Arsenal girls
Блог

«Вы понятия не имеете, кого ваша доброта наделит силой в следующий раз...» Удивительная история вратаря «Арсенала»

Будь добрым, несмотря ни на что. Это один из самых важных уроков, которые преподали мне родители.

Оба они прошли через тяжёлые трудности и каждый по своему, - но то, как они смогли оставить все это позади, оставаясь при этом внимательными ко всем остальным, просто удивительно. Позвольте мне объяснить…

Предыстория моего отца, мягко говоря, довольно интересна! На самом деле он родился на берегу озера - не совсем болота, скорее пруда. И, поскольку он родился не в больнице, его можно назвать "bush baby" [Галаго - небольшие приматы, большую часть жизни проводящие на деревьях], потому что его родила его бабушка на берегу этого озера. Это означало, что у него не было свидетельства о рождении и он должен был доказать свое существование, когда Австралия проголосовала за гражданство для аборигенов в 1967 году. 

Он вырос в глубинке Западной Австралии как часть «Украденного поколения». Для тех, кто не знает, это в основном началось, когда британцы приехали в Австралию. Все коренные жители уже были здесь, и англичане хотели, чтобы дети учились и работали с ними, забирали их из своих семей. Австралийское правительство тогда взяло на себя контроль над аборигенами, и через закон могло делать все, что хотели с семьями аборигенов. 

Поэтому многих детей забрали и разделили. В случае моего отца, он был воспитан своими бабушкой и дедушкой, жил за счёт земли и не имел конкретного места в Австралии и собственного дома. На самом деле все его братья и сестры были отправлены в христианские миссии по всей Западной Австралии, так что он не видел их около 18 месяцев, а его школа была настолько расистской, что он ушел через три года, потому что не было никакой поддержки для детей коренных народов.

Лидия с отцом

Он так отчаянно хотел учиться, что пытался попасть в Христианскую миссию, потому что детей, которых забирали, учили английскому, математике и практическим навыкам, которые могли привести к работе. Но его никто не принял.

Поэтому он обратился к алкоголю. И это на какое-то время это стало его жизнью.

Он испытывал сильную боль. Он рос, не зная, где его отец, как и многие из Украденного поколения, и не знал, где его место. До тех пор, пока однажды миссионер не посетил его племя и не проявил к нему доброту в самом чистом смысле этого слова: он говорил с ним, и слушал то, что тот хотел сказать.

После этого момента, мой отец окончил Библейский колледж и решил, что хочет стать странствующим миссионером. Он бросил пить, взял свою гитару и отправился босиком на велосипеде в общины по всей Западной Австралии, пытаясь помочь людям, которые чувствовали себя потерянными.

Чуть позже мы вернемся к остальной часть истории моего отца, потому что здесь появляется моя мама …

Она выросла в Оклахоме, в Соединенных Штатах, в семье военного. Ей было немного трудно расти, она не чувствовала себя комфортно, поэтому она отправилась в Нью-Йорк через Бостон.

Лидия с мамой

Проработав несколько лет учительницей в средней школе, она стала помощницей биржевого маклера на Уолл-стрит, живя и работая прямо в центре Нью-Йорка. Это была отличная карьера, но она не находила ее такой уж удовлетворительной, поэтому она отправилась на поиски смены обстановки.

Однажды местная церковь попросила ее добровольно отправиться в миссионерскую поездку в Австралию с целью работы с коренными жителями посреди пустыни. Она не думала дважды, прежде чем собрать свои вещи!

Она переехала в Австралию, разбила палатку посреди пустыни и старалась помочь как можно большему числу уязвимых людей. Часто в аборигенных общинах было много наркомании и алкоголизма, а также домашнего насилия, поэтому мама держала свою палатку открытой для женщин, которым нужно было безопасное место для сна.

Как бы то ни было, по мере того как проходили месяцы и мама продолжала свою миссию, начали распространяться слухи о том, что американка помогает людям посреди пустыни – и, скажем так, это привлекло внимание моего отца.

Так что через некоторое время они наконец познакомились друг с другом в канун Нового года, обменялись адресами и переписывались в течение четырех месяцев. Он фактически сделал ей предложение через письма. 

Лидия с родителями

Мой отец устроил им свадьбу на месте резни аборигенов. Это было, по сути, сухое русло ручья, с бродячими собаками и людьми. Я знаю, знаю, это звучит безумно, но вот рассуждения моего отца:

"Когда случается что-то плохое, из этого может получиться что-то прекрасное".

В каком-то смысле романтично!

Итак, они поженились и провели медовый месяц в пещере. Но после, когда они вернулись, это счастье было поставлено под сомнение множеством предрассудков и расизма с обеих сторон. Папа, очевидно, женился на белой женщине, в то время как моя мама выходила замуж за чернокожего. В течение нескольких лет было много сложностей, но когда я росла, я не чувствовала этого.

Для меня все было прекрасно в кругу семьи и людей, которые знали моих родителей. Но если я гуляла с отцом на улице, мне могли что нибудь сказать, потому что я более светлокожая, особенно это было на футбольных матчах.

Лидия и ее отец с другими детьми в пустыне

В Австралии ты занимаешься всеми видами спорта, особенно в провинциальных городах, поэтому я занималась легкой атлетикой, футболом, ти-болом, баскетболом, а мой отец приходил на меня посмотреть. Я видела его после игры, и люди спрашивали: "О, это твой папа?" Это был комментарий, пронизанный каким-то расовым подтекстом, и определенно многое из этого было брошено мне на протяжении всего моего детства.

Бывали и другие времена, например, когда я росла в Калгурли и была вовлечена в жизнь аборигенов и коренных народов. Когда я присоединялась к корробори – племенным танцам – мне казалось, что меня осуждают, так как я не была темнокожей. 

Несмотря на то, что я провела большую часть своей жизни в пустыне, изучая землю и культуру, из-за того что я не была похожа на всех остальных, мне казалось, что я не совсем вписываюсь. Я говорила с сильным племенным акцентом, и если в пустыне это было нормально, то когда я начинала говорить в школе, люди говорили: "О, она черная".

Я не чувствовала себя чёрной, не выглядела черной, но меня все равно все осуждали, потому что я говорила менее образованно и имела другой диалект. Это было трудно совместить: цвет моей кожи с тем, что я знала и как действовала. Все это было очень запутанно, но, оглядываясь назад, я никогда не позволяла этому влиять на меня.

Видите ли, очевидно, что в моем воспитании были две противоположные стороны, но я никогда не рассматривал это как культуру моей мамы или культуру моего отца, я просто сосредотачивалась на том, какими они были как люди и как они относились к другим, независимо от того, кто они, какого цвета, или откуда они.

Лидия с отцом

Бывали времена, когда мы с отцом шли по улице и видели на обочине кого-нибудь алкоголика. Это были дни, когда мама уходила на работу и оставляла нам 20 долларов на обед. Но вместо того, чтобы купить что-то для нас, мой отец отдавал человеку наши деньги, чтобы он мог найти ночлег на ночь.

“Эти люди нуждаются в деньгах больше, чем мы”, - говорил он. - “Мы будем в порядке, потому что у нас есть дом, еда и все, что нам нужно.”

Он был прав. Мои родители показали мне, как быть добрым, независимо от того, кто этот человек, и они продолжали показывать мне это на протяжении всего моего детства.

Они побывали во многих разных миссиях и помогали в стольких разных общинах, я почти уверена, что если бы я сейчас отправилась в пустыню, все узнали бы меня из-за работы моих родителей.

Я несколько раз видела, как они помогают людям, но иногда мне приходилось оставаться дома с другими семьями и друзьями. Я могла месяц или два не видеться с родителями, и мне приходилось ходить в школу, пока они работают. Это научило меня быть независимой, но позвольте мне сказать вам, что это было не так просто!

Юная Лидия играет с кенгуру

Были времена, когда у меня были ужасные истерики из-за того, что я очень скучала по дому, но я просто должна была справиться с этим. Это научило меня, что у них есть своя работа, и если бы они могли взять меня, они бы взяли, но моя мама была непреклонна, в том что мне нужно было получить образование. Ей нужно было знать, что у меня есть будущее, что я учусь в школе и иду верной дорогой. Иногда мне было трудно полагаться на себя, но это того стоило. 

Из-за этого я в девять лет оказалась в Сиднее, несмотря на то, что выросла в пустыне. Для меня это было грандиозно! Я не могла поверить, что нахожусь в самом большом городе, и это было довольно впечатляюще, я была там в течение двух недель, находясь с людьми, которые остались моими друзья по сей день. Я нахожу это довольно безумным.

Мне было 11 лет, когда мы переехали в Канберру, и это было ужасно! Я сказала родителям, что ненавижу их, забаррикадировала дверь ящиками и сказала, что никуда не выйду. Я понимаю, что в конечном итоге все было сделано для меня, но в то время я была в отчаянии! 

Мама рассказала, что я перестала плакать и расстраиваться примерно через полгода после нашего переезда. Это случилось из-за того, что я сильно привыкла жить в племенном и провинциальном городе, поэтому, когда я приехал в Канберру - это как Вашингтон, с политиками, образованием и вообще без пустыни с красной грязью - я там никого не знала.

Мама записала меня в футбольную команду, в баскетбольную - она знала, что у меня нет друзей, поэтому хотела, чтобы я занималась тем, что у меня хорошо получается, чтобы я могла знакомиться с людьми.

Лидия любила исследовать

Понадобилось некоторое время чтобы привыкнуть к "обычной" школе. Я помню, как одна из моих лучших подруг сказала, что в первый раз когда она увидела меня, я сидела и смотрел сквозь траву.

"Сначала ты мне не понравилась", - говорит она мне теперь.

"Почему?"

"Я не знаю, ты была другой!"

Сейчас мы смеемся над этим, но это было из того, что я действительно была совсем другой. Я жила в пустыне, и это было тем, чем я обычно там занималась, но для неё, я была странным ребенком за кустом, смотрящим на траву. Я не виню ее за это, потому что в таком юном возрасте ты быстро оцениваешь. Вот почему спорт был для меня важным. 

Лидии суждено было сыграть в воротах

Клуб, к которому я присоединялась, был, вероятно, лучшим местом для меня в то время. Это был наш местный клуб, мы опоздали на регистрацию, поэтому мне сказали, что в Четвертом дивизионе я могу играть на любой позиции и могу там развлекаться или могу играть вратаря в Первом дивизионе. Я сказала: "Я играла в АФЛ, и я знаю, как бить и ловить, так что я буду вратарем". На самом деле я бы играла где угодно – просто хотела попасть в Первый дивизион.

Тренером команды был тоже коренной житель, но из другой части Австралии. Когда он познакомился с моим отцом, они сразу же нашли общий язык, и автоматически появился уровень комфорта, мы встречались с другими родителями, а затем больше узнавали девочек, болтались вне тренировок. Этот клуб действительно помог мне освоиться в качестве вратаря, а также освоиться с новым городом, другой атмосферой и новыми людьми. Это помогло мне преодолеть барьеры и познакомиться с людьми.

В этом вся прелесть спорта: не важно, кто вы и насколько хороши, главное - получать удовольствие - вот почему все этим занимаются. По мере того, как вы становитесь лучше или старше, это удовольствие превращается в страсть, вы хотите стать лучше, чем вы можете быть, или просто продолжаете развлекаться.

В конце концов, спорт - это ваше путешествие и поиск своего пути. Если вы хотите заниматься этим на элитном уровне, то вам нужны образцы для подражания – и как только я увидела Кэти Фримен на Олимпийских играх в 2000 году, я понял, что хочу быть такой же, как она.

Я хорошо помню, как смотрел на нее с отцом. Вот она, эта местная спортсменка, несущая в себе надежды целой нации. Черт, у меня до сих пор мурашки бегут по коже, когда я думаю об этом. Все это давление, под которым она, должно быть, находилась, но она смогла выйти туда и выиграть золото на 400 метров.

Лидии довелось познакомиться со своим героем на Олимпийских играх 2016 года

Я до сих пор представляю, как она бежит по стадиону, держа в руках флаги Австралии и Аборигенов, такая открытая и гордая собой, и я думаю, что это может стать уроком для всех нас. Как личность, мы должны быть уверены в том, кто мы есть и кем мы будем. Мы должны окружить себя правильными людьми и слушать, что говорят эти люди, потому что они единственные, кто имеет значение.

Они могут быть твоими родителями, твоими друзьями, кем угодно, они любят тебя и не собираются лгать. То, что они видят, - это то, кто вы есть, и это самое главное. В наши дни слишком легко отвлекаться на то, что говорят другие люди, люди, которые не очень хорошо тебя знают. Но если вы окружите себя правильными людьми, вам будет гораздо легче оставаться верным себе.

Есть еще один совет, которым я хотела бы поделиться, который помог мне пережить трудное время, он от Брене Браун, действительно вдохновляющего мотивационного оратора, о том, чтобы быть уязвимым и открытым. Если вы расскажете кому-то обо всех своих страхах, тревогах или неуверенности, вам будет намного легче справиться с этим, потому что это станет просто мыслью или чем-то из прошлого. Она объясняет это так: через уязвимость приходит сила.

Лекция Брене Браун на TED с русскими субтитрами

Самое тяжелое, что когда-либо случалось со мной, было, когда умер мой отец. Мне было 15 лет, и я ни с кем не разговаривала об этом около восьми месяцев. Из-за этого я не могу вспомнить целый год своей жизни. Но потом, когда мне исполнилось 16 лет, я перешла на более высокий уровень в футболе, попала в национальную сборную и в 17 лет сыграла свой первый матч. Открывшись, я направила эту боль в мотивацию, и с тех пор она меня поддерживает.

Я пережила, наверное, самое тяжелое, что можно было пережить в таком молодом возрасте, и это на самом деле сделало меня сильнее, выносливее и превратило в того человека, кем я сейчас являюсь. Неважно, насколько вы напуганы, нервничаете, встревожены или не уверенны, если вы можете открыться и поговорить с кем-то, кому вы доверяете, это превратится в силу и нечто гораздо более мощное.

Вот почему так важно быть добрым. Потому что вы понятия не имеете, кого ваша доброта наделит силой в следующий раз.

Лидия Уильямс для arsenal.com

Инстаграм Уильямс

«Мой дядя отвез меня на Хайбери, когда мне было семь, и с тех пор я знала, «Арсенал» со мной до конца жизни». История Анны Паттен

Рождественская поездка в Дубай стала причиной разлада в женской Английской Суперлиги 

Подробно о женской команде «Арсенала»

Краткие итоги женской команды «Арсенала» после половины сезона 

#AWFC

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные