Celtics
Блог

Правда ранит. Колонка Пола Пирса

Оригинал: Джеки Макмаллен, ESPN

Пол Пирс вспоминает свою дебютную игру в плей-офф в 2002 году, в серии до трех побед против Аллена Айверсона и «Филадельфии». Тогда Пирс набрал 31 очко за 25 бросков и добыл для «Селтикс» победу в первой игре.

«Помните, как я, бывало, бросал по 25 раз за игру?» – добродушно усмехается Пол.

Теперь его роль заключается не в этом. Пирсу 37, он играет самые низкие в карьере 26 минут за игру в «Вашингтоне» и делится своей мудростью с энергичными защитниками «Уизардс» Джоном Уоллом и Брэдли Билом. «Я твержу им: учитесь на том, что я сам делал (неправильно), когда был молодым».

До той серии плей-офф 2002 года против «Сиксерс» Пол никогда не смотрел записей игр, не выполнял никаких тщательно продуманных упражнений и растяжек. Вместо этого он забредал в «Бургер Кинг», заказывал бургер и большую колу. «Сейчас я даже не вспомню, когда последний раз пил газировку, – утверждает Пирс. – Теперь она для меня на вкус как кислота».

В разговоре с ESPN.com Пирс размышляет о тех переменах, которые поспособствовали его долголетию в лиге, об ужасном сезоне в «Бруклине», о чемпионском годе в Бостоне и о шансах в предстоящем плей-офф у юных «Уизардс» – у которых, по мнению Пирса, «есть все, чтобы попасть в финал Восточной конференции».

* * *

Пирс утверждает, что сейчас весит всего 225 фунтов (102 кг) – впервые в карьере его вес ниже отметки 230 во время игр плей-офф. Он избегает фаст-фуда, следует строгому тренировочному режиму весь сезон, пьет в основном лишь воду («И иногда немного красного вина», – добавляет он с ухмылкой) и разминается минимум час перед каждой игрой. Несмотря на снижение своей роли в команде (12 очков и 4 подбора – это тоже самые низкие показатели в карьере), Пирс говорит, что наслаждается игрой за «Вашингтон».

– Сейчас я намного счастливее. Прошлый год в «Бруклине» был тяжелым... даже ужасным. Все дело было в отношении парней. Про ту команду нельзя было сказать, что она состояла из множества молодых игроков. В составе были ветераны, которые не хотели играть и не хотели тренироваться. Нам с Гарнеттом каждый день во время тренировок приходилось заставлять их собраться. Если бы не я и Кевин, то прошлогоднему «Бруклину» было бы совсем плохо. Мы поддерживали их на плаву каждый день.

Больше всего Пирса озадачил Дерон Уильямс.

– До перехода в «Бруклин» я рассматривал Дерона как кандидата на MVP. Но, оказавшись в «Нетс», я понял, что он не хочет быть MVP. Ему это просто не нужно. Мне кажется, иногда ему приходилось иметь дело с очень серьезным давлением. Он ведь тогда впервые вышел на национальный уровень. СМИ в Солт-Лейк-Сити и Нью-Йорке – они отличаются друг от друга. На мой взгляд, это очень сильно повлияло на него.

По словам Пирса, ветеран Джо Джонсон был приветливым профессионалом своего дела, но неохотно брал на себя лидерство в раздевалке.

– Джо Джонсон – тихий, спокойный парень. Он не хочет лишнего внимания и редко что-то либо говорит. В клубе было слишком много «вторых скрипок». Когда мы пришли в клуб, Кей-Джи и я предполагали, что это нам, старикам, нужно будет гнаться за ними. В итоге же нам пришлось их тащить за собой.

«Бруклин» отдал свой пик в 2014 году («Селтикс» использовали его на Джеймса Янга) и незащищенные пики в 2016 и 2018, чтобы заполучить Пирса, Гарнетта и Джейсона Терри. Им казалось, что с таким составом они станут претендентами на чемпионство, но в итоге «Нетс» удалось выиграть лишь 44 раза при 38 поражениях и вылететь из плей-офф уже во втором раунде, уступив дорогу «Майами Хит». По окончании сезона «Нетс» решили отказаться от услуг Пирса и отпустили его как свободного агента.

– Я бы остался в «Бруклине» ради Кевина, – говорит Пирс. – Я сказал ему: «Мне не нравится вся эта ситуация, но если ты скажешь, я никогда тебя не оставлю здесь одного». Но они не собирались продлевать меня, так что мне не пришлось даже делать какого-то выбора. Сам бы я никогда не оставил Кевина в таком положении.

Гарнетта в феврале обменяли в «Миннесоту», где он в будущем перейдет на работу во фронт-офисе клуба и станет совладельцем «Тимбервулвз».

– Он очень счастлив, – рассказывает Пирс. – Я рад, что он снял свое вето на обмены. Я говорил ему: «Друг, в «Бруклине» тебя не ценят». Они даже неправильно использовали его. И теперь он там, где и должен быть. Он сам и есть «Миннесота». Кевин ведь даже не продавал свой дом там.

* * *

По словам Пирса, он до сих пор звонит Гарнетту каждую неделю. Именно Кевина он называет тем, кто впервые показал Полу пользу от барокамеры, где Пирс теперь спит по 2-3 часа перед каждой домашней игрой, что ускоряет процессы восстановления. Гарнетт рассказал Пирсу об этом целебном методе в 2009 году, вскоре после завоевания чемпионского титула. Пирс утверждает, что пребывание в насыщенной кислородом барокамере при атмосферном давлении в три раза выше обычного помогает лучшей циркуляции крови, снижает воспалительные процессы, увеличивает выносливость организма и ускоряет выздоровление.

По данным вебсайта Carolina Hyperbarics, кислород распространяют по организму только красные кровяные тельца. Но барокамера превращает кислород в «раствор, который переносится всеми жидкостями организма, включая плазму, ЦНС, лимфу и костные ткани». Пирсу настолько нравится эффект от барокамеры, что он уже посоветовал Джону Уоллу попробовать ее на себе, а также попросил медицинский штаб «Уизардс» приобрести такую камеру для команды. Хотя во время регулярного сезона на выезд Пирс отправлялся без барокамеры, на время плей-офф он рассчитывает повсюду таскать за собой раскладушку и два металлических мотора.

– Это очень помогает восстанавливаться. Мне это пошло на пользу. По размеру камера – как небольшой гробик. Залезаешь в нее, застегиваешь молнию и все. Когда я впервые побровал эту процедуру, мне казалось, что я задыхаюсь и в камере нет воздуха. Но теперь я привык и засыпаю за пару минут.

По мнению Пирса, игроки сегодня могут значительно продлевать свою карьеру, поскольку клубы стали интересоваться правильным питанием, восстановлением, заботой о теле игроков. Его беседы с молодежью теперь в основном состоят из разговорах о социальных сетях и «вещах, которыми я занимался до Твиттера и Инстаграма».

– Я много говорю с ними о ментальной подготовке и игровой стабильности. Я постоянно твержу Уоллу и Билу: «Вам нужно правильно настроить себя. Вы хотите быть хорошими игроками или великими? Если вы хотите стать великими баскетболистами, нужно требовать от себя этого каждую игру, даже когда вы не в настроении». Оба этих парня обладают потенциалом, чтобы достичь величия. Я люблю их. Но иногда я не уверен, что они понимают, как много для этого нужно. У Рэджона Рондо была та же проблема. Иногда он был в настроении что-то доказывать, иногда – нет. Наверное, такое сейчас поколение. Многих из современных баскетболистов холили и лелеяли с 6 класса. НБА меняется. Я приходил в лигу с олдскульной ментальностью, тогда тренировки что-то значили. А теперь эти 24-, 25-летние игроки пропускают тренировки ради отдыха. Мне сложно это понять, но я пытаюсь.

Пирс пропустил три игры из-за травмы большого пальца ноги, но настоящей причиной пропуска матчей, по его словам, стала необходимость в отдыхе для правого колена, которое беспокоит его уже месяц. За 6 матчей перед этим Пирс бросал всего с 25,6%-ной точностью и не мог набрать и десятка очков. «Уизардс» поставили Отто Портера на место Пола в старте, и тот ответил на доверие 13,6 очками и почти семью подборами за игру.

– Отто – еще один парень, который пока не понимает, насколько он хорош. Он умеет бросать, уммет проходить под кольцо, умеет защищаться, но я пока не уверен, насколько сильно он хочет этого каждый день. Этому парню стоит завестись. Если он будет приходить в таком настрое на каждую тренировку и на каждый матч, все будет в порядке. Но его слишком сложно завести. Когда-нибудь я врежу ему, просто чтобы он взбесился.

В первом раунде плей-офф «Вашингтону» предстоит встретиться либо с «Чикаго», с которыми они обменялись победами в регулярке, либо с «Торонто», которым они проиграли все три поединка.

– Нам не очень удались встречи с «Торонто», но мне не кажется, что в них есть что-то особенное, что заставит тебя беспокоиться. На Востоке вообще нет такой команды, которая бы заставила меня признаться: «Я их боюсь, у нас нет шанса». Даже «Атланта» при всех своих достоинствах не создает ауру непобедимости и страха. Конечно, нужно беспокоиться о «Кливленде», потому что у них теперь есть ЛеБрон и хорошие ветераны, но если мы доберемся до финала конференции, произойти может что угодно.

* * *

Некоторые из нынешних молодых одноклубников Пирса смогут практически дословно рассказать о том, как Пол в «Селтикс» бился с ЛеБроном в «Кливленде» и «Майами». Они даже вспоминают о битвах между ними на Рождество, о которых сам Пирс уже давно забыл. Подобный дружеский дух в команде очень радует Пола.

Пирс до сих пор участвует в групповых переписках с Доком Риверсом, Гарнеттом, Кендриком Перкинсом и «Деткой» Дэвисом, но не разговаривал с Рэем Алленом с того момента, как тот уехал из Бостона в Майами летом 2012 года. О той истории сказано многое, но, как утверждает Пирс, люди не понимают одной вещи: он изначально никогда не был особенно близок с Алленом.

– Это были странные отношения. На паркете мы все были друзьями, но у Рэя всегда был свой путь. Таков уж Рэй. Даже когда мы играли вместе, иногда у нас был командный ужин, на который Рэй просто не приходил. Мы всегда ходили на его благотоворительные мероприятия, а сам он мог не прийти на наши. Я спросил его об этом: «Слушай, Рэй, мы поддерживаем все твои акции, но когда просим тебя о том же, ты нас игнорируешь».

Помню, когда Рондо продлил контракт, мы собрались отметить это в ресторане, а Рэй не приехал. Знаю, что Рэй не очень любил Рондо, но речь была не о том, кто кого любит. Ты не обязан любить всех своих одноклубников. Речь о поддержке. Рондо тоже вряд ли любил Рэя, но он всегда ходил на мероприятия, которые устраивал Аллен, чтобы показать: эй, мы все вместе.

Я не хочу в чем-то винить Рэя – на паркете у нас были чудесные отношения. Но даже после чемпионского сезона ветераны собирались на ужин после игр – Я, Кевин, Сэм Кэсселл – но без Рэя. Во многом я, Кевин и Сэм были настоящей «Большой Троицей». В какой-то момент мы просто признали: Рэй такой, какой он есть. Никаких обид нет. Все раздули историю из того, что мы больше не общаемся с Рэем после его ухода, но, по правде говоря, мы мало общались с ним и раньше.

* * *

В прошлый вторник Пирс соседствовал в автобусе с Кевином Серафином, и француз отметил, что ему было лишь 9 лет, когда Пирса задрафтовали. Как и многие ветераны, Пирс о многом сожалеет. Он хотел бы лучше заботиться о своем организме, когда был моложе, он хотел бы раньше объединиться с Гарнеттом, «чтобы наш совместный поход продолжался подольше». Он хотел бы быть моложе во время соперничества с ЛеБроном.

Пирс твердо стоит на своем: следующий сезон станет для него последним. «Мое время уже ушло». Это не означает, впрочем, что один из главных «трэш-токеров» НБА станет реже отпускать колкости в адрес других игроков.

– Я всегда говорю: жаль, что я был не на своем пике, когда мы играли против ЛеБрона. Посмотрели бы, сколько тогда бы он смог взять титулов, – ухмыляется Пирс.

Фото: globallookpress.com/Allen Eyestone/The Palm Beach Post; REUTERS/Kyle Terada/USA Today Sports; REUTERS/Brian Snyder

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные