android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Денис Метлюк: «С «Динамо» дрались в кровь»

Машина BMW, в которую пускали только фартовых, вратарь, говоривший со штангами, и сын тренера по прозвищу Щечки. Нападающий «Лады»-1995/96 Денис Метлюк в разговоре с корреспондентами Sports.ru Алексеем Шевченко и Александром Лютиковым вспоминает золотой сезон.

Денис Метлюк: «С «Динамо» дрались в кровь»
Денис Метлюк: «С «Динамо» дрались в кровь»

– Не помнить то чемпионство сложно, потому что тех, с кем его завоевывал, встречаю каждый день. Большинство ребят в Тольятти осели. А медаль в мешке где-то лежит. Дети иногда достают ее, вертят в руках, спрашивают – за что она.

- Что отвечаете?

– Говорю, что все это давалось невероятно трудно, что папа ради этой медальки круглый год пахал. Действительно – так ведь оно и было. Во-первых, у нас шел сезон за сезоном. В мае мы заканчивали чемпионат, следовал какой-то куцый отдых – и в июне уже предсезонка. Конвейер. Во-вторых, каждый год менялся регламент – и делалось это явно не в пользу «Лады». Допустим, объявляют: в Кубок европейских чемпионов попадет победитель регулярного чемпионата. Когда становится понятно, что мы выигрываем регулярку, принимается новое решение: в Европу отправится победитель плей-офф. Ну ладно, снова выиграли. Вообще чувствовалось давление со стороны московских клубов. И в тот год было сложно как никогда.

- Вы ведь в конференции четвертыми финишировали.

– Да. Стартовали мы невероятно плохо. Плелись месте на тринадцатом-четырнадцатом. Пожалуй, связано это было как раз с тем, что мы круглый год были под нагрузкой – а быть в форме 365 дней в году невозможно. Ну и спад пришелся на начало сезона. Проигрывали всем подряд.

- Могли тогда Цыгурова уволить?

– Зачем?

- Ну сейчас уволили бы в такой ситуации.

– Сегодня к тренерам нет того доверия, какое было в то время. Сейчас тренеров меняют пачками, а тогда Воробьеву, Николаеву, Моисееву, Цыгурову давали спокойно работать. Геннадий Федорович спокойно работал и как результат – с ноября по март мы прошли вообще без поражений: двадцать побед, две ничьих. На тот момент – рекорд. После этого все очень легко пошло – и мы выиграли золото, которое тогда доставалось победителю турнира за 1-14 места. Но до этого в ауте была вся команда, что, кстати, легко объяснимо: состав у нас обновлялся не так, как это принято теперь. «Лада» играла одним и тем же костячком на протяжении нескольких сезонов. Цыгуров вообще не был сторонником длинной лавки.

«Выкинь свои часы!»

- Где самая жесткая конкуренция была?

– Вообще у нас, если ты не в порядке, можно было начать тренировку в первом звене, а потом услышать: «Свитер смени», – и отправиться в пятое. Но у вратарей, конечно, конкуренция была наиболее обострена. Их было трое – Болсуновский, Иванников и молодой Николаев. Поначалу все шло к тому, что первым номером будет Иванников. Но у него как-то не заладилось – и сыграл он совсем немного. Основная нагрузка падала на двух других вратарей, причем Николаев в свои 23 стал первым номером.

- Кто из них был более вратарь? Ну, вы поняли.

– Андрей Болсуновский. Говорил со штангами, без конца крестился – это ладно. Главный пунктик у Андрея – он приходил строго в назначенное время. Раньше – ни разу. Однажды случилась совсем абсурдная ситуация. День игры, в автобусе собралась вся команда, уже пришли тренеры. Андрея нет. Умаялись его ждать, все заведены, нервничают. Болсуновский заходит в автобус с пятым пиком радио. «О, – говорит, – я вовремя». Геннадий Федорович резко так: «Андрюш, ну сколько можно, ты издеваешься?» – «Пожалуйста, вот мои часы». – «Выкинь свои часы!» Но Андрей не исправился даже после этого.

- Посмеивались над ним в команде?

– Не без этого, все ведь острые на язык. Андрей нормально реагировал. Сергей Николаев все воспринимал острее. Не было ничего проще, чем зацепить Сережу словом: заводился моментально и по любому поводу. Если ты что-то сказал Николаеву, надо было быть готовым к тому, что пять дней он будет ходить за тобой и спрашивать: «Что ты имел в виду?» Очень дотошный человек.

- Кто был неприкасаемым в той команде?

– Толя Емелин. Уважение к нему было безмерным. Если Емелина соперник задел на льду, все – жди драки. И в общении, конечно, к Анатолию относились с большим почтением. Существовали какие-то рамки, за которые нельзя было выходить. Называть его Емелей позволено было очень немногим. Однажды, совсем еще юнцом, я подошел и что-то сказал, назвав его Емелей. Реакция была мгновенной: «Денис, я для тебя – Анатолий».

Щечки

- У вас второй результат в команде по штрафу. За что получали?

– В основном, за драки. Не особенно себя сдерживал. Чаще всего дрались с «Динамо» – кровь в этих встречах лилась в два ручья. С Сашей Юдиным мы однажды сцепились. Саша очень крепкий, здоровый мужик. Под кулак ему лучше было не попадать. Мы в хороших отношениях всегда были, но тут драка пять на пять возле нашей скамейки – и мы с ним друг напротив друга. Чего делать? Краги в сторону и вперед. На удивление, драка получилась из одного удара. Я пробил сильный с правой – и Саша уехал. Потом после игры подхожу: «Сань, ты как?» Оказалось, нос разбил сильно. Но с драками все понятно. Один раз я получил матч-штраф за нападение на судью.

- Кто пострадал?

– Леонид Вайсфельд. Там как получилось: он меня удалил, я не остыл за две минуты. Только вышел – и Вайсфельд мимо катит. Ну я подножку ему поставил. Дурацкий поступок: подножку я поставил сам себе. Мне впаяли десять матчей, а тогда играли же с большими перерывами, чем сейчас. Плюс январские каникулы. Короче, инцидент был в декабре, а на лед я вышел в марте – и после этого два года не получал у Леонида меньше шести минут штрафа за матч. Потом это уже настолько невыносимо стало, что я после какой-то игры подошел: «Леонид, извини». «Ладно, забыли старое».

- Сергей Михалев был у вас вторым тренером – он уже тогда был таким веселым, каким его все сейчас знают?

– Ну а как человека изменить? Шутил много, но спрашивал жестче, чем тренеры, у которых с чувством юмора проблемы. Иногда мог так пошутить, что давал человеку понять: если не прибавишь, вылетишь из команды.

- Николаеву, наверное, сложно было с Михалевым?

– Угадали. Довольно острые у них были отношения.

- Кто из полевых был заморочен на приметах?

– Олег Хмыль. Никогда не ездил с командой на базу в автобусе. Олег приезжал на своем BMW. В автомобиль к себе пускал не каждого. Если ты с ним прокатился, а мы назавтра проиграли, больше с Хмылем не ездишь. На старте чемпионата, когда мы много проигрывали, Олег прямо измаялся.

- У вас три матча сыграл Денис Цыгуров. На него косо не смотрели: ну, мол, по блату в составе?

– Да нет, он же нормальный игрок. Если б был пассажиром, все так и сказали бы – несмотря на то, что папа у Дениса наш тренер. Никакой злобы его присутствие не вызывало. Наоборот, хохмили над ним с усердием. Так у Дениса появилось прозвище – Щечки. Кто знает его в лицо, тот поймет. Знатный глум, по-моему. В коллективе вообще не стоит расслабляться. Например, очень опасно опаздывать.

- Почему?

– Потому что опоздавший подходил к своему месту в раздевалке и видел, что у него шлем с привязанной лампочкой, тренировочный свитер с пришитыми погонами, ну и так далее. Обычное дело.

«Дали на ВАЗе зарплату – Тольятти живет»

- Тогда в Европе еще платили больше, чем в России?

– Да, отток был серьезный. Но я для себя уже тогда решил: никуда не поеду. С меня АХЛ хватило. Вообще не мое. Сезон провел там – и рвался назад в Тольятти.

- Ловили себя на мысли, что там стали проще играть?

– Конечно. Я же взращен был на коллективной игре. Что если выход «два в один», то вратаря надо передернуть пасом. Попытался в АХЛ такое сделать – получил от тренеров. Бросай, говорят, сразу. Уехал в Тольятти – и слава Богу.

- Ваши местные братки, говорят, любили хоккей. Сильно помогало?

– В нашем городе мы были, можно сказать, неприкасаемыми. И по части криминала, и по части, допустим, ГАИ. Автоинспекторы превышение скорости прощали почти всегда.

- Чем заняты сейчас?

– Фирма своя. Пытаюсь в это сложное время заниматься производством в сфере машиностроения. Детали, комплектующие.

- В августе ВАЗ вроде как закрывается на месяц.

– Ну и мы поедем на рыбалку. У нас ведь в городе все на заводе завязано. Дали на ВАЗе зарплату – Тольятти живет, деньги идут в магазины. А задержки приводят к общему упадку: товар залеживается, бизнес не идет.

- С кем-то из товарищей по той «Ладе» пересекаетесь по делам?

– Конечно, город ведь у нас не такой большой. И во дворце спорта видимся, когда забираем детей с тренировок, и по бизнесу общаемся. Ваня Свинцицкий, скажем, раньше начал бизнес, уже тертый калач – и поэтому мне помогал делать первые шаги, когда я фирму открывал. Вообще в деловом мире сильно помогает то, что в «Ладе» играл. Люди уважают.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы