Блог Тушите свет

Настоящие мексиканцы

Мексика – везде. Бойцы этой страны наложили несмываемый отпечаток на бокс в целом, они закрепили за собой крайне высокий авторитет в мире этого спорта. И репутация мексиканцев по большей части заслуженная. Но ту энергетику, бескомпромиссность, безразличие к пропущенным ударам и рассечениям несут в себе не только этнические мексиканцы.

Кубинец Хоэль Касамайор, который в эти выходные встретится с Хуаном-Мануэлем Маркесом, становится мексиканцем в бою только тогда, когда того требуют обстоятельства. На старости лет он чувствует в себе эту необходимость все чаще – трудно требовать деньги с организаторов боя, если все заранее ожидают зрелище не более увлекательное и богатое драмой, чем полет мухи под потолком. Черт возьми, да ведь у участника соревнований по спортивной ходьбе больше шансов получить нокаут, чем у Касамайора, играющего в свою игру. Поэтому приходится размениваться – удар на удар.

Касамайор и Маркес выясняют, кто настоящий мексиканец

Флойда Мэйвезера-мл. мы видели и в халате в цветах мексиканского флага и в сомбреро. Но только он, как и Касамайор, прирожденный контрпанчер. Человек, который, строго говоря, не любит пропускать удары (спросите, а кто любит? – бывают такие боксеры). Флойд использует преимущество в скорости, так что единственное, что связывает его с мексиканцами – это сомбреро.

Еще мексиканцем любят называть Рики Хаттона. Но Рики клинчует и борется чаще в течение боя, чем Джон Руис и Бернард Хопкинс вместе взятые. Что в нем от Мексики – это безразличие к пропущенным ударам и настойчивое желание заломать оппонента физически, смять и задавить. По нацеленности на мишень он похож на Хулио Сезара Чавеса, но стиль у Хаттона совершенно иной. Он накидывает удары десятками в сериях, подавляет активностью, но только треть из его ударов несут в себе урон. Впрочем, во всех случаях кроме одного этого было достаточно.

У участника соревнований по спортивной ходьбе больше шансов получить нокаут, чем у Касамайора

Но самый настоящий мексиканец из всех, не рожденных в Мексике – это «Убийца мексиканцев» Мэнни Пакьяо. Я согласен, в теперешнем своем виде он стал чуть более изобретателен, разнообразен в атаке, более собран – больше боксер, чем убийца. Но агрессия, ударная мощь и напор никуда не делись. Но ребята из Мехико и Тихуаны вряд ли это ценят. Для них он Мэнни, нокаутировавший Барреру и Моралеса, победивший Лариоса и Маркеса, и потому, когда Мэнни тренируется в Лос-Анджелесе в зале Wild Card и на улице звучит музыка мариачи – филиппинец настораживается. Он горд своим филиппинским происхождением, но иногда, в глубине души, ему очень хочется закричать Viva Mexico и замахать красно-бело-зеленым флагом… Он не мексиканец и ему страшно.

¡Viva Mexico!

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.