Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Россия-2018

    Чемпионат мира – это не только праздник, но и множество проблем; огромная итоговая прибыль, но и не всегда посильные суммы на организацию. Стадионы, слова, города, коммюнике, аэропорты – Sports.ru попытался вспомнить, понять и представить, быть ли российскому чемпионату мира, и если быть, то как.

    Россия-2018
    Россия-2018

    В 2000 году стал президентом Владимир Путин; отметил первый год своего существования cайт livejournal.com; случился пожар в телецентре «Останкино». За девять лет до сегодняшнего дня чего только ни случилось. Многие бы тогда сказали, что в 2008 сборная России станет третьей на Евро и восьмой в мировом рейтинге? Вряд ли.

    Вот и перспективы чемпионата мира в России, который планируется провести через то же девятилетие, пока в высшей степени туманны. Но за туманом, если постараться, уже можно различить кое-какие очертания. На первом плане – вечная наша гордость и печаль, «Лужники».

    Еще из тумана виднеется полукруг реконструированного «Динамо»; тонкими чертами на фоне гор проступает олимпийский стадион в Сочи; стоит в сине-бело-голубой дымке новая петербургская арена. Больше пока не видно ничего. Только из могучих репродукторов, звук которых разносится в туманной пустоте, далеким эхом летит бодрый и жизнелюбивый голос министра спорта Виталия Мутко. Он уверяет, что мы справимся – слава Богу, уже не один десяток новых полей построен.

    Из официального коммюнике ФИФА

    «Чемпионат должен проводиться приблизительно на 12 стадионах вместимостью не менее 40 тысяч зрителей. Как минимум один стадион должен вмещать 80 тысяч, чтобы принять матч открытия и финал. Наличие телекоммуникационных и вещательных технологий, транспортных и гостиничных сетей самого высокого уровня является строго обязательным».

    Печальное прошлое

    Однажды Россия уже пыталась привезти к себе большой турнир, и было это не так давно. «У нас была самая лучшая заявочная книга на право проведения Евро-2008», – вспоминает бывший президент РФС Вячеслав Колосков в комментарии «Советскому спорту». – Но люди из ФИФА приехали в Самару, посмотрели, что нет аэропорта, гостиниц... Поставили крестик. Приехали в Казань, то же самое… И нашу заявку «завернули».

    Впрочем, дело было не только в инфраструктуре. «Макеты, картинки у нас были такие, что Австрии и Швейцарии и не снились», – описал он другую сторону проблемы в ходе общения со студентами ГУУ. – Но не было гарантий со стороны государства, в первую очередь финансовых. Не было ровным счетом никакой готовой инфраструктуры, хоть чего-то, что можно было бы показать в подтверждение серьезности наших намерений. И главное, не было той поддержки идеи, какая была оказана проекту проведения Олимпийских игр в Сочи. В итоге комиссия УЕФА приехала, убедилась в том, что наша заявка здорово похожа на «пустышку», и разговор на этом был закончен».

    «Провести чемпионат Европы по футболу в России очень престижно и почетно, – говорила в то время работавшая в правительстве Валентина Матвиенко «Интерфаксу». – Но, к сожалению, у нас нет стадионов, отвечающих мировому уровню. Нужно как минимум $800 млн для того, чтобы построить их или реконструировать уже существующие. У нас таких финансовых ресурсов нет, поскольку есть более острые первоочередные расходы».

    Неясное настоящее

    Сейчас с финансами дело обстоит получше, хотя российской заявке опять не повезло следовать за кризисом, теперь уже мировым. Средства нужны немалые; при этом надо помнить, что чемпионат мира – предприятие в высшей степени выгодное для страны проведения. Да, в стадии организации нужно потратить очень приличную сумму (пока она оценивается примерно в $5 млрд), но сумма эта отбивается как прямо – за счет рекламы и продажи билетов – так и косвенно, посредством долгосрочного повышения привлекательности страны для туристов, итогового наличия новых гостиниц, аэропортов, дорог, ну и стадионов, конечно. Бывший министр экономики Германии Михаэль Глос оценил прибыль немецкого бизнеса от проведения чемпионата мира-2006 примерно в €10 млрд, а чистая прибыль от турнира, сумму которой озвучил его организационный комитет, составила €135 млн.

    Вопрос в том, есть ли в России деньги на то, чтобы вложиться в проект. «Руководство страны рассматривает вопрос о государственной поддержке заявки», – говорил министр спорта, туризма и молодежной политики Виталий Мутко около недели назад. – Позитивный эффект от проведения чемпионата очевиден, но пока не до конца понятны последствия и продолжительность мирового кризиса. В любом случае решение о предоставлении государственных гарантий повлечет за собой направление определенных ресурсов, а их надо где-то брать. Сейчас деньги главным образом направляются на антикризисные меры, отсюда и пауза в окончательном решении о поддержке руководством страны проекта проведения чемпионата».

    В общем, дела обстоят неплохо, но есть и еще одно, последнее, препятствие: конкуренты

    Но теперь, по всей видимости, проблема решена: на неделе о необходимости подать заявку сообщил Мутко Владимир Путин. Более серьезных гарантий чего-либо на данный момент в России получить просто невозможно. «Вчера на встрече с премьер-министром Владимиром Путиным необходимые гарантии были получены, – засвидетельствовал «Всему спорту» этот факт Мутко. – Это значит, что мы стали ближе к осуществлению нашей мечты – провести в России в 2018 году чемпионат мира по футболу. Но, конечно, для полной готовности нам много еще всего предстоит сделать».

    Много – это да, но, если кризис закончится сравнительно скоро, сама организация больших проблем составить не должна. Здесь наиболее затратная часть – инфраструктура. Для такого большого проекта, как чемпионат мира, недостаточно даже того, что будет сделано для Олимпиады. Разница очевидна: городов проведения, если все пойдет по плану, будет девять – по два стадиона в Москве и Питере и еще семь. Почти во всех нужно построить новые арены, многочисленные гостиницы и аэропорты, а также избавить мировую общественность от созерцания второй вечной российской беды – таких, как они есть сейчас, дорог.

    «В заявке достаточно четко прописаны все требования по состоянию инфраструктуры. В общем, мы их себе представляем, с нюансами познакомимся во время семинаров и встреч. Понятно, что сейчас Россия в полной мере не готова к проведению чемпионата мира, но к 2018 году все проблемы можно закрыть», – комментирует ситуацию президент РФС Алексей Сорокин.

    Со стадионами дело пока обстоит так: из не вызывающих сомнения вариантов тут «Лужники», проходящее реконструкцию «Динамо», новые стадионы в Питере, Сочи и Казани, где проведут Универсиаду. В Екатеринбурге реконструируется «Центральный». Он рассчитан всего на 30000 мест, но местные власти говорят, что в случае необходимости еще 10000 готовы достроить. Необходимость, кстати, появится: никаких исключений по вместимости РФС делать не намерен.

    Остается еще половина. В Самаре и Ростове-на-Дону под новые арены уже выделена земля; и там, и там строительство должно быть окончено к 2013-2014 году. О намерении построить еще одну арену заявляют в Подмосковье, а конкретнее в Подольске. Итого 9 – значит, нужно еще три. Не очень понятно, будет ли вторая арена в Петербурге. Пока город всеми, в том числе и болельщицкими, силами, пытается достроить первую – новый стадион «Зенита» по проекту японца Кисе Куросавы; о строительстве еще одной на данный момент ничего не слышно. Похожая ситуация, только с первыми аренами под возможный чемпионат, в случаях Ярославля и Краснодара, а еще есть Саранск и Волгоград, обозначенные в качестве городов-кандидатов в беседе Мутко с Путиным.

    Для такого большого проекта, как чемпионат мира, недостаточно даже того, что будет сделано для Олимпиады

    Зато еще по одному пункту, наличию телекоммуникационных и вещательных сетей, дело обстоит яснее. Сами по себе они уже есть, вещательные центры в случае необходимости построить не слишком сложно, а о конкретном обеспечении трансляций местным телекомпаниям думать не придется: этим занимаются не они, а специально нанятая ФИФА компания. С чемпионата мира 2002 года это швейцарская HBS (Host Broadcast Services), филиал Infront Sports & Media. Именно она от начала и до конца организует трансляции с каждого из матчей, а также доставку конкретной картинки до каждой из телекомпаний, купившей права на показ чемпионата. В случае победы российской заявки наравне со всеми купить права на показ домашнего чемпионата, естественно, придется и Первому каналу, и НТВ+.

    В общем, дела обстоят неплохо, но есть и еще одно, последнее, препятствие: конкуренты. Вернее, конкурент. Из всех стран, так же, как и Россия, подавших заявку на проведение чемпионатов мира 2018 и 2022, главный соперник – Англия. При всем уважении, вряд ли турнир отдадут США, Австралии, Мексике, Японии или Индонезии. Есть еще совместные заявки Нидерландов с Бельгией и Испании с Португалией, но: «Наш принцип – отвергать совместные заявки, пока остаются одиночные», – вполне ясно высказался по этому поводу президент ФИФА Зепп Блаттер.

    Вот только у Англии чемпионат мира уже был, а у нас – нет, да и авторитет России в мировом футболе сейчас совсем не тот, что раньше. Уверенности, конечно, быть не может, но шансы очевидно высоки.

    Вероятное будущее

    Пьяненький и счастливый то ли голландец, то ли аргентинец, то ли швед, лежал на бортике фонтана на Манежной, а, может, на площади Победы. Он праздновал выход своей сборной в финал. Российские болельщики, глядя на него, добродушно, но настороженно улыбались. Через несколько дней их команде нужно будет попробовать в первый, а может, во второй или третий раз, стать чемпионом мира.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы