Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Есть ли у вас план, мистер Фикс?

Турнир в Риме закончился так, как ему и надлежало закончиться – победой лучшего грунтового игрока современности Рафаэля Надаля. Этот итог настолько предсказуем, что пишущих и комментирующих специалистов заботят сейчас совершенно другие вопросы. Во-первых, кто же все-таки сможет выиграть у него на грунте? А отсюда вытекает следующий вопрос – о чем думает (именно так) сейчас бывшая первая ракетка мира Роджер Федерер? Поиск ответов на эти и другие вопросы в пост-турнирном обзоре мнений экспертов от Sports.ru.

Есть ли у вас план, мистер Фикс?
Есть ли у вас план, мистер Фикс?

Для начала позвольте все же привести ту цитату из Стива Тиньора, которая уже упоминалась в обзоре женских полуфиналов в Штутгарте: «Для тех из нас, кому платят за спортивную аналитику, наступление апреля приносит ощущение страха. Этот тот самый период года, когда Рафаэль Надаль осложняет нам жизнь, насколько это возможно. Ну скажите, сколько существует способов для того, чтобы сказать «Вау»?»

Видимо, исчерпав все доступные ему способы выражения этого самого «Вау», Тиньор в ходе турнира в Риме задался таким вопросом : «Надаль проиграл два матча на грунте за последние два года. Еще годом раньше он не проиграл ни одного. Кто же на сегодняшний день имеет лучшие шансы совершить невозможное?». Так вот, максимальные шансы на победу над Надалем на грунте ни у кого не превышают 15 процентов (конечно, по мнению Тиньора). Федереру он дает 10 процентов, учитывая, что тому удалось выиграть одну из 10 их предыдущих встреч на грунте, Вердаско получил 7 процентов, Тсонга и Гонсалес по 6, а Дель Потро даже 5. Наибольшие шансы, по мнению обозревателя, у Давыденко – 12%, Мюррея – 12% и Джоковича – 15%. С Давыденко отдельная история. К моменту этой оценки россиянин уже выбыл из соревнований в Риме, впрочем, как и Мюррей. Но Тиньор специально указывает, что он рассматривал шансы соперников Надаля не на победу в Риме, а на возможность остановить победоносное шествие испанца по грунту. Так вот, по его мнению, у Давыденко есть многое для такого огорчения: «Его способность выбивать соперника с корта и наказывать за укороченные удары – это то, что нужно для Надаля. К сожалению, испанцу удалось деморализовать россиянина, обыграв в двух сетах в Барселоне».

Тиньор считает, что самые большие шансы обыграть Надаля на грунте имеет серб Новак Джокович

Из остальных следует отметить поменявшихся местами третью и четвертую ракетки мира, которые, при всем потенциале, пока не готовы выигрывать у Надаля на грунте. Джокович, по мнению Тиньора, обладает более целостной игрой, но ему не хватает уверенности, Мюррей же, напротив, более всех других способен обыграть первую ракетку мира с точки зрения психологии, но пока еще только учится играть на грунте и не имеет больших шансов просто-напросто добраться до испанца. Именно поэтому, просмотрев первые матчи Надаля на турнире в Риме, Тиньор делает вывод: «В данный момент все эти проценты выглядят просто бессмысленными числами. Сейчас я бы сказал, что у этих парней столько же шансов обыграть Надаля на грунте, сколько у нас Вами – не платить налоги». Да, не в России живет человек, сразу видно. Впрочем, чуть раньше он дал более доступное для нас определение непобедимости Надаля: «В жизни есть три неотвратимых вещи: смерть, налоги и Надаль на грунте».

Стив Тиньор: «В жизни есть три неотвратимых вещи: смерть, налоги и Надаль на грунте»

В свете вышеперечисленного встает вопрос, которым постоянно задается неисправимый оптимист Питер Бодо: «Есть ли у вас план, мистер Федерер?». Этот вопрос он поставил еще после поражения Федерера в Монте-Карло от соотечественника и друга Станисласа Вавринки: «Как и все остальные, я был слегка удивлен, когда Роджер в последнюю минуту решил сыграть в Монте-Карло. Особенно если принимать во внимание довольно непросто сложившуюся для него хардовую часть сезона. Я полагал, ему понадобится перерыв, чтобы сгруппироваться, собраться с мыслями. Но наблюдая первую часть его матча против друга-Стана, я подумал, что все обстоит совсем не так. Возможно, Федерер, пообщавшись с разными людьми (включая Даррена Кейхилла), понял, что действительно нуждается в переменах. Возможно, ему надо играть более агрессивно. Особенно на грунте. Возможно, после первых недель сезона он увидел на стене огненную надпись, вещающую, что, что бы ни случилось этой весной в Европе, все это будет не так, как раньше, и трагическим просчетом было бы считать, что все будет, как раньше.

Последние три года Федерер был вторым номером на грунте; последние две недели показали, что он не удержит это место в году нынешнем. Все просто, устойчивость и вольный гений, который когда-то управлял Федерером на всех покрытиях, исчезли.

Так может быть, Федерер решил, что вместо традиционно-упорного следования своей игре «во-что-бы-то-ни-стало» пришла пора попробовать что-то новое – атакующий теннис. Тогда ему совершенно точно надо было использовать следующие недели для того, чтобы приспособить себя к атаке при любой разумной возможности. Это не обязательно означает serve-and-volley,

Но это точно предполагает более плоские удары, более высокую степень внимания и постоянную готовность скорее выполнять удары, за которыми следуют выходы к сетке, чем удары, за которыми следуют долгие розыгрыши. Это также предполагает стремление время от времени выходить к сетке сразу после хорошей подачи (неважно, первой или второй) либо потому, что подача удалась, либо для того, чтобы убедиться, что удар хорошо лег по месту, либо просто ради того, чтобы озадачить противника. Но прежде всего это должно означать, что Федерер принял тот агрессивно-сосредоточенный подход к игре, которого он всегда сторонился. Даже на траве он никогда не выглядел человеком, заинтересованным в максимально простом и эффективном завершении розыгрыша очка.

Питер Бодо: «До сих пор Федерер был мастером «долгоиграющей» агрессии»

До сих пор Федерер был мастером «долгоиграющей» агрессии; зачем, спрашивается, сталкиваться с оппонентом нос-к-носу, упираться подбородком в трос сетки, если можно прямо с задней линии запустить свой неотразимый форхэнд «изнутри наружу»?

Но задумайтесь. Единственным человеком, который побеждал Борга на «Ролан Гаррос» был умелый итальянский аттакер Адриано Панатта. Безусловно, Федерер не менее искусен, чем Панатта, и не менее многосторонен, гибок, чем Стефан Эдберг и Джон Макинрой – оба были финалистами «Ролан Гаррос». Но – Панатта, Эдберг, Макинрой, даже полуфиналисты «Ролан Гаррос» Пэт Рафтер и Борис Беккер не просто использовали все свои инструменты на грунте, они пытались максимально усилить их, особенно играя с соперниками, обладавшими превосходным ударом с отскока и всем тем, что называют «типично грунтовым стилем игры на задней линии». До сих пор Федерер отказывался использовать весь свой арсенал на грунте. Сейчас, похоже, он, наконец, готов порыться в сумке с инструментами, но не из гордости, а по необходимости – в конце концов, у него нет такой безудержной страсти к атаке, как у Эдберга или Макинроя. Вспомните, именно он сказал Сампрасу, что не часто использует serve-and-volley на «Уимблдоне» просто потому, что не приходится.

В конце концов, с точки зрения карьеры, это не самый плохой момент попробовать что-то новое: «Эй, у меня 13 титулов ТБШ, и мне только 27. У меня уйма денег и скоро будет ребенок. Почему бы мне просто не выйти и не повеселиться, посмотреть, смогу ли я погонять этих ребят и сделать что-то хорошее для самого себя?»

Бодо считает, что Федереру надо просто выйти и повеселиться

Мне казалось, во что-то подобное Федерер играл в первом сете против Вавринки. Он, казалось, пытался нагнетать игру, передвигаясь по задней линии, все время стремился войти в корт. И он демонстрировал большее, чем обычно, желание выходить вперед после отличных ударов. Но по ходу матча количество ошибок возрастало, и его игра стала неряшливой, если так вообще можно говорить об игре Федерера.

Если Федерер действительно намерен играть в атакующий теннис на грунте, можно кричать и возмущаться, что это не работает. Ничего, это процесс, только начало его. Самый отличный план на игру не сработает, если ты не можешь его реализовать. Но если есть план, который может оказаться выигрышным – есть над чем работать.

В конце концов, Федерер находится в таком положении, что ему не перед кем и не за что отчитываться. И ему надо не просто найти свою игру – надо найти такую игру, которая дала бы результат, отличающийся от результатов той игры, которая привела его в три финала «Ролан Гаррос» за три последних года.

Возможно, его привели в Монте-Карло деньги, а возможно, отчаянье. Возможно, он думал, что способ выигрывать на грунте отыщется как-то посредством чуда или наития. Тогда его проблемы еще больше, чем я думал. Ведь единственная правильная причина для того, чтобы играть – потому что ты этого хочешь.

Но если у него есть план – отлично, давайте примем, что он решил играть более агрессивно на грунте в этом году. Да, у него не все получилось, возможно, он слишком давил, слишком стремился усилить игру, пытался перепрыгнуть на Г, не сказав А, Б и В.

Питер Бодо: «Федерер пытался перепрыгнуть на Г, не сказав А, Б и В»

Если бы я мог что-то сказать Роджеру Федереру сейчас, я бы сказал ему: «Забудь о рейтинге, об Энди Мюррее, о призраке Надаля, забудь об удивительном поражении от Вавринки. Если твоя игра в руинах, извлеки преимущество из этого хаоса, построй нового себя. Собери эти кусочки и сложи чуть-чуть иначе. Дай себе время – ты будешь проигрывать матчи, пока строишь новую улучшенную модель себя, но не останавливайся и никогда, никогда не теряй уверенности в том, что ты можешь это сделать. В конце концов, ты же Роджер Федерер».

В Риме Бодо увидел подтверждения своим рецептам выигрышной стратегии для Федерера в матче против немца Миши Зверева, где 21-летний левша устроил второй ракетке мира настоящую битву, пытаясь бульдозером пробить себе дорогу в полуфинал: «Глядя на Зверева за работой, я задавался интересным вопросом: «А почему Федерер не может делать что-то подобное в своих матчах на грунте против Надаля?». Зверев использовал каждую возможность рвануть к сетке или выполнить такой удар, который позволил бы ему выходить вперед в корт. Только опыт Федерера и его способность собираться в трудные моменты позволили ему взять тай-брейк первого сета.

Хорошо, когда делаешь одно и то же раз за разом, трудно ожидать другого результата. Федерер уже заплатил свою цену за упертость в прошлогоднем финале Открытого чемпионата Франции, когда потерпел самое сокрушительное поражение в финалах турниров «Большого шлема» за свою карьеру. Пришла пора делать что-то другое, чтобы достичь другого результата, а это означает атаковать Надаля.

Питер Бодо: «Федерер должен делать все, чтобы не позволять Надалю контролировать розыгрыши»

Федерер должен быть абсолютно сфокусирован на атаке, он должен сбивать Надаля с ритма при любой возможности. Ему нужно постоянно менять скорость и расположение ударов, любым способом не позволять тому включать тяжелый крученый бэкхенд и принимать подачу гораздо агрессивнее, чем он делает обычно – делать все, чтобы не позволять Надалю контролировать розыгрыши».

Все эти изыски Бодо можно было бы не воспринимать серьезно, если бы не на редкость определенное и конкретное заявление Роджера Федерера: «Если я являюсь вторым игроком мира, или третьим, пятым, восьмым или десятым – это уже не имеет значения, это не первый номер. Быть вторым на грунте, конечно, приятно, но меня это не удовлетворяет. Не столь необходимо быть лучшим грунтовиком, что действительно важно для меня – это выиграть «Ролан Гаррос». Федерер вообще редко говорит что-то достаточно определенное. А из этого и многих последних его заявлений, а также из четкой направленности на крупные турниры становится ясно две вещи. Во-первых, он ясно понимает, что не удержит вторую рейтинговую позицию, и готов к этому, а во-вторых, он, похоже, действительно хочет выиграть «Ролан Гаррос». Так что вопрос по поводу плана вновь встает на повестку дня.

Матч Федерера с Джоковичем, как пишет Росанжел Валенти, был интересен во многих отношениях: «Основной вопрос заключается в том, кто из них является вторым игроком после Надаля на грунте – я не беру в расчет Энди Мюррея просто потому, что прежде хотела бы увидеть его в этом сезоне против кого-то из этих двоих на грунте. Джокович и Федерер никогда не встречались на «Ролан Гаррос», Надаль не давал им сделать этого, всегда выбивая серба из борьбы. Вообще, Джокович никогда не проигрывал никому, кроме Надаля, во всех трех его выступлениях на «Ролан Гаррос», кроме того, он всегда добирался до четвертьфинала или дальше. Его игра на грунте образца 2009 года выглядит очень убедительно. Но в то же время, статистика личных встреч серба с швейцарцем – 7:3 в пользу последнего, включая два матча на грунте. За три недели до «Ролан Гаррос» этот матч является во многом показательным для обоих игроков. К тому же Джокович будет играть с осознанием того, что если он не выиграет турнир, то Энди Мюррей сместит его с третьей строки рейтинга АТР».

Чем закончился матч – известно. Получил ли Бодо ответ на свои вопросы – неизвестно. Ясно одно, все обозреватели сходятся на том, что первый сет Федерер провел почти на своем прежнем уровне. Что произошло дальше – одному Федереру известно. Конечно, Питер Бодо может поразмышлять на эту тему, но пока молчит.

Дальше был финал, в котором для обоих многое стояло на кону: «Наряду с четвертым рекордным титулом Рима, Надаль играл за 15-й трофей турнира серии «Мастерс», обходя таким образом Федерера по этому показателю и максимально приближаясь к рекорду Андре Агасси (17). Также он хотел продлить рекордную беспроигрышную серию на грунте до 29 матчей. Джокович только что обыграл Роджера Федерера, к тому же в его активе был выигранный у Надаля в Монте-Карло сет. В конце концов, на кону стоял его третий номер мирового рейтинга. Не то чтобы третий номер был так важен, но Джокович удерживал его два года, а Мюррей уже несколько месяцев стучится в его двери», – пишет Росанжел Валенти.

К тому же Джоковичу предстояло проверить и свой, если можно так выразиться, грунтовый план действий. Джерард Райти пишет: «После поражения от Рафаэля Надаля в финале Монте-Карло Джокович решил, что ему нужны перемены. В надеждах на второй титул «Большого шлема» в карьере на «Ролан Гаррос» или «Уимблдоне» серб понимает, что выносливость является совершенно необходимой, чтобы бороться с такими людьми как Надаль или Федерер. Поэтому после 2,5 лет работы с бывшим тренером по фитнессу Джокович нанял Гебхарда Фил-Грича известного тем, что он помог  грунтовику Томасу Мустеру стать первой ракеткой мира в 90-х.

Новый тренер по физической подготовке уже помог Джоковичу улучшить свою игру

Последние несколько сезонов физические кондиции были слабым местом в игре Джоковича. Все время казалось, что чрезвычайно талантливый серб более подвержен влиянию жары и усталости, чем его оппоненты. Вспомните хотя бы много обсуждавшийся матч против Роддика на Australian Open.

Хотя Джокович и Фил-Грич проработали вместе очень короткое время, некоторые улучшения уже были видны на этой неделе в Риме. В матче против Дель Потро он демонстрировал долгие розыгрыши, а также способность гонять соперника по всему корту и варьировать скорость и направление ударов. То же самое он показал в полуфинале против Федерера, которому также приходится думать о своей физической форме».

Что касается самого финала, то Джокович опять говорил, что готов выиграть, что может выиграть, но не выиграл: «Надаль проявил терпение в ключевые моменты матча. Когда мне нужно было проявить терпение и просто не ошибаться при ударе, я делал невынужденные ошибки. И так было несколько раз, что я был близок к выигрышу, но Надаль превосходил меня в решающие моменты игры. И он по праву лучший в мире».

Что будут дальше делать возможные оппоненты Надаля на грунте, мы увидим уже в Мадриде. Что же касается самого Надаля, нам остается только ознакомиться со статистикой и в очередной раз поискать способ сказать «Вау!».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы