Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Максим Соколов: «В Питере нет хоккейной ауры»

    В недалеком прошлом бессменный голкипер сборной России Максим Соколов в третий раз покинул родной Петербург, чтобы во второй раз примерить свитер омского «Авангарда». В интервью «Спорт сегодня» 35-летний аксакал отечественного вратарского цеха рассказывает о сложностях восприятия хоккея в Северной столице, делится впечатлениями о рыбалке в Финляндии и прощается с мечтой стать писателем.

    - Максим, в это межсезонье вас ожидали увидеть где угодно, но не в «Авангарде». Говорят, вы даже на полном серьезе хотели уехать в Европу.

    - У меня было несколько вполне конкретных предложений. Называть клубы уже бессмысленно (самым реальным вариантом считался немецкий «Изерлон» – прим. авт.). Скажу лишь, что заграница меня давно привлекала. Люблю открывать что-то неизведанное. Было бы интересно пожить в Европе, оценить свои силы в новом чемпионате.

    - А получилось возвращение в Омск.

    - От такого предложения, знаете ли, не отказываются. «Авангард» в моей карьере сыграл очень большую роль. Этот клуб вне всяких рамок. Когда мне позвонили оттуда, я сказал себе: обойдусь и без Европы.

    - Наверное, и в зарплате выиграли?

    - Не сказал бы. Два последних чемпионата я провел в питерском СКА, и эти сезоны мне не очень-то удались. Понятно же, на большой контракт я просто не мог рассчитывать. Обидно, конечно, что в родном городе у меня не сложилось. Не хочу ничего говорить про тренеров – в Питере их меняли быстро, поминать же задним числом какие-то проблемы не в моих правилах. Теперь в команду пришел Барри Смит. Он сразу объявил, что намерен сделать основную ставку на вратаря-канадца. Как раз в этот момент клуб договорился о контракте с Марком Ламотом из «Северстали». Они со Смитом давно знакомы, еще в «Детройте» вместе работали. Если учесть, что до этого СКА подписал Диму Ячанова из «Крыльев», мне ничего не оставалось, кроме как начать поиски новой команды.

    - Питерский СКА уже не первый год пытается вырулить в лидеры суперлиги. На ваш взгляд это реально в городе, который помешан на футбольном «Зените» и для которого Сушинский никогда не будет важнее Аршавина?

    - Сложно сказать. Но хоккейной ауры в Питере нет – это абсолютно точно. Да, есть люди, которые искренне переживают на трибунах, большое им спасибо. А вот в основной массе стадион обычно как-то пассивен, что ли.

    - Это напрягало?

    - Скажу немного иначе: возник дефицит положительных эмоций. Это ведь важно: знать, что твою игру ценят. В Омске даже и заикнуться нельзя о равнодушии к хоккею – все в суперлиге об этом знают. Там скоро откроют новый дворец, болеют на трибунах обычно так, что уши закладывает. Или вот показательный пример: когда я играл в Омске, за месяц раздавал больше автографов, чем за последние два года в Питере.

    Хочется побед и полных трибун. Жаль, но в Питере с этим не получилось

    - Вам уже 35. По российским меркам, считается, преклонный возраст…

    - Ну и что? Главное в нашем деле – эмоции. Играть мне по-прежнему хочется. Есть и силы, и богатый опыт.

    - Чем сейчас занимаетесь?

    - Недавно вернулся из Финляндии. Вместе с бывшим одноклубником по СКА Лешей Козневым взяли семьи, снимали коттедж на берегу озера. Местечко называлось Луумяки, неподалеку от нашей границы. Ловили рыбу. Кстати, законы в Финляндии строгие, запрещено, например, использовать спиннинги. В принципе, и без того клевало неплохо. В основном, правда, мелочь – плотва, небольшие окуни. Подобный отдых для головы полезен. Хорошо снимает напряжение.

    - Известно, что вы дружите с бывшим нападающим сборной Чехии Павлом Патерой. Он к себе в Кладно, наверное, звал?

    - В прошлом году хотели с ним встретиться в Праге – не получилось. В это межсезонье планы у нас тоже разошлись. Так что просто созваниваемся. Этой дружбой я дорожу. Патера – хороший, надежный человек. Мною, кстати, не так давно интересовалась одна чешская команда. Может, и был бы смысл поехать, но этот клуб у себя в экстралиге не блещет.

    - По окончании карьеры вы собирались попробовать себя в роли писателя. Не передумали?

    - Пришлось от этой идеи отказаться. Запал потихоньку иссяк. К тому же надо больше внимания уделять своей семье. Зимой тяжело заболел старший сын, Максим. Он до сих пор находится под наблюдением у медиков, поэтому супруга, к сожалению, не сможет постоянно быть со мной в Омске.

    - У вас нет ощущения, что «Авангард» – ваш последний шанс выиграть что-то серьезное в карьере?

    - Конечно, такие мысли в голове промелькивают. Только зацикливаться на них не хочу. Буду спокойно работать. В Питере я начал самостоятельные тренировки. Хожу в фитнес-центр, уже начал заниматься на льду.

    - Чего вам сейчас в жизни не хватает?

    - Побед и полных трибун. Жаль, но в Питере с этим не получилось.

    Константин ИВИГИН

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы