Блокнот
Блог

«Достал русскую водку, выпил за 15 минут сколько смог и вернулся за доску». Магнус Карлсен и его демоны

26 ноября в Дубае стартует матч за шахматную корону между Яном Непомнящим и Магнусом Карлсеном.

Норвежец удерживает титул с 2013-го – мы знаем его как гения игры, своенравного и временами эпатажного гроссмейстера. 

А каким образом он мыслит в партиях, легко ли переносит поражения, как сломать его игру, под какую музыку ему проще сосредоточиться? И конечно, как алкоголь повлиял на образ жизни и мастерство? Обо всем этом он рассказал в подкасте музыканта и ведущего Вольфганга Вее Uncut («Без купюр»).

Ниже – наш перевод с норвежского: только самые важные отрывки в формате диалогов-историй. В самом начале Вее и Карлсен договариваются, что после разговора вместе пойдут играть в кейджбол (по сути, футбол в клетке – аутов нет, три игрока в поле плюс вратарь). Поехали!

«Можно неплохо играть блиц слегка нетрезвым». Карлсен объяснил, как по-разному алкоголь влияет на него в шахматах и футболе

Магнус: Я вообще-то собираюсь выпить пива в конце, я пробовал это раньше в кейдже.

Вольфганг: Я тоже. Какими были результаты?

Магнус: Я играл намного лучше.

Вольфганг: Серьезно? Потому что ты более расслаблен?

Магнус: Да, более расслаблен. Устаю сильнее, но играю намного лучше, пока хватает сил.

Вольфганг: Похмелье никогда меня не останавливало на футбольном поле и не влияло на мою игру…

Магнус: То же самое со мной. Лучшие матчи я сыграл после all-night вечеринок. Просто появлялся на поле после них, чувствуя большой прилив энергии. Вероятно, в крови просто по-прежнему было много алкоголя.

Вольфганг: Возможно, это связано с тем, что когда ты с бодуна, тебе на все наплевать. Все страхи и тревоги повседневной жизни исчезают.

Магнус: Ты становишься креативнее. Для шахмат это плохо, потому что там в большей степени нужна техника, а не изобретательность.

Вольфганг: При похмелье на поле, когда ты немного спокойнее и тебе на все плевать, результаты могут быть лучше. Но шахматы, наверное, все по-другому… Мне кажется, блиц можно играть с похмелья, но не классику?

Магнус: Я бы сказал, что с классическими будет легче. В блице в большей степени речь идет о технике и интуиции, а с этим сложно, если ты пьян. Можно неплохо играть блиц слегка нетрезвым. Я рассказывал об этом раньше. Один из моих лучших дней в блице был после того, как я выпил казахстанской водки из мини-бара. В тот момент я был очень подавлен и физически, и ментально. Мне просто нужно было перестать думать.

Вольфганг: Когда это было?

Магнус: В 2012-м, на ЧМ по блицу и рапиду. Мне нужно было перестать думать, и единственное решение, которое я нашел, – выпить, чтобы расслабиться.

А вот и история с водкой из Астаны, ее Карлсен рассказывал в другом подкасте (Må på behandling – Med Morten Ramm, 5 ноября 2020 года)

«Я лидировал после двух дней рапида. Потом съел что-то не то на ужин, не смог спать, всю ночь меня носило с животом. Я облажался в третий день и стал вторым. Потом началась часть с блицем – два дня по 15 партий. Помню, в первый день народ подходил к распечаткам с результатами несколько раз, чтобы удостовериться: правда ли, что я играю чертовски плохо.

Начинается второй день – и опять катастрофа. Я выиграл на одну партию больше, чем проиграл, находился в середине таблицы. И тут я думаю: «Остается попробовать лишь одну вещь». Я иду в комнату, открываю мини-бар, достаю русскую или казахстанскую водку и выпиваю столько, сколько могу за 15 минут. Возвращаюсь. И что происходит?

Во-первых, народ начинает недоумевать: почему этот парень, который несколько дней выглядел таким недовольным, сейчас такой веселый? А когда я начал играть: почему он играет так чертовски быстро и уверенно?

Первая партия была с бывшим чемпионом мира Топаловым, я играю черными и громлю его, не тратя времени. Продолжаю с Карякиным и громлю его тоже. Выигрываю оставшиеся восемь партий вообще без борьбы. В итоге стал вторым. Не сумел достать лидера, не хватило пол-очка, хотя по ходу отставал на четыре.

Там и тогда я чувствовал себя Богом. Мне казалось, что я играл превосходно и так быстро! Позже я посмотрел на партии и понял, что играл не так уж хорошо, но, очевидно, сумел полностью запугать соперников». 

Возвращаемся из Астаны и 2012-го: Карлсен – о том, как меняется мозг при игре пьяным / с похмелья

Магнус: Я играл с похмелья в классические шахматы. Это возможно, но через несколько часов я сильно устаю.

Что касается креативности, не обязательно с похмелья, а в целом, если я уставший или в плохой физической форме, то… Во всяком случае, ко мне часто приходят лучшие идеи, потому что я не думаю логически привычным образом. Я в каком-то смысле делаю свой поиск шире, и это может дать результаты.

Вольфганг: То есть, речь идет об устранении психологических барьеров?

Магнус: Да. Потому что одна из вещей, которую я выучил, играя в шахматы: мозг, как говорят, становится меньше. Потому что в шахматах настолько много вариантов, что нужно научиться сужать поиск – иначе потратишь слишком много времени.

«Я играю лучше, если слушаю музыку в наушниках»

Вольфганг: Мне кажется, у Симена Агдестейна (норвежский гроссмейстер и футболист – Sports.ru) была хорошая фраза про блиц, что у него начались проблемы в тот момент, когда он начал думать…

Магнус: Так часто бывает. Я много играл блиц по интернету. Я всегда чувствовал, что играю лучше, если слушаю музыку в наушниках. Тогда мне легче расслабиться и перестать думать. Без музыки я могу слышать самого себя, то, как я думаю. Это мешает мне использовать интуицию и технику.

Разумеется, на серьезных турнирах наушники запрещены, чтобы исключить мошенничество. Это немного влияет на мою игру. Я полностью согласен с Сименом. Однако иногда интуиция что-то подсказывает, но я вижу, что это неправильно. Вот тогда на самом деле нужно думать. Но в большинстве случаев можно принять решение не хуже, а, может, даже лучше, через одну секунду, а не после 1-2 минут раздумий.

Вольфганг: Твой шахматный плейлист уже готов? С какими-то фаворитами, которые помогали тебе раньше…

Магнус: Да, он менялся немного… с возрастом и вкусом.

Вольфганг: Это инструментальная музыка, симфонии, noise или..?

Магнус: Нет. Кое-что из инструментальной, но не симфоническая. Если инструментальная, то чаще синтезаторы или техно.

Вольфганг: То есть ты обращаешься к настоящему дип хаус, когда играешь в шахматы?

Магнус: Иногда да. Позитивно все, что заставляет меня перестать думать.

Вольфганг: Ты знаком с системами 1 и 2, описанными Дэниэлом Канеманом?

Магнус: Да, я знаю, что он упоминал шахматы в своей книге.

Вольфганг: Система 1 – это наша интуиция, позволяющая принимать быстрые решения, например, когда мы ведем машину или делаем вещи, которые прежде делали тысячу раз и теперь повторяем на автопилоте. Система 2 – когда мы на самом деле должны думать, производить подсчеты – складывать, вычитать, делить.

Например, партия в классических шахматах, когда ты добираешься до середины и должен сделать важный выбор относительно эндшпиля, атаки или защиты. Это две разные ситуации. В шахматах присутствуют обе. В рапиде, как сказал Симен Агдестейн, ты в беде, если начинаешь думать, потому что сильно зависишь от системы 1. Правильно?

Магнус: Не понимаю, зачем ты раньше позволил говорить мне, потому что сам объясняешь все гораздо лучше. Шахматисты используют первую систему намного чаще, чем тебе кажется. И ты постоянно учишься задействовать ее все больше и больше.

Можно сравнить меня с моим отцом, игравшим в шахматы всю жизнь. Он, возможно, играет больше, чем я, потому что делает это онлайн почти каждый день. Он в основном использует вторую систему. В то время как я почти всегда использую первую.

Почему из Карлсена не получится учитель по шахматам?

Вольфганг: На моем хобби-уровне в шахматах некоторые ходы дают плохие ощущения без того, что я могу объяснить, почему именно. Возможно, я делал что-то подобное ранее и это привело к плохим результатам… Я просто чувствую, что этот ход неудачный…

Магнус: Я испытываю это чувство постоянно. Если вижу ход, то у меня незамедлительно появляется мнение, хороший он или плохой. Из меня не получится хороший учитель шахмат. Я часто могу сказать, что ощущения неправильные, но не могу объяснить почему. Может так быть, что в конкретной ситуации этот ход хороший, но он ощущается негармоничным и не стыкуется с моим предыдущим опытом и теми схемами, которые я изучил и узнаю.

Вольфганг: От лимита времени зависит, насколько ходов вперед ты думаешь?

Магнус: Да, от времени. А еще отчасти от уверенности в себе и формы. Если я уверен в себе и в хорошей форме, то могу чисто интуитивно решать, когда нужно думать дольше, а когда нет. Но я учусь сужать поиск, поэтому, даже если трачу много времени, то рассматриваю, возможно, лишь 2-3 варианта.

Ты, может быть, нашел бы намного больше. Иногда это может означать, что ты сможешь выйти на нечто гениальное – то, что я в каком-то смысле исключил в самом начале. Но, как правило, из-за лимита времени лучше всего иметь не более трех альтернатив.

Если вы сели играть с Магнусом, есть простейший способ выбить его из колеи

Вольфганг: Дорого ли обходится в психологическом и физическом плане то, когда соперник ставит тебя в положение, где ты должен как бы начать все с нуля, напрочь отметая те вещи, на которые ты уже потратил много времени?

Магнус: В классических шахматах очень часто случается, что ситуацию нужно оценивать заново. Я считаю, что это захватывающе. Для меня не является препятствием такая мысль: «Вот сейчас мне придется пересмотреть все заново». Потому что на столе появилась новая информация. Очень много очков выиграно и проиграно из-за способности адаптироваться.

Вольфганг: У тебя была забавная ситуация в связи с алкоголем в партии примерно лет 10 назад. Вы были на спонсорском мероприятии между партиями, и твой будущий соперник там немного выпил. Что ты чувствовал – помешало ли это ему играть на следующий день? И изменило ли твою установку на партию?

Магнус: Не знаю. Возможно, он был настолько расслаблен и так переносил алкоголь, что на нем это вообще не сказалось, но это без сомнений дало ему психологическое преимущество. Тогда я подумал: «Я должен побеждать. Для тебя, видимо, это не так важно, как для меня».

Он, наверное, вообще не обратил на это внимание – это был приятный вечер, где подавали алкоголь. Он, возможно, подумал, что играет в три часа на следующий день и может позволить себе выпить 2-3 рюмки и все равно быть в хорошей форме завтра.

Такие вещи и когда соперник играет очень быстро или с видимой беззаботностью, создают для меня проблемы. Я не хочу давать народу подсказки, но если вы хотите выбить меня из колеи, то это простой способ это сделать.

Почему Карлсен ушел с пресс-конференции после поражения от Карякина?

Вольфганг: Когда ты был моложе, тебя в большей степени волновало то, что о тебе думают?

Магнус: Я был более склонен прислушиваться к советам, а также выслушивать идеи других о том, как мне следует поступать и как мои поступки будут восприниматься. Сейчас я от этого все больше и больше ухожу. Не знаю, хорошо ли это.

Иметь дело со мной не стало легче, когда я понял, что мне не нужно волноваться насчет мнения других людей обо мне. Для меня это определенно хорошо, в первую очередь, психологически.

Была пара случаев в различных матчах на первенство мира, например, когда я проиграл Карякину в одной из партий. Я сидел на пресс-конференции и просто осознавал, что мне нужно уйти. Многие убеждали меня вернуться, говоря, что так реагировать неправильно. Но я дал четко понять, что я сделал то, что должен был в тот момент. И сейчас меня не мучают угрызения совести за это. Не думаю, что сейчас я бы отреагировал иначе.

Порой такие вещи могут случиться, и ситуация будет неприятной. Но не думаю, что стоит тратить много времени на то, чтобы исправить впечатление о себе из-за того, что люди не согласны с моим поступком. К счастью, со мной это не происходит часто. Я понимаю, что многие отдают предпочтение коммерческим интересам, но моя позиция такова, что пусть люди думают что хотят.

«Если бы я начал мошенничать...»

Магнус: Если бы я начал мошенничать, делая это по умному, то уверен, что никто бы не заметил. Мне бы понадобилось делать это всего 1-2 раза на протяжении партии. Мне бы даже не нужны были подсказки с ходами. Нужно было бы только знать, что один ход намного лучше другого. Или просто предупреждение, что здесь можно выиграть или тут нужно быть осторожнее, чтобы не проиграть. Это единственное, что мне понадобилось бы, чтобы стать практически непобедимым.

На самом деле это немного пугает. Например, в онлайн-турнирах многое делается, чтобы предотвратить мошенничество. Но невозможно играть, если ты не доверяешь соперникам.

Пик карьеры Магнуса давно позади – да-да, он сам так считает

Вольфганг: Когда был пик в твоей карьере? Как его измерить?

Магнус: Я бы сказал, в 2013-м. Когда я квалифицировался на матч на первенство мира и выиграл его. Мне было 22. Я много тренировался физически, работал с шахматами, играл на турнирах. С точки зрения шахматной подготовки я не был на пике, но как спортсмен в целом был. Это комбинация нескольких вещей: я был молод, у меня было море энергии и уже много опыта.

У меня также было несколько месяцев в 2019-м, когда мой рейтинг достигал максимума и я выдавал лучшие результаты. Я чувствую, что показывал лучшую игру в 2019-м, но в целом мой пик как атлета был, пожалуй, в 2013-2014-м.

«Я занимался трэштоком, для меня это было легко»

Вольфганг: Уметь выигрывать и проигрывать – важная часть жизни спортсмена. Этому мы первым делом должны учить детей и подростков. Какой из этих вещей ты научился в первую очередь?

Магнус: Никакой, мне кажется. Я никогда не был плохим победителем. У меня никогда не было потребности добивать проигравшего соперника. Я немного занимался трэштоком, но для меня это было очень легко, потому что я всегда мог прикрыть это результатами, а остальным было трудно задеть меня. Типа: ты можешь говорить что хочешь, но моя уверенность в себе настолько велика, что от меня все отскакивает.

Но я так и не научился проигрывать. По крайней мере, я научился держать это в себе. Я имею в виду, что не нападаю на соперников после поражения. Но должен признать, что последние пару лет я порой ловил себя на такой мысли: «Ты занимаешься этим большую часть своей жизни. Ты не можешь продолжать реагировать подобным образом, когда все идет не по-твоему». В какой-то момент ты бьешь кулаком по стене просто по старой привычке.

Вольфганг: Тебе стыдно, когда ты смотришь видео с такими эпизодами?

Магнус:  Нет, «стыдно» не то слово, но я не горжусь этим. Я принял себя таким как есть. Это не та часть во мне, которая больше всего нравится. Но и не могу сказать, что она меня полностью не устраивает и что я хочу это как-то изменить.

Как Карлсен переносит поражения? В прошлом году, проиграв одну партию, он лежал на полу в позе зародыша

Вольфганг: Можешь описать чувство большой неудачи?

Магнус: У меня есть два способа реагировать на поражение: я или очень злюсь, или… Как сказать... Есть пять стадий горя. Часто я перехожу сразу на злость. Злость и депрессия. Не всегда приходят обе, но какая-то из них – очень часто. Было столько случаев, когда я проигрывал и думал: «Так продолжаться не может. Я не хочу снова так себя чувствовать, если играю таким образом. Нужно просто уходить».

Кроме того, тревога. Я прочувствовал это во время матча за шахматную корону в 2016-м, когда уступал после 8-й и 9-й партий, особенно после 8-й. Я думал: «Как я смогу снова появиться на турнире после того, что мне виделось самым большим унижением за шахматной доской, какое только можно представить? Как я вообще смогу вернуться?» К счастью, я переломил ход матча и избежал этого.

Вольфганг: Элемент позора?

Магнус: Да, определенно. На одном из онлайн-турниров в прошлом году я проиграл полуфинал Накамуре после армагеддона. Я не разозлился. Я просто лежал на полу в позе зародыша и думал: «Как мне это вынести, как пройти через это?» Но пару часов спустя мне уже казалось, что все прошло нормально. Это внезапный случай того, как мой мир рухнул.

А в другой раз на одном из турниров я проиграл полуфинал, но выиграл партию за бронзу. После поражения в полуфинале у меня была почти апатия. Я чувствовал, что все было не так. Моя игра была настолько плоха, но я не мог указать, что именно мне не удалось. Этих вещей было так много, что я даже не смог разозлиться.

Вольфганг: В таких ситуациях у тебя не появляется мысль: «Блин, неужели это все?»

Магнус: Конечно. Это началось в 2017-м. У меня был период, когда все шло не так и я задавался вопросом: «Есть ли вообще у меня это еще?» Я все время чувствовал, что могу вернуться, но полной уверенности не было.

Понятно, что сейчас я достаточно реалистичен, чтобы понимать, что для меня не будет естественным постоянно находиться на том же топ-уровне, на каком я был в 22-23 года. Но я не могу представить, что у меня не получится приблизиться к тому уровню, если я действительно постараюсь.

И снова об алкоголе: Магнус пил во время онлайн-турниров, а еще – дважды напивался до отключки – и в итоге завязал на год

Магнус: Меня вдохновил фильм «Еще по одной» (преподаватели средней школы проверяют гипотезу ученого и психотерапевта о том, что содержание 0,5 промилле алкоголя в крови помогает человеку повысить эффективность и уровень счастья – Sports.ru). Я попробовал это в один день во время онлайн-турнира. Стартовал с легкого опьянения, и это сработало очень хорошо. Что было особенно классно, я начал день с поражения, и меня это совершенно не волновало.

Я выпил пару банок перед игрой и был в хорошем настроении, а потом выиграл четыре партии подряд. Я был под ником Dr. Drunkenstein (доктор Пьяный – Sports.ru), сидел и пил в эфире. Но сейчас я играю под ником DrNykterstein (доктор Трезвый – Sports.ru), потому что был трезвым весь 2019 год.

Вольфганг: Это была часть возрождения Карлсена?

Магнус: Как сказать… Мне пришлось много путешествовать в том году, играть на турнирах. Помимо этого у меня была девушка, постоянные отношения, так что это хорошо подходило. Я хотел проводить больше времени с ней, когда бывал дома. Времени на пьянство вообще не оставалось. Не хотелось тратить дни на похмелье и все такое.

Кроме этого у меня была пара эпизодов в конце 2018-го, когда все закончилось очень плохо.

Вольфганг: Из-за алкоголя?

Магнус: Я несколько раз отключился полностью, чего со мной раньше никогда не бывало.

Вольфганг: Во время матчей, играя в шахматы?

Магнус: Нет-нет, когда выпивал вне дома.

Вольфганг: Не слишком ли это рискованно для парня в твоем положении? Отключаться в публичном месте...

Магнус: Однозначно. Это одна из причин, почему я больше этого не делаю. Тогда я решил полностью отказаться от алкоголя на год, чтобы оставалось больше сил для других вещей.

Вольфганг: Ты быстро пьянеешь? Или тебе просто мало надо?

Магнус: Нет. В те периоды, когда я немного выпиваю, я нормально это переношу.

Вольфганг: Чуть-чуть «лакомства» на вечеринке с приятелями?

Магнус: На самом деле я так никогда и не научился…

Вольфганг: Пить медленно?

Магнус: Медленно наслаждаться процессом.

***

P.S. Завтра на Sports.ru – шахматное превью матча между Карлсеном и Непомнящим: стили игры, козыри и недостатки, что может повлиять на исход etc. А уже в пятницу – онлайн первой партии.

У Яна Непомнящего вот-вот матч за шахматную корону. Он пришел в «Что? Где? Когда?» – попал досрочным ответом, но засыпался на вопросе про спорт

Расписание матча за звание чемпиона мира по шахматам между Магнусом Карлсеном и Яном Непомнящим

Перевод с норвежского

Фото: globallookpress.com/JON OLAV NESVOLD/imago sportfotodienst, YOUSEF AL-AGELI; Gettyimages.ru/Dean Mouhtaropoulos; instagram.com/magnus_carlsen; РИА Новости/Владимир Вяткин

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные