадион, чтобы посмотреть на игру полузащитника, говорившего что ему, нравится играть перед публикой, и чтобы фанаты с самых дешевых мест на стадионе могли видеть его вблизи.

Зимой 1973 года начались проблемы. "Галатасарай" задолжал ему денег, причитавшиеся ему по контракту, и игрок открыто их потребовал. Он даже отрастил бороду в знак протеста. Однажды, снова в раздевалке, он нашел письмо, где сообщалось, что он отстранен от работы и лишен зарплаты. Профсоюз игроков, достаточно слабенький, попросил простить Курта. Он публично отказался от этой поддержки и бросил вызов ассоциации, теоретически призванной защищать его права. "Если они меня простят, я проиграл", заявил он. Он понял, что, если он хочет защищать футболистов от злоупотреблений со стороны клубов, он должен основать другой профсоюз. В 1975 году был создана Ассоциация спортсменов-любителей. Началось настоящее восстание. Первое сражение было за бонус, который полагался ему за победу в Кубке Турции. Турган Эсе, владелец клуба, назвал его "коммунистом", заявил, что он приносит "анархию в футбол" и что Курт "лидер анархистов". Все это было сказано, только из-за того, что он попросил заплатить ему, то что ему были должны. В своей борьбе он объединился с 4 другими игроками. Все 5 были отстранены от команды. Сражение продолжилось в мае 1976, когда Курт выступил перед прессой и болельщиками "Галатасарая" с требованиями отставки Эсе и возвращения всех 5 игроков в команду. В конце концов, как всегда, все сложилось наихудшим для него образом: его 4 товарища попросили прощения и были возвращены в команду; он отказался и был отправлен в ссылку в скромный "Кайсериспор".

Это стало временем окончательной политизации Метина Курта. Со своим революционным взглядом он страстно боролся за, то что в футболе было даже не мыслимо до появления правила Босмана, уже в конце 70-ых он предложил, что игроки должны иметь право играть в любой команде, в которой захотят. Такого не было даже в Европе. "Игроки являются рабочими и имеют право продавать свою рабочую силу. Если клуба просто их продают и покупают по своему усмотрению, они просто рабы. Сегодня закон защищает их статус рабов", - заявил он. Это были годы, когда он начал писать для газеты «Politika». В 1978 он завершил карьеру. Он не захотел того, чтобы в честь него устраивали прощальный матч, потому что считал это "элегантной формой попрошайничества".

Два года спустя, в тот же самый день, когда он собирался сделать публичное заявление об основании профсоюза для всех турецких спортсменов всех видов спорта, 12 сентября 1980 года произошел государственный переворот. Военные во главе с генералом Кенаном Эвреном[4] захватили контроль над страной, была запрещена любая политическая деятельность, приостановлено действие Конституции, введено военное положение, ограничена свобода прессы и посажены в тюрьму по подозрению в терроризме тысячи политических противников. Это означало конец мечты Метина Курте о профсоюзе спортсменов, он впал в депрессию и беспробудное пьянство. Его единственным занятием стала работа для спортивного журнала "Sportmence", куда он не писал о политике, но старался придать спорту более культурный характер.

Спустя много лет, помимо политической деятельности, в 2009 году он основал Spor-Sen [Spor Emekçileri Sendikası, Профсоюз спортивных работников]. Годом позже Курт посчитал, что организация ушла от тех целей, для которой он её изначально задумывал и организовал демонстрацию у дворца Долмабахче, в котором премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган принимал представителей этой организации. Потом, в чистейшей коммунистической традиции, он привнес раскол в организацию основав Devrimci Spor Emekçileri Sendikası [Революционный союз спортивных работников], который действует и в наши дни.

Наиболее успешная его политическая акция во время профсоюзной деятельности стала одной из самых больших протестов против Тайипа Эрдогана. На открытии нового стадиона "Галатасарая" "Тюрк Телеком" премьер-министр был жестокого освистан болельщиками команды. В эту же самую ночь десятки болельщиков были арестованы по подозрению в терроризме. Курт организовал марш, ставший одной из самых больших антиэрдогановской демонстраций за время его правления (Эрдоган руководит Турцией с 2003 года).

В 2011 году Метин Курт решил пойти на всеобщие выборы в составе КПТ [Türkiye Komünist Partisi, Коммунистическая партия Турции]. До этого он, несмотря на открытую приверженность коммунистическим взглядам, никогда не вступал в ряды каких-либо партий. Как он объяснял, на этот шаг его подвигло желание очистить политический имидж футбола, потому что же на этих же выборах легендарный экс-форвард сборной Турции и "Галатасарая" Хакан Шюкюр[5] выдвигался в рядах ПСР [Adalet ve Kalkınma Partisi, Партия справедливости и развития, умеренная консервативная партия, с 2003 года правящая партия], а Саффет Санджаклы[6], ещё один бывший футболист сборной был кандидатом от ПНД [Milliyetçi Hareket Partisi, Партия националистического движения], самая большая крайне-правой партия, являющейся третей по степени влияния партией в Турции. "Мы должны не оставить ничего в руках тех, кто все пачкает. Это касается и спорта. Мне не должны уступать тем, кто хочет, чтобы спортсмены были ручными обезьянками в руках средств массовой информации, тех, кто их эксплуатирует, в руках тех, кто хочет высушить болото спорта. Не сдавайтесь, не молчите, не бойтесь!", - говорил он в своем избирательном видео. Изображение сопровождалось кадрами его игры и классической коммунистической атрибутикой.

Метин Курт не прошел в парламент. Фактически коммунисты получили лишь 0,15% голосов, 64 000 бюллетеней против 21 миллиона бюллетеней в пользу ПСР Шюкюра и 5,5 миллионов в пользу ультранационалистов из ПНД Санджаклы. Это была его последняя проигранная битва. 24 августа он умер от сердечного приступа в возрасте 64 лет. Его похороны превратились в небольшую коммунистическую демонстрацию во главе которой несли фотографию легендарного игрока в футболке сборной. В конце концов, у него были похороны, которые он хотел бы: чествование его идеалов. Его жизнь и его футбол были такими же.

[1] ПTТ (PTT) бывшие название мультиспортивного клуба Тюрк Телекомспорт. Футбольная секция в рамках клуба была закрыта в 2011 году.

[2] Profiles in courage— NY-Evanston: Harper & Raw, 1957. В книге даются краткие биографии людей, которых Кеннеди считал образцами мужества в политике.

[3] Пулитцеровская премия (англ. Pulitzer Prize) — одна из наиболее престижных наград США в области литературы, журналистики, музыки и театра.

[4] Ахмет Кенан Эврен (тур. Ahmet Kenan Evren; 1917 - 2015) — турецкий военный и государственный деятель. В 1977 занял пост главнокомандующего сухопутными войсками, с 1978 начальник генерального штаба. Организатор военного переворота 12 сентября 1980 года, после которого занимал главенствующее положение в новой администрации, а затем был избран президентом, на этом посту и оставался до 1989 года. Переворот и начало правления Эврена сопровождались массовыми политическими репрессиями.

[5] Хака́н Шюкю́р (тур. Hakan Şükür; 1971 - ) — турецкий футболист, нападающий. Много лет (с перерывами) выступал за стамбульский «Галатасарай», болельщики которого прозвали Шукюра «Босфорским быком» и «королём».

[6] Саффет Санджаклы (серб. Сафет Санџакли; 1966 - ) — турецкий футболист, нападающий. Он является первым игроком, который играл во составе всех трех турецких грандовː «Бешикташ» (1987-1988), «Галатасарай» (1994-1995) и «Фенербахче» (1996-1998). Участник Чемпионата Европы 1996 года.

Предыдущие части:

  1. Пролог 
  2. Предисловие
  3. Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье
  4. В мае 68-го под булыжниками мостовой был и газон тоже

Другой мой блог, посвященный истории самой левой команды Испании - Райо Вальекано

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья