android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Магомет идет к горе

Спустя полгода после выхода на экран эпопеи о выборах стран-хозяек ЧМ-2018 и 2022, футбольная публика сможет снова понаблюдать за приключениями полюбившихся героев – 31 мая на конгрессе ФИФА в Цюрихе будет избран новый (или старый) президент. Продолжение цюрихской истории обещает быть не таким драматичным и близким российскому сердцу (сиквел есть сиквел), но оно в любом случае достойно внимания.

Магомет идет к горе
Магомет идет к горе

Главных героев на этот раз поменьше (точнее, всего два), но основные архетипические роли все те же – записной фаворит и амбициозный претендент. Роль первого исполняет сам Зепп Блаттер, в роли второго – Мохамед Бин Хаммам, глава Азиатской футбольной конфедерации.

Шутки шутками, но общего между двумя выборными процессами в ФИФА действительно много. Все та же подковерная борьба за голоса, все та же степень важности принятого решения при отсутствии прозрачности – и даже лица те же. С Блаттером никого специально знакомить не нужно, за 13 лет у руля ФИФА он примелькался достаточно, а Бин Хаммам должен был запомниться многим еще в декабре: сначала его называли чуть ли не «куратором» азиатских голосов, а потом – чуть ли не творцом сенсационной победы родного ему Катара.

61-летний араб, сколотивший свое состояние на строительном бизнесе, и вправду один из самых влиятельных людей в ФИФА

61-летний араб, сколотивший свое состояние на строительном бизнесе, и вправду один из самых влиятельных людей в ФИФА. (Так и тянет добавить «после Блаттера» – но «после» он или все-таки «перед», как раз выборы и покажут.) Помимо руководящего поста в азиатском футболе, который он занимает уже 9 лет, и места в исполкоме ФИФА, Бин Хаммам также курирует раздачу денег территориальным и национальным федерациям. Должность, согласитесь, архиважная и архинужная – а главное, она дает сильные козыри для борьбы за пост президента. Тем не менее, в открытую конфронтацию с Блаттером Бин Хаммам вступать не спешит: во-первых, у швейцарца своих козырей предостаточно, а во-вторых, катарский глава – плоть от плоти той системы, по которой сейчас работает ФИФА. Именно поэтому публичную часть своей кампании он строит под лозунгом «сейчас неплохо, а со мной будет лучше».

В свое время оба кандидата были в довольно близких и дружественных отношениях друг с другом. Бин Хаммам, например, принимал активное участие в первой избирательной кампании Блаттера в 1998 году – и, говорят, даже выхлопотал ему для предвыборного турне по Африке личный самолет катарской королевской семьи. Однако с недавних пор отношения между ними разладились. Ходят слухи, что Иван Иванович обиделся на Ивана Никифоровича за то, что тот не стал защищать его от «заговора» среди подчиненных: в 2008 году Бин Хаммама пытались лишить места в исполкоме ФИФА члены его собственной конфедерации. С другой стороны, учитывая амбиции катарского чиновника, охлаждение отношений между ним и Блаттером было неизбежно, и вряд ли для этого был обязателен конкретный повод. Как бы то ни было, Бин Хаммам всячески избегает прямых выпадов в сторону Блаттера: коррупционность ФИФА не признает, конкурента ни в чем не обвиняет, кроме того, что тот, мол, засиделся, и даже обещает оставить его в организации в случае своей победы. (Неизвестно только, зачем это будет нужно самому Блаттеру).

Бин Хаммам принимал активное участие в первой избирательной кампании Блаттера в 1998 году

Из-за всего этого предвыборная программа Бин Хаммама получается точечной. Никаких революций в мировом футболе он не предлагает, а предлагает косметический ремонт и «всем сестрам по серьгам». Тем, кто недоволен отсутствием прозрачности в ФИФА (а таких стало особенно много после декабрьских выборов), катарец обещает расширить исполком ФИФА с 24 до 40 человек, а главное – наконец-то сделать их голосование открытым, а не тайным. Кроме того, любое решение исполкома должен будет утвердить новый специальный орган, состоящий из вице-президентов региональных конфедераций. (Тут, наверное, стоило бы порадоваться, что свой чемпионат мира мы получили до его прихода к власти.)

Есть у Бин Хаммама и «вкусняшки для самых маленьких» – для тех, кого не интересуют околофутбольные интриги, зато очень волнует происходящее на поле. По его словам, он полностью поддерживает введение более-менее высоких технологий для определения гола на линии ворот. И, кстати, обязательное наличие двух судей за воротами тоже поддерживает. Ну и, конечно, ожидаемый пряник для национальных ассоциаций: удвоить выплаты от ФИФА и передать им часть нынешних полномочий исполкома.

Кстати, если Бин Хаммаму удастся выиграть выборы, он станет первым «совсем не европейским» президентом ФИФА. До него этот пост занимали семь европейцев и родившийся в Бразилии сын бельгийских эмигрантов Жан-Мари Фаустен Годфруа де Авеланж, более известный как Жоао Авеланж.

Тем не менее, потеснить Блаттера с футбольного бизнес-Олимпа Бин Хаммаму будет очень непросто. Дело в том, что выбирать президента будут не рядовые болельщики, а 208 делегатов стран-участниц. Значительная часть голосующих – особенно тех, что представляют маленькие и не очень футбольные страны – неплохо живет уже сегодня и обязана этим именно нынешнему руководству. В такой ситуации многие из них могут попросту испугаться перемен.

К тому же Блаттер – опытный политик, и сталкиваться с претендентами на свой пост ему не впервой. В гораздо более тяжелой ситуации в 2002 году он успешно отбился от поползновений на трон со стороны президента Африканской конфедерации Иссы Хайяту. За год до тех выборов обанкротился маркетинговый партнер ФИФА, компания ISL, с деньгами в кассе ФИФА стало очень туго, а самого Блаттера заподозрили в финансовой нечистоплотности. Тем не менее, он набрал целых 139 голосов против 56. Сегодня профицит бюджета руководимой им организации составляет 1,3 миллиарда долларов – чем не аргумент в пользу сохранения «статус-кво»?

Кого точно не придется долго уговаривать на противостояние Блаттеру, так это обиженных на него англичан

Кроме того, его нынешний конкурент тоже не всем нравится. Несмотря на объективные и заметные успехи в налаживании азиатского футбольного хозяйства, Бин Хаммам успел нажить в своей родной конфедерации немало врагов, и рассчитывать на все голоса региона точно не сможет. Именно поэтому ему приходится активно бороться за симпатии других конфедераций, в первую очередь Северной Америки и Европы. Первые славятся своим коллективизмом при голосовании, поэтому Бин Хаммам обязательно постарается склонить на свою сторону вице-президента ФИФА Джека Уорнера, от мнения которого, как считается, зависит позиция остальных 35 делегатов КОНКАКАФ. Уорнер тесно связан с Блаттером, но предложение дополнительного места в финальной части ЧМ могло бы его заинтересовать.

В Европе нравы посвободнее, централизации в таких масштабах нет, но заручиться поддержкой главы УЕФА Мишеля Платини Бин Хаммаму нужно во что бы то ни стало. Задача осложняется тем, что у Платини есть собственные амбиции – он хочет стать главой ФИФА и желательно уже на следующих выборах. Блаттер уже открыто пообещал, что в случае победы ограничится одним сроком, – а значит, не будет стоять на пути у француза. В конце концов, Блаттеру уже 75 лет, и сам этот факт как-то располагает ему поверить. Бин Хаммам существенно младше и, кажется, нацелен на два срока. Неизвестно, найдутся ли у него аргументы, способные убедить Платини ждать с моря погоды целых восемь лет.

А вот кого точно не придется долго уговаривать на противостояние Блаттеру, так это обиженных на него англичан. Несмотря на официальные заявления о том, что ничего еще не решено, различные источники в FA подтверждают, что руководство английской федерации, со свистом пролетевшее мимо ЧМ-2018, готово отдать свой голос за кого угодно, лишь бы швейцарскому функционеру икалось.

В целом же кажется, что выборы с участием Блаттера и Бин Хаммама – наглядное подтверждение мысли о том, что конкуренция на выборах хороша, даже если в них участвуют только жаба и гадюка. Очень может быть, что сам по себе Бин Хаммам ничуть не порядочнее и не демократичнее Блаттера, но он хочет завоевать симпатии публики, и поэтому вынужден учитывать её потребности и реагировать на них. Другой вопрос, стали бы его реформы сущностными, или всё ограничилось бы локальной покраской порядком проржавевшего крейсера «ФИФА», на палубах которого пьют шампанское и дуют в вувузелы, а в трюмах – по колено воды.

Впрочем, для этого Бин Хаммаму нужно сначала выиграть выборы, в то время как большинство экспертов предсказывает ему поражение. Ну так ведь и в шансы Катара на проведение ЧМ-2022 никто не верил.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы