О шахматах с любовью
Блог

До матча Карлсен – Непомнящий неделя. Что новый регламент нам несет?

«Шахматы – это игра ничейная…» Так вам скажет любой профессиональный шахматист, привыкший работать с машиной и выискивающий малейшие нюансы в изученных до дыр позициях. Кажется, попытка получить больше результативных партий лежит не столько в области теории, сколько в практике проведения соревнований. Именно по нему и пошла ФИДЕ, придумав необычный график проведения матча на первенство мира-2021.

Предыдущий матч за корону между Карлсеном и Каруаной стал настоящим кошмаром – все 12 классических партий завершились вничью, а имя чемпиона мира было названо по итогу тай-брейка. Так же произошло и в предыдущем матче Магнуса – против Карякина, двумя годами раннее. Там, правда, на те же 12 партий было две результативные, и снова «перебой». И по факту получается, что титул «классического» чемпиона, начиная с 2016 года определяется в другую игру – в быстрые шахматы. Это еще не футбольные пенальти (с ними, скорее можно сравнить шахматный блиц), но – явно не та игра. В ней от игроков требуются немного другие качества, чем в так называемые «длинные шахматы».

Так что же сейчас выдумала международная шахматная федерация для матча Карлсен – Непомнящий и остальных? Во-первых, число партий выросло с 12 до 14. Во-вторых, этих и будущих соперников ждет никогда прежде не применявшийся график: три партии – отдых, два дня – отдых, снова – три, затем – два, и в таком режиме все 14 партий матча.

К чему могут привести эти изменения? Давайте подумаем, изучим исторические примеры, благо этот матч за корону – 47-й в 135-летней истории розыгрыша этого звания.

Почему 14 партий лучше 12? Как вообще получилось, что партий в матче стало так мало? В XIX веке как правило играли не фиксированное число партии, а пока кто-то не одержит 10 или 8 побед, а ничьи в счет не шли. В матче 1927 года между Капабланкой и Алехиным будущему чемпиону мира надо было одержать всего 6 побед, но для этого потребовалось три месяца и 34 партии. Абсолютный «рекорд» поставили Карпов с Каспаровым, которые, начиная с осени 1984 по зиму 1985 года сыграли между собой за 5,5 месяцев 48 партий, и при этом, не смогли выявить сильнейшего. Шахматисты научились не проигрывать.

Мудрый Ботвинник, первый советский чемпион, который не мог играть бесконечно долго и хотел себя обезопасить, полагал, что регламент важнее чемпионов, – и предложил играть фиксированное число партий. С 1951 по 1972 годы играли «на большинство» из 24 партий: кто набрал больше очков в отведенное время, тот и победил, не важно при этом, сколько в этот промежуток было результативных партий. А что делать в случае ничьей? Все просто – в таком случае… чемпион мира сохраняет корону, ведь претендент не сумел доказать свое превосходства. Михаил Моисеевич выбил для чемпиона и еще одну жирную привилегию – право на матч-реванш в случае поражения. И благодаря этому повергнувшие его в матчах Смыслов и Таль восседали на троне всего-то по году. Оба они провалили проверку.

Но даже такой матч шел почти два месяца! С годами, когда мир становился динамичней, у шахмат возникли проблемы: никто не мог, но главное не хотел так долго следить за одним событием. К идее о сокращении числа партий пришли в 1993 году Каспаров и Шорт, когда было ясно, что 24 партий им точно не понадобится. И точно, за 16 партий все было решено: сперва доиграли, пока Каспаров не набрал 12,5 очков, а потом и до «конца матча».

А затем сокращение числа партий пошло стремительно. Матч КаспаровАнанд в в 1995-м игрался из 20 партий, Каспаров с Крамником в 2000-м ограничились 16-ю партиями, ну а Крамник с Леко в 2004-м – 14-ю. Причем во всех этих матчах чемпион сохранял старую, несправедливую привилегию – «победу» в случае ничейного окончания поединка.

Начиная с 2006 года, с матча Крамник Топалов, в ход пошла новая формула: 12 партий и тай-брейк в рапид в случае ничейного исхода. Почему именно 12 партий? Тут все просто – чтобы уложиться в три недели, что позволяло худо-бедно поддерживать интерес.

Поначалу получалось неплохо. Настоящий триллер, да с запахом «туалетного скандала» в Элисте-2006, бойня в Бонне-2008, гладиаторский бой в Софии-2010. Казалось, что ФИДЕ с этим угадала – все было в порядке с результативными партиями, и с напряжением борьбы, и со зрительским интересом. Игроки старой школы Крамник, Ананд, Топалов раз за разом выдали спектакли, но… с матча АнандГельфанд в Москве-2012 что-то поломалось. Всего две результативные партии, подспудное стремление чемпиона уйти на тай-брейк.

Именно в таком тягучем, откровенно скучном для зрителей формате, проходили все матчи, в которых участвовал Карлсен. Новый чемпион мира оказался исключительно практичным – партий мало, возможностей отыграться при поражения будет немного, поэтому не надо и «высовываться», а каждая ничья приближает к желанному тай-брейку. Учитывая уровень современной дебютной подготовки и лишь шесть белых цветов, риску нет места!

«Будь в матче побольше партий, возможностей для маневра было бы намного больше, – не без сарказма отвечал Магнус Карлсен на традиционный вопрос, почему матчи за корону с его участием всегда такие скучные. – Даже проиграв одну-единственную партию, у тебя может просто не остаться времени чтобы отыграться, любая результативная партия сразу ведет к изменению стратегии. Это показали и матчи с Анандом, и с Карякиным…»

В матче-2018 с Каруаной, понимая, что соперник исключительно цепок и вряд ли уступает ему в чем-нибудь, чемпион, кажется, с самого начала избрал тактику сделать 12 ничьих. И цинично довел ее до логического конца. Показательной стала заключительная партия, где у него черными был большой перевес… Осознавая, что любая случайность может привести его к поражению и потере титула, Карлсен вместо того, чтобы «дожать», и сразу закончить матч, железной рукой свел ее к ничьей, после чего уверенно взял тай-брейк – 3-0.

Помнится, за такое решение на него обрушились Каспаров и Крамник, считавшие, что так играть нельзя, и само провидение должно наказать норвежца. Магнус только ухмыльнулся и ответил экс-чемпионам мира, что «своими блестящими карьерами она заслужили право говорить глупости!» По факту он оказался прав. А то, что в матчах он не показывает своей истиной силы и не сотворил ни единого шедевра, так для этого есть турниры… А матч – это не «место для дискуссий», это борьба за титул чемпиона мира. Если он мог бы разыграть его в крестики-нолики, то Магнус играл со своим соперником в крестики-нолики.

«Лишние» две партии, как ни странно, могут решить эту проблему. При 14 встречах теперь у каждого из соперников есть по семь белых партий, и до какого-то момента оба могут по-настоящему рисковать… Одно или даже два поражения не поставят моментально крест на надеждах победить в матче. Ведь риск – это не только результативные, но гораздо важнее – интересные партии! Именно к этому предъявляют главные претензии к Карлсену.

«Мне кажется, в матче Карлсен – Непомнящий будет больше двух результативных партий, а также будет тай-брейк, – полагает президент ФИДЕ Аркадий Дворкович. – Для зрителей это хорошо, хотя для самих шахматистов – невероятное, громадное напряжение».

Важный аспект – 14 партий это не только больше возможностей, но еще больше усталости. Ведь каждая из партий отнимает море энергии: многочасовая подготовка, выматывающая игра, затем пресс-конференция. И всё это – три долгих недели, и почти без пауз.

Здесь мы подходим ко второму важному нововведению ФИДЕ – регламенту игры.

Что мешало ФИДЕ оставить привычный для трех последних десятилетий график игры: две партии – день отдыха – две партии и т.д. В поздних матчах у Каспарова, чтобы захватить побольше календарных выходных дней, был недельный график 2-1-2-1-1, но с 2006 года, с момента когда ФИДЕ стабилизировала розыгрыш, – в ходу было только 2-1-2 и т.д.

Не будем вспоминать о приснопамятных временах поединков советских времен, когда на 24 партии у каждого из соперников было право на три тайм-аута, что иногда приводило к чуть ли не недельным паузам в матчах, что невозможно представить в наше время.

Что же мешало сейчас сохранить режим «блоков» по две партии, разделенных выходным днем? Элементарно. Все дело – в увеличении числа партий в матче. Чтобы не выходить за рамки трех недель и было принято решение о сокращении и количества выходных. Отсюда такой странный график: 3-1-2-3-1-2. Все остальное по сравнению с четырьмя последними матчами за корону, в которых играл Карлсен, на своих местах, например, – традиционный день отдыха перед заключительной классической партией. К слову, перед тай-брейком не предусмотрено никаких дополнительных выходных дней. «Перебой» и закрытие.

Нет сомнений, что у ФИДЕ и в мыслях не было «копать» под Непомнящего. Известно, ведь, у претендента на корону далеко не такая блестящая физика по сравнению с чемпионом, и он регулярно сдает во второй половине турниров из-за элементарной усталости.

«Все эти изменения в регламент внесены, чтобы повысить напряжение и интерес к матчу, – поясняет за десять дней до старта поединка за корону президент ФИДЕ. – Прежде всего, чтобы увеличить вероятность результативных партий по сравнению с Лондоном 2018 года между Карлсеном и Каруаной, где все 12 партий с классическим контролем завершились вничью. Надеюсь, в Дубае они будут! Больше партий, меньше выходных дней – все это еще больше повышает вероятность ошибок и результативных партий с обеих сторон».

Учитывая разницу потенциалов между Карлсеном и Непомнящим – известно, Магнус, как правило, тяжело входит в игру, но разгоняется после экватора, Ян же напротив, бросается на соперников со старта, но постепенно сдает ближе к финишу, – интрига представляется особенно увлекательной… Сможет ли чемпион «включиться» с первой же партии, удастся ли претенденту поддерживать форму на протяжение всех 14 партий поединка?

Вопросы, ответы на которые может дать только сам матч в Дубае. Почему-то не остается сомнений в том, что мы увидим нечто особенное. А уж сменится ли шахматный король или Магнус Карлсен разменяет второй десяток лет на троне, – узнаем очень скоро.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные