Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Ченц🏀в
Трибуна

Антон Понкрашов вспоминает блок Айверсону, защищает лимит и мечтает о телекарьере

От редакции: вы в пользовательском блоге «Ченц🏀в». Здесь пишут про проблемы российского баскетбола, берут интервью у олимпийских чемпионок и баскетбольных журналистов. Плюсуйте, подписывайтесь – и таких постов на Трибуне будет еще больше.

Если бы в российском баскетболе не было Антона Понкрашова, то его стоило бы придумать. Капитан УНИКСа не оставит равнодушными даже тех, кто едва с ним знаком.

- Мое первое яркое воспоминание с тобой на площадке – это игра 2006 года против «Филадельфии», в составе которой тогда были Уэббер, Айверсон, Игудала, Корвер. Приходилось ли тебе с тех пор играть с командой сильнее той «Филы»?

– Это был все-таки больше товарищеский матч в рамках NBA Europe Live Tour. У нас в первую очередь была мотивация проверить себя. Мне кажется, что любой спортсмен, любой ребенок мечтает сыграть с командой NBA. В принципе, это уже круто. А в то время там такие люди играли, что прикоснуться к ним было уже воспоминанием на всю жизнь.

Ты, кстати, напомнил и у меня сразу ностальгия. Мне повезло – я сыграл с «Филадельфией», и чуть ранее мы играли с «Клипперс» дома, в Москве. Тогда там сделали нереальный шум, потому что привезли команду НБА. Какие-то бешеные деньги, как мне кажется, были потрачены. В «Клипперс» была тоже серьезная бригада – Маггетти, Сэм Касселл, Каман. Это было что-то нереальное для моего детского разума, и, наверное, я даже тогда не понимал, насколько это круто.

Возвращаясь к твоему вопросу. Уровень был высокий, но, мне кажется, что Европа все ближе подходит к НБА. Если раньше между ними была пропасть, то сейчас лучшие игроки Европы, Дончич тому пример, уезжают в НБА и творят там чудеса.

- Как думаешь, сегодняшний УНИКС смог бы бороться на равных с «Филадельфией»? ЦСКА тогда довольно много проиграл…

– Да, но «Клипперс»-то мы обыграли. Баскетбол тогда и сейчас – это две разных игры, разные эпохи и тактики.

Самое интересное, что в НБА тоже есть провалы. Есть супер сильные команды, как «Голден Стэйт», с которыми, наверное, невозможно тягаться в их прайм-тайм, и есть, допустим, «Кливленд» этого года. Я не вижу там чего-то нереального. В лиге есть топ-команды, с которыми было бы тяжело, но и есть команды, которые мы 100% могли бы обыграть.

- Помню, как после игры с «Филой» ты говорил, что поставил блок-шот Айверсону.

– Я не говорил, я его поставил.

- Я посмотрел статистику, блок-шот не записали.

– Посмотрел статистику, а его не было? Не-не, я его накрыл, и еще наговорил ему там всякого на своем тогда еще плохом английском. Было смешно. Пацаны потом в сборной меня стебали на счет этой темы, что я его накрыл и сказал что-то типа: «Парень, это блок-шот». Серега Моня обожал эту тему.

Я уж не помню момента. Был на эмоциях. Представляешь, ты смотришь нарезку Айверсона, а потом накрываешь его. Это вообще какая-то… Факт в том, что он сделал движение, начал бросать мяч, и я достал его. Может, они посчитали этот бросок как промах, но я для себя записал, что это блок-шот.

(Смотреть с 22:50).

- Майками получилось обменяться после игры?

– Нет, там уровень космический. Была смешная история, не знаю, можно ее рассказывать или нет.

- Нужно.

– Значит, ситуация была такая – там был банкет или что-то в этом роде, и мы из того состава из русских ребят, получается, шли на этот банкет, а «Филадельфия» выходила. Мы видим, что они идут, поэтому немного расступились, а один из нашей команды попытался войти в дверь, когда как раз шел Айверсон и четыре бодигарда с ним. И бодигарды его, как в американском футболе, положили. Мы ржали, но фамилию не буду называть. Кто участвовал в этом, скажем так, событии, те помнят этот момент.

- Немножко сузим область поиска. Этот человек еще играет в Единой лиге ВТБ?

– Нууу, это не совсем корректный вопрос. Нет, он не играет. Совсем просто будет угадать.

***

- В твоем твиттере уже больше 6 лет закреплена следующая записьТы действительно считаешь, что российских баскетболистов пора заносить в Красную книгу и вводить лимит на легионеров?

– Я, безусловно, считаю, что в ближайшие несколько лет у нас возникнут большие проблемы с российскими игроками. Просто потому, что всему поколению, начиная с 1983 года, в силу возраста придется заканчивать, а молодого поколения на сегодняшний момент нет.

Оно есть, эпизодическое, но нет, скажем так, притока молодых игроков. А притока нет по причине того, что перед большинством руководителей команд стоит задача победить. И во всей этой системе нет возможности дать время молодому игроку. Можем взять, как пример, любую из команд Единой лиги ВТБ. Какую ты хочешь взять? Я тебе предоставлю выбор.

- Например, «Енисей».

– Нет, давай команду, которая играет в Еврокубке или в Евролиге.

- Давай «Химки».

– Возьмем команду «Химки». У них берут тренером Барцокаса и ставят задачу, мы хотим от тебя плей-офф Евролиги и, понятное дело, финала лиги ВТБ. Как думаешь, в этой ситуации он будет задумываться о том, чтобы давать возможность молодому российскому игроку получать минуты?

- Скорее всего, нет.

– Возьмем состав. У него комплектация – восемь иностранцев в ростере. Бюджет большой, выбор, соответственно, тоже большой. Он может взять практически любого игрока, плюс-минус. Восемь иностранцев, из них на лигу ВТБ ты можешь заявить только шесть, значит, у тебя должно быть шесть русских топового уровня. Это уже четырнадцать человек.

Ты не можешь брать молодого, потому что тебе нужен человек, который у тебя будет в схеме, будет тебя понимать. В тренировочном процессе тринадцать принимают участие, четырнадцать – уже тяжело. Ты даже не можешь использовать молодого игрока, тупо потому, что тебе надо использовать тринадцать основных. Как молодой игрок будет в этой ситуации развиваться? За счет чего?

- Когда я писал этот вопрос, я рассуждал так. Возьмем Шведа. Он уехал в НБА, и там у него была огромная конкуренция. Оттуда Алексей вернулся уже другим игроком. Конкуренция развивает…

– Да, безусловно, она развивает, но здесь дело не в этом. Швед – это один на миллион, раз. Два – не будь лимита в тот момент на иностранцев, и не окажись Швед в «Динамо», неизвестно стал бы Швед – Шведом. Он пришел в «Динамо», где были одни русские, где он получил свои минуты и начал раскрываться как игрок. Уже потом были ЦСКА, НБА, и Швед стал тем, кем он является.

Ты сказал правильную вещь, что в конкуренции люди развиваются. А если у тебя нет возможности даже во время тренировочного процесса быть в конкуренции? То есть ты находишься в команде, ты видишь, как люди работают, но ты не тренируешься. Ты проходишь разминку, но как только начинаются игровые упражнения, ты не участвуешь.

У многих людей впечатление, что раз лимит, значит, завышенные зарплаты у российских игроков. Много статей на эту тему было. Они не заслуживают деньги, туда-сюда. Скажу так, 90% русских игроков, которых я знаю, с которыми общаюсь, это работяги. Они приходят каждый день, тренируются, следят за своим здоровьем и питанием. Говорить, как у нас принято, что вот, они будут получать большие деньги и ничего не делать. Это бред.

Лимит нужен для того, чтобы просто защитить молодых игроков и дать им возможность раскрыться. На сегодняшний момент молодой игрок не может получить время. Окей, есть примеры, Михайловский в «Автодоре». Но у «Автодора» система заточена под молодых игроков. В топ пяти-шести команд, к сожалению, на сегодняшний момент нет шансов. Молодые, может быть, и есть, но если кого-то из них закинуть в те же «Химки», они там не будут получать тот прогресс, который им нужен. А если этот лимит будет, то они будут задействованы, в первую очередь, в тренировочном процессе.

Условно говоря, будет лимит в пять человек. У тебя пять иностранцев и пять русских, двух-трех молодых ты уже можешь подключать. Есть смысл какого-то молодого брать и разыгрывать его, потому что через два-три года он уже станет кем-то другим.

У меня такая же ситуация была в «Спартаке». Мне повезло, что у команды случились какие-то финансовые трудности. Я получил время и смог реализовать свой талант за счет искусственно созданной ситуации. А могло же быть по-другому, могла быть финансовая стабильность. Не только в лимите дело. Тут еще случай, талант, работоспособность, это все вместе должно быть. Но на сегодняшний момент я вижу эту ситуацию так, что пять-шесть лет и будет тяжело. Поэтому, кстати, я этот хэштег и написал, потому что, если не ошибаюсь, в тот момент ни одного русского не было на площадке.

- Давай уточним один момент. По-твоему, до какого возраста игрок считается еще молодым?

– Был смешной случай. Есть такой баскетболист, Артем Кузякин. Перед каждой игрой нам выдают скаут-репорт, отчет. То есть ты смотришь, допустим, фамилию игрока, статистику, схемы какие-то. И там было: Артем Кузякин, 32 года, молодой игрок. По себе знаю, в 29 я был молодой, в 30 стал старый, 31 – это уже все. В России, мне кажется, это очень размыто.

Я помню, как с мужиками начал играть в 16-17 лет. Блин, сейчас нам показывают каких-то ребят: 21 год, молодой. Ну да, молодой, но в 21 год ты уже должен играть, котелок должен варить потихоньку начинать. Я не говорю конкретно про УНИКС, я говорю в целом про российский баскетбол.

- Поэтому и спрашиваю, потому что переживаю за российский баскетбол.

– Ты, наверное, единственный, кто переживает за него.

***

- Почти все талантливые российские баскетболисты рано или поздно оказываются в ЦСКА. Единицы из них, будем честны, там закрепляются. Почему так происходит, как думаешь?

– Очень большая конкуренция. Для любого игрока попасть в ЦСКА – это суперпрестижно. Мало кто отказывается от этой возможности, будем реалистами. На твоей позиции три-четыре игрока, и не все выдерживают это давление и прессинг. Очень сложно, когда ты тренируешься и абсолютно не получаешь игровые минуты. Когда тебя пригласили в ЦСКА, это значит, что ты где-то показал себя. В какой-то команде набирал свои очки, у тебя была важная роль, а тут ты приходишь и у тебя совсем другая роль. Очень мало игроков, которые готовы принять ее.

Но есть прекрасный пример, Семен Антонов. Человек был лидером в «Нижнем» несколько лет, принял мужское решение, этот вызов. И, считаю, что он достоин получать свои минуты, он показывает именно тот баскетбол, который нужен ЦСКА и Итудису. Я уверен, что у него будет отличная карьера. Таких много примеров, не берем там Курбанова, Воронцевича…

- Курбанов все-таки полноценно раскрылся в УНИКСе.

– Безусловно, но затем он вернулся в ЦСКА и показывает высочайший уровень. Сейчас без него ЦСКА уже не представить, потому что он колоссальный объем работы делает. Я знаю, что он в УНИКСе раскрылся как игрок. Тринкьери его раскрыл, вообще без вопросов. Но после этого он пришел в ЦСКА, это уже новый вызов. Можно было здесь раскрыться, прийти туда, и там потухнуть, но он выдержал конкуренцию, и в ЦСКА сделал еще шаг вперед.

- Если упростить вопрос до смешного: ЦСКА это зло для российских игроков или добро? Темная сторона силы или светлая?

– Конечно, светлая. Я не понимаю, почему она может быть темной. Мне не понятно. Безусловно, светлая. Я коротко же могу ответить?

***

- Приведу твою цитату: «Для меня было бы интересно поехать на Олимпиаду в составе сборной 3х3». До Токио осталось совсем немного, не изменил ли ты своих намерений?

– Не изменил, но я пока не совсем понимаю, как это сделать. Пока не понимаю, но, возможно, я этим летом поучаствую в каких-то турнирах. Есть тренер, который будет решать, кто поедет. Может быть, он меня не видит в составе, но желание есть, потому что Олимпиада – это Олимпиада.

Мне нравится соревноваться в принципе, это у меня в крови. Я люблю проверять себя на прочность, делаю это практически всю жизнь. Я никогда не отступаю. Все знают, что я принимаю вызов, как на улице, так и на площадке.

- Относительно недавно у тебя были серьезные травмы. Не боишься, что организм может тяжело воспринять дополнительные нагрузки летом?

– Ну, вот ты как жена моя прям. Она мне тоже об этом говорит.

Профессиональный спорт на сегодняшний момент настолько непредсказуем, что ты реально можешь получить травму в любой момент. Про Уолла написали, что он типа поскользнулся. Никто не знает на самом деле, что было.

Здесь вопрос, насколько ты готов физически и морально. Если ты готов к этим всем испытаниям, то никаких проблем нет, а я стараюсь себя летом держать в еще лучшей форме, чем в сезоне. Это не то что я отдохнул на море, приехал и сказал: «Ребят, давайте, сейчас я вам покажу». Я стараюсь все лето себя готовить, потому что для себя принял решение, что я должен максимально сохранить свое тело и свой организм. Кто со мной знаком, знают, что летом я отдыхаю в районе десяти дней и потом всегда держу себя в форме.

- В этом году ты не попал на Матч всех звезд Единой лиги ВТБ. Расстроился?

– Я классно отдохнул с семьей и посмотрел Матч звезд по телевизору и провел шикарнейший мастер-класс в Калужской области. Дети были супердовольны.

Это жизнь. Как говорил мой первый тренер: «Мы выбираем, нас выбирают…». На мою жизненную составляющую это никак не повлияло. Я был близок, и мне буквально одного голоса не хватило для попадания на Матч звезд. Значит так должно быть, значит, люди хотят видеть там других игроков.

***

- Ты уже неоднократно говорил, что 30 лет для баскетболиста не возраст. Что в той же НБА люди играют до 40. И все же не могу не спросить, где видишь себя после завершения карьеры? В баскетболе или вне его?

– Мне нравится баскетбол. Я очень много отдал этому виду спорта. Мне кажется, будет неправильно, если я не поделюсь своими знаниями. Я поэтому сейчас старюсь проводить, по возможности, больше мастер-классов с детьми. Посмотрим, как это будет дальше. Боюсь загадывать, честно.

Я вижу себя в баскетболе, но это очень сложно. Ты можешь загадывать все, что угодно, а может повернуться совсем в другую сторону. А так, конечно, баскетбол мне нравится, и тренерская работа меня тоже привлекает. Пока это есть. Может быть, через несколько лет ты меня спросишь, ну, как дела? А я скажу: «Все, больше не могу».

- Какой тренер Антон Понкрашов – строгий или лояльный?

– Наверное, справедливый. Мне так хочется быть справедливым. Я в первую очередь всегда думаю: «Я должен быть справедливым». Но строгий тоже, потому что с такими раздолбаями, как мы, нельзя не строго. Если не строго, то мы на шею садимся и едем, поэтому строгий и справедливый.

- Небольшой интерактивчик. В какой форме хотел бы провести свой прощальный матч?

Блииин. Свой прощальный матч… Ничего себе ты задал вопрос. Я не знаю, честно, ответ. Это очень сложно, ты меня вообще в тупик поставил.

Они все крутые. С каждой фоткой у меня связаны свои воспоминания. Я готов в любой из этих форм провести свой прощальный матч. Мне каждая из этих команд близка, и у меня прекрасные воспоминания со всеми этими командами.

- По поводу завершения карьеры. Хотел бы попробовать себя в роли блогера или спортивного эксперта на ТВ?

– У меня получается делать смешные темы, реально получается, но это все так сложно. Во-первых, многие люди боятся камеры. Когда появляется камера и начинает писать, люди теряются. Потом ты все равно раскачиваешь их, и они начинают вкатываться, но на многих людей камера влияет совершенно по-другому. Они впадают в ступор и не знают, что говорить. У меня с этим проблем нет, я могу говорить и говорить. В роли эксперта я себя не пробовал, поэтому не знаю.

Давным-давно еще хотел попробовать себя как комментатор. Было интересно посмотреть, смогу я обсуждать баскетбол или нет. Потому что мы привыкли смотреть баскетбол по телевизору и кричать: «Ну, что они там городят?». Но это легко говорить зрителю, а когда ты окажешься по ту сторону, и тебе надо будет рассказывать про баскетбол, занимать чем-то паузы. Не знаю, смог бы я или нет.

Я хотел прокомментировать, но не получилось. Есть такой Женя Седых, он работает в ЦСКА, ведет канал команды и активно на Матч ТВ участвует. Я ему говорю, давай попробуем, с тобой я готов быть за кадром. Просто есть люди, с которыми, допустим, я бы не пошел. А вот с ним у нас нормальные отношения, я был готов поработать, потому что мне было интересно. Но там были условия одного из каналов, что будет еще третий человек, и я сказал, что нет. Втроем – перебор, это было мое мнение. Вдвоем я бы с ним попробовал. Как бы это получилось, не знаю. Может быть, это была бы полная хрень. Я понимаю, что могу что-то говорить. Мозги-то есть в этом плане. Рассказывать про то, чем я занимаюсь больше 20 лет – что тут сложного?

***

- Смотришь ли ты какие-нибудь YouTube-каналы?

 Нет. Я смотрю исключительно, как проходить какие-нибудь игрушки. Смотрю Versus Battle. Какие-то вырезки я смотрю, но они исключительно по ссылкам, или где-то я в Инсте или в Твиттере вижу и захожу. Но нет такого, что я на кого-то подписан и слежу, когда же будет новый выпуск. Такого нет.

- На YouTube есть канал «Зашкварные истории», гости которого рассказывают ситуации из жизни, которые по тем или иным причинам им стыдно вспоминать. Мог бы ты рассказать какую-нибудь историю из своей жизни?

 Я очень редко попадаю в такие ситуации, потому что у меня суперсамоирония. Я над собой смеюсь больше, чем другие. Все, кто со мной общаются, знают, что я подкалываю и подкалываю очень жестко. Поэтому я абсолютно точно готов, что приколы будут в обратную сторону. Когда я играл в сборной, если я что-то делал зашкварное или смешное, всегда сам первый рассказывал и ржал над этим.

Какие-то у меня были. Я вот сейчас пытаюсь вспомнить…Ммм. Ну вот. Недавно я пересматривал видео, за которое мне было немного стыдно. Одно было со свадьбы, а одно из караоке. Скажу так, когда я увидел все это, я подумал о том, что это перебор. И когда жена мне показывала это видео, я сказал: «Выключи, пожалуйста». Но она, как истинная моя жена, настоящая любовь, показала мне его до конца.

- Что было запечатлено на видео в караоке?

 Один из моих друзей пел «Самый лучший день». Крикнул нецензурное слово: «Су**, возьми микрофон». Чтобы ты понимал, этот человек очень известный в баскетбольных кругах. Следующая песня была «Хали-гали, паратрупер», где мы уже пели вдвоем. Но я не считаю, что это зашквар. Если люди умеют отдыхать и веселиться, если это никак не вредит профессии, в первую очередь, то это, наоборот, круто.

- Ты сам сейчас вспомнил жену, уже не первый раз в этом интервью. На твоем сайте я нашел такую цитату: «Я всю жизнь боялся фактора семьи и слова «брак». Почему?

 Не знаю, страшно было. Когда ты один, есть своя круть. Ты один, ты принадлежишь себе, делаешь, что хочешь, ни от кого не зависишь. А семья и брак – у тебя уже нет слова «я». Всегда есть слово «мы». В этом и есть большое отличие. Не многие понимают, что это серьезный шаг – переступить от просто «я» и стать абсолютно «мы». Какое-то время мне казалось, что это невозможно.

Я реально был убежден до того, как встретил Милу, что это невозможно, и я всю жизнь буду один. Зачем вообще мне кто-то, я кайфую и делаю, что хочу. А тут мне надо будет делать, что хочу не только я. Выбрасывать мусор, еще что-то, убираться. Зачем убираться? Если ты один, ты можешь не убираться, правильно? Мужики, они же могут не убираться, а здесь надо, чтобы все аккуратненько лежало. Это серьезный шаг и в какой-то момент я думал, что никогда его не совершу. Но потом все изменилось, и я счастлив. Я недавно говорил друзьям, что у меня жизнь делится на две части: до брака и после брака. Я убежден, что благодаря жене в жизни после брака я стал гораздо лучше, как спортсмен и человек.

***

- Можешь вспомнить этот период в своей жизни, откуда взялась борода?

– Это очень интересная история, на самом деле. Женя Воронов до сих пор претендует на Ipad, но я его ему не отдам, потому что он богатый, ему он не нужен.

Ситуация была такая: я, Женя и один из массажистов ЦСКА поспорили, сколько мы сможем не бриться. Я бороду вообще не трогал, а, кстати, массажист – сволочь, подстригал ее ножницами. Так что непонятно еще, кто кому должен. И мы втроем не брились, причем очень долго. В один момент настал такой жизненный фактор, который я не могу сказать в силу некоторых причин, и нам пришлось побриться.

- Мы увидим когда-нибудь автобиографию Антона Понкрашова, где будут названы все люди, обстоятельства и…

 Нет, это будет очень опасно. Наверное, перед смертью я напишу этот том и перед смертью его издам, чтобы сразу сдохнуть, а люди читали и думали: «Да ну!».

- Возвращаясь к истории с бородой, вы так и не решили, кто выиграл?

 Ну, он то претендует на выигрыш. Ну, как тебе сказать. Короче, сказали, что надо побриться, понимаешь?

- В команде?

– Нет, я тебе этого не говорил. Дабы не усложнять ситуацию, пришлось побриться, а так я бы не брился, поэтому непонятно, победил он или не победил. Сказали побриться, и пришлось побриться. Запишем в уме Ipad для Женьки.

- Как часто случалось, что ты переосмысливал некоторые вещи, как в случае с «браком»?

– Ну, во-первых, любая серьезная травма – это переосмысление. Две (прим. – переосмысления) у меня минимум есть. Я много на самом деле переосмысливал вещей.

Меня сложно увидеть в ночном клубе, я не гуляю. Меня сложно увидеть под алкоголем, потому что я практически не пью. Практически – это два раза в год, максимум. И много таких факторов…

Мы никогда не задумываемся о некоторых вещах, но потом происходит какое-то жизненное событие, сверху Бог нам говорит: «Вот тебе, дурачок». По голове тебя бьет. И ты понимаешь, что, блин, а ведь можно было всего этого избежать. И вот таких примеров у меня было несколько, которые тюкнули и тюкнули очень больно. Если бы эти ситуации не произошли, я, возможно, бы и не пересмотрел свое отношение. И, наверное, большинство людей так, не корректируют себя по ходу, а корректируют тогда, когда уже настала жопа. Я не исключение.

Один из самых больных укусов, когда я за несколько лет свалился от игрока ЦСКА и сборной России до «Красного Октября». Это было серьезное падение.

После Волгограда я подписался с УНИКСом и встретил как раз жену. Она во всей этой ситуации меня очень сильно качнула в правильную сторону.  Получилось так, что я приехал в Казань, получил травму, порвал связки, и было непонятно, а потом раз и все стало лучше, чем было.

- Ты немного предвосхитил мой следующий вопрос. Был ли в твоей карьере момент, когда опускались руки? Баскетбол становился противен?

– Практически у всех спортсменов бывают эти моменты. Они бывают и в течение сезона. Какие-то неудачные игры, конфликтные ситуации, и руки опускаются, но есть очень много мотивирующих видео в интернете. Я, например, сегодня смотрел в Инстаграме речь Дензела Вашингтона.

Смысл такой, что нужно все время работать и, если ты упал, в этом ничего страшного. Мотивация, на самом деле, очень серьезная штука. Потому что ты иногда думаешь: «А зачем?».

Опять же, когда я с женой… Жены много, довольна будет, смотри, столько раз ее упомянул. Со своей женой разговариваю и понимаю, что для меня мотивация – это вообще самая главная моя энергия. И я понимаю, что когда остановлюсь и скажу, мне сегодня достаточно, тогда я закончу. Либо ты должен впахивать и добиваться, либо надо заканчивать. Это мое личное мнение.

- Еще один вопрос о жене. Как ты изменился после женитьбы? В бытовых мелочах, может быть?

– Я свинья, я разбрасываю вещи. Здесь уже такое не прокатит.

Сейчас после тренировки я мчу домой. Для меня самая лучшая вещь в жизни, когда я ложусь спать и мой сын, моя жена меня обнимают. Это для меня гораздо интереснее, чем выиграть сто миллионов в казино. Мы не зря говорим, что наша квартира – это наша крепость, наш замок счастья. Все, что было до этого, изменилось.

- Заключительный вопрос перед блицом. Как думаешь, чем бы ты занимался, если бы в твоей жизни не появился баскетбол?

– Смотри. Давным-давно, я не знаю, почему я так сказал…. Мама все время об этом вспоминает. Я ей сказал, что я буду стоматологом. Хрен его знает, о чем я думал. Это было 15 лет назад.

Чем бы я занимался, я не представляю. Я могу в компании людей общаться, что-то рассказывать, могу людей направлять. Наверное, в какой-то компании кем-то управлял бы. Сложно мне представить. Руководителем бы был хорошим. Сразу раз и руководитель.

Бог одарил меня или родители работоспособностью, поэтому что-что, а поработать я умею. Если я бы попал в какую-нибудь фирму, то смог бы продержаться, хотя это мое мнение чисто со спортивной точки зрения. Может быть, жизнь офисных людей сильно отличается. Наверное, да.

- Блиц. Здесь серьезные/несерьезные вопросы. Какие они, реши сам для себя.

***

Назови своего любимого грека.

– Мой любимый грек? Ну, давай Костаса назову, потому что мы как раз с ним сейчас объединились в союзе Пабджи. И вчера у нас с ним был первый совместный поход – он с греческим флагом, а я с российским. Мы прорываемся там.

- Кто из знакомых тебе баскетболистов больше всех матерится на площадке?

– Егор Вяльцев.

- Кто, по твоему мнению, лучший российский журналист, освещающий баскетбол? Есть ли такой вообще?

– Ты мне такие вопросы задаешь. Говоришь, блиц? Еще сложнее нельзя было придумать?

Давай мы выделим Никиту Загдая, потому что в принципе он и Надя Перепечко на протяжении долгих лет освещают баскетбол. Можно любить проект «Вид сверху» или не любить, но на сегодняшний момент это, наверное, единственное такое шоу, которое много кто знает. Этот проект уже несколько лет на рынке и на виду, поэтому выделим их.

- Назови трех человек, которые повлияли на тебя больше всего в житейском плане? И трех человек, которые больше всего повлияли на тебя, как на баскетболиста.

– Давай начнем с баскетбола. Это, безусловно, мой отец, в первую очередь. А материться нельзя, да? Он от меня очень много требовал и научил меня терпеть. Испытание было серьезным для меня, но потом, в дальнейшем, оно закалило мой жизненный характер надолго. Я могу выделить в баскетболе, на самом деле, больше, чем трех человек.

Все было поэтапно. Сначала был папа, потому что он привел меня в баскетбол, он любил баскетбол. Ему самому не удалось играть на высоком уровне, и он свою нереализацию очень хотел реализовать во мне.

После этого я попал в детскую спортивную школу к Панютину Геннадию Александровичу. У нас были с ним разные отношения – хорошие, плохие – но он был моим первым тренером. Довольно долго я занимался у него, после чего попал в спортивный интернат.

Там был Анатолий Иосифович Штейнбок, который тоже дал мне гигантскую школу, научил меня многому. После этого был Борис Георгиевич Ливанов, который тренировал мою первую мужскую команду, «Пулково». Он тоже говорил со мной, объяснял мне, что нужно делать, чтобы пробиться.

Потом был Мальцев Андрей Николаевич. Он меня пригласил в «Спартак», дал мне шанс. И таких людей было много. Безусловно, это и Блатт тоже. Если бы не было Блатта, не было бы этих побед в сборной. Соответственно не было бы и моих наград, не было бы вообще этой крутой жизни. Вот я тебе выделил уже больше, чем трех человек.

В житейском плане. Кроме жены то я, наверное, никого и не могу выделить. Only one. Понятно, что родители – само собой. Больше я не могу никого выделить.

- Что выберешь – играть до 40 лет в Суперлиге-1 или создать тандем с Алексеем Спиридоновым и уйти в пляжный волейбол?

– Создать тандем – это вообще на поверхности. Он меня стебет, говорит, что я никакой, хотя ни разу не видел, как я играю. Он все очень себя бьет в грудь и говорит, что он отличный баскетболист. Надеюсь, в скором времени мы посмотрим, насколько он хорош.

Фото: instagram.com/antonponkrashov; ponkrashov.pro

Автор
  • Mikh

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+