Ностальгия и модерн
Блог

Новаторский поворот-бэнкинг под скорость 265 км/ч спас Гран-при на олдскульном автодроме. Иначе «Ф-1» не приехала бы в Нидерланды из-за экологии

Вот почему у Ферстаппена теперь есть своя гонка.

Возвращение Гран-при Нидерландов – один из главных проектов новых владельцев «Формулы-1» из «Либерти Медиа»: коммерсантам-американцам важно задобрить хардкорных фанатов олдскульным этапом, чтобы притушить критику постоянного расширения календаря за счет бесконечных заездов по Аравийскому полуострову. И гонка в Зандворте казалась идеальным решением: здесь раньше много лет проводили Гран-при, да и успех Макса Ферстаппена обещал этапу грандиозный коммерческий триумф с аншлагом на трибунах и миллионными рекламными доходами.

Проект для возвращения требовался соответствующий: смелый, в духе старых автодромов – но в то же время инновационный и по-настоящему умный, ведь в свое время множество попыток вернуть «Ф-1» в Зандорт спотыкались об экологические требования и протесты местных жителей из-за уровня шума.

В итоге получился мощный трек – с бэнкингами, быстрыми поворотами и узким полотном.

Культовую скоростную трассу вернули в «Ф-1» спустя 36 лет: она не прощает ошибки и удивляет пугающе крутыми поворотами

«Не вижу ни одного места для обгона». Пилоты «Формулы-1» критикуют новую трассу

Но главной фишкой автодрома оказался профилированный 14-й поворот, ведуший на главную прямую – его построили под углом в 19 градусов (отклонение 34-35 процентов, хотя ранее гайдлайны ФИА предписывали не превышать 10 процентов) специально под открытие DRS и скорость 265 км/ч.

И без него «Формула-1» просто не вернулась бы в Зандворт из-за конфликта с экологическими требованиями – из-за современных требований ФИА и менеджерской компании чемпионата. Все просто: ради шанса на обгоны они требуют от треков прямые определенной длины – чтобы устанавливать на них зоны DRS с прицелом на возможную борьбу. Вот только подобные зоны на «Зандворте» оказались слишком короткими – и расширить их было нельзя.

«Мы не могли изменить конфигурацию автодрома или удлинить прямые, – объяснил шеф обслуживающей трассу команды Ник Уде Луттикхуйс. – С обеих сторон нас зажали вопросы экологии: с одной стороны – Национальный Парк Натура-2000, с другой – дачные домики в защищаемой зоне».

Единственным решением виделось строительство такого поворота, где можно было бы использовать DRS – хотя обычно ФИА запрещает такой фокус. Но в регламенте обнаружились оговорки: для безопасного открытия заднего крыла машину должна вжимать в асфальт нагрузка в 2,5G – тогда болид точно не улетит с виража. Тогда на совещании между регулятором, техническим отделом «Ф-1» и строителями автодрома предложили идею «наклонить» поворот.

«[Тогдашний гоночный директор Чарли Уайтинг] высказал предложение, а я подумал и сказал: окей, позвольте мне все просчитать и определить уровень наклона, – вспомнил глава отдела динамики болидов «Ф-1» Крэйг Уилсон. – Мы провели несколько циклов симуляций и нашли безопасный угол – и с точки зрения стабильности авто, и для минимизации аэродинамических потерь. Оставался только один вопрос: реально ли физический все выполнить?

Ребята из Зандворта взяли паузу, поговорили с людьми и вернулись: «Да, мы можем, думаем, все реально».

Сомнения Уилсона возникли не на пустом месте: именно он рассчитал требования к углу в 18-19 градусов. При переводе в термины уклона асфальта конструкторы получили показатель уже в 34-35 процента – втрое больше обычных требований «Ф-1» к автодромам! Для сравнения, на одной из самых знаменитых трасс мира с бэнкингом – американской «Дайтоне» – наклон в 32 градуса, а 30 градусов сейчас считается максимальным безопасным уровнем.

Однако в Европе нечасто возводят гоночные треки с подобными характеристиками – потому конструкторам «Зандворта» пришлось провести настоящие исследования вместе с подрядчиками и поставщиком асфальтного битума. Фактически они изобрели новый состав гоночного покрытия – который держал бы форму даже в условиях экстремального климата северных Нидерландов (влажная и дождливая зима вместе с огромным количеством песка от прибрежных дюн) и не потрескался бы через год-другой от высоких скоростей «Ф-1». Причем в процессе укладки асфальта проверки велись ничуть не хуже, чем во время гонок: образцы смеси тестировались несколько раз с каждой из укатанных зон в развернутой неподалеку мобильной лаборатории – для точного попадания в нужные температурные окна ради предотвращения возможного расслоения.

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by FORMULA 1® (@f1)

Именно поэтому 14-й поворот и стал настоящим произведением инженерного искусства – пока единственным в своем роде в Европе.

Но на первом возвращении на «Зандворт» ФИА решила все-таки не использовать DRS на бэнкинге – крыло разрешат открыть через 30 метров после выхода из поворота.

«Они хотят пока просто посмотреть, как все пойдет в этом году, и сперва накопить данные из реальной жизни [для дополнительных проверок и симуляций], – объяснил шеф автодрома Ян Ламмерс. – Не хотят принимать на себя никаких рисков. Можно понять – все-таки первый Гран-при за 36 лет».

Так что реализацию главной фишки трека мы увидим только в 2022-м – но все-таки без нее у Ферстаппена не было домашнего этапа. Да и сам факт смелого трекового решения доказывает: «Ф-1» все-таки хочет не одних лишь скучных ровных трасс.

Аналитик составил рейтинг сложности треков «Формулы-1». Баку и «Сочи Автодром» – в топ-6

Главная фишка трассы Гран-при России – эпичный бесконечный поворот. А еще – сверхсложная настройка болидов и слепые виражи

Кими Райкконен уходит из «Ф-1». А здесь – 18 текстов о фэйлах последнего сезона, пьянках и легендарных моментах (их хватит и на сериал)

Фото: formula1.com

Обязательно
50%
Макс Ферстаппен
Жду скучного паровозика
50%
Джордж Расселл

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные