Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Виктор Бондаренко: «После ЮАР люди уже ничего не боятся»

    Российский тренер Виктор Бондаренко почти всю карьеру провел в Африке, причем семь лет – в Южной. Сейчас он работает в Анголе, в задорном интервью Sports.ru объясняет, каким будет африканский футбол этого лета, и отвечает на главные вопросы о разбоях, СПИДе, бурах, шаманах и знаменитом динамовском мегафоне.

    Район своеобразный

    – Смотрели ли вы фильм «Район №9»?

    – Не смотрел.

    – Там про вашу любимую страну – ЮАР, про йоханнесбургский район Соуэто. Пусть и в несколько аллегоричной форме.

    – Дело в том, что я два последних года работаю в Анголе, а здесь этого фильма точно нет. Я о нем даже не слышал. Как, скажите еще раз, называется? Сегодня же пойду искать в видеотеку.

    «В Соуэто просто так ехать нельзя. Бандит на бандите!»

    – Тем не менее, как человек, работавший в ЮАР много лет, расскажите: так ли в ЮАР страшно, как принято считать?

    – Я был в Соуэто несколько раз, когда работал в Южной Африке. Я работал там семь лет с разными командами и три из них были из Соуэто. «Орландо Пайрэтс», «Мамелоди Сандаунс», «Морока Свэллоус» – все они получили жизнь в районе Соуэто, поэтому часто играли там товарищеские матчи. Район своеобразный. Ездить просто так туда нельзя. Ездить надо только по прямому назначению и только с авторитетными товарищами, которые сами живут в Соуэто – обычно работают в этих командах. А так заглядывать туда опасно – бандит на бандите. Могут даже днем совершить преступление.

    – Когда выбирались туда впервые, было страшно?

    – Ехал с осторожностью, с боязнью. Меня успокаивало то, что я был очень популярен, моя команда «Орландо Пайрэтс» гремела. Я знал, что в том окружении, которое у меня было – игроки, администраторы, – мне ничего не будет. Но! Бывают такие случаи, когда даже это не помогает. В ЮАР есть известнейший футболист, сейчас обозреватель, очень известный человек в стране. Его отца убили в районе Соуэто, где он жил. Просто бандитски напали. Обкуренные. Там страх – это наркотик… Но это было лет семь-десять назад. Сейчас, я думаю, стало лучше.

    – У вас в ЮАР есть недвижимость. Зачем она нужна, если там так опасно?

    – У меня же сын с внуком там живут. Место, где у меня квартира, – это прекрасный район. Он новый, там живет белое население, там безопасно и очень красиво. Я воспринимаю это и как инвестиции, и как дачу. Когда приезжаешь в гости, чтобы никого не стеснять, надо иметь свою точку.

    – Чем в ЮАР занимается ваш сын?

    – Он футбольный агент – Алексей Бондаренко. У меня два сына-агента. Вячеслав работал в Москве, а сейчас тренирует вместе со мной в Анголе – мой помощник. А Алексей работает в ЮАР. Это он присылал нам Бута, Каньенду, Сибайю.

    – Как африканские футболисты воспринимают Россию? Боятся?

    – Россию очень уважают. И в Южной Африке – тоже. Во-первых, я работал много лет в самых лучших командах. Во-вторых, мы дали путевку в российский футбол многим хорошим футболистам, которые заработали там хорошие деньги и продолжают зарабатывать. Сибайя играет, Бут может вернуться в «Крылья Советов». А они же друг с другом общаются, поэтому реклама для России идет на самом высоком уровне. Так что все ее уважают. А некоторые на нее даже молятся.

    «В ЮАР футболисты уважают Россию. А некоторые на нее молятся»

    – А как же расизм? Его тоже не боятся?

    – Да нет. После ЮАР они уже ничего и никого не боятся.

    – Африканцев в Европе – видимо-невидимо. Встречался ли вам хоть один футболист из Восточной Европы, который просился играть в Африку?

    – Ну, сейчас же в ЮАР играет Ивановс. Он из Риги перешел в кейптаунский «Аякс». Прекрасно играет, на прекрасном счету. Первый игрок с постсоветского пространства в ЮАР. Очень доволен своей жизнью и своим положением. Первая ласточка, просто чудо!

    Шаманы

    – Африканские команды кишат шаманами. В вашем нынешнем – ангольском – клубе такая должность есть?

    – Конечно! Шаманы у меня были во всех командах. Это в последнее время, когда стали появляется тренеры из Европы шаманство немного поутихло. Но в моей нынешней команде шаман тоже есть. Они мне его не показывают, он тихо работает. Это их культура, у них есть люди, которые отвечают за, скажем так, морально-политическую атмосферу – это и есть шаманство. Занимаются отдельно, меня в ритуалы не посвящают. И я этому очень рад.

    – Говорят, что от проведения ЧМ-2010 зависит, получит ли свой чемпионат Россия. Если в ЮАР будут убийства, грабежи и разбой, ФИФА больше развивающимся странам Кубок мира не отдаст.

    – Согласен. Но при этом убежден, что Южная Африка проведет чемпионат на высочайшем уровне. Я ее знаю хорошо. Я вижу, где произошли изменения – особенно в спортивной части. Они получили этот чемпионат с большим трудом, не с первого раза, они этим дорожат. Я уверен, что это будет фантастический праздник с африканским колоритом. Так что я буду болеть, чтобы все было благополучно. Потому что если Россия получит чемпионат мира, это будет большой, огромный прыжок в будущее.

    «Я в двух командах терял игроков и тренеров из-за СПИДа»

    – Замечательный защитник «Локомотива» Джейкоб Лекхето несколько лет назад умер от СПИДа. В ваших командах были футболисты с этой ужасной болезнью?

    – Безусловно. Я в двух командах потерял игроков, двух тренеров потерял – в Мозамбике, в Южной Африке. У них клановые традиции, которые запрещают пользоваться презервативами. Это случайности, которые предопределены бытием, культурой. Если человек болеет, это не говорит о том, что он куда угодно, как угодно и где угодно. Там в провинциях живут племена, которым вера не позволяет пользоваться контрацепцией. Они размножаются, разъезжают по городам и разносят болезнь.

    – Путеводители пишут, что в ЮАР не принято гулять по улицам. Если белый человек идет вдоль дороги, рядом тормозят машины с другими белыми людьми, которые уточняют, не случилось ли чего. Правда?

    – В Кейптауне есть определенные места для прогулок: там все собираются и гуляют, гуляют, гуляют. В Дурбане все гуляют по набережной и днем, и ночью – полно народу, море туристов. В Йоханнесбурге такого места нет. Там есть Сантон – самый безопасный район, в котором можно прогуляться. Но там в основном шопинг и рестораны: гуляют между ними. В других городах гулять негде, все ездят на машинах в шопинг-центры, в казино. Казино здесь сумасшедшие – построены с невероятным масштабом. Заходишь внутрь и думаешь, что ты не в казино, а во дворце 18-го века.

    – Правда ли, что сборная Голландии будет чувствовать себя в ЮАР как дома? В стране по-прежнему много буров.

    – Да, буров очень много. Но сильнее всех будут принимать сборную Англии. Там все построено на английской культуре, и футбол начал свое возрождение с английской манеры. На втором месте Голландия. На третьем – Португалия. Там большая португальская диаспора: люди, бежавшие из Мозамбика и Анголы, живут теперь там.

    Отец нации

    – Ваше нынешнее место работы – Ангола. Вам нравится?

    – Я второй год в Анголе. В прошлом году работал в «Примейру де Агошту» – команде очень высокого класса с традицией и культурой. Я их вывел в групповой турнир Кубка Африканской конфедерации – это большое достижение, они не попадали туда 12 лет. Но мы с ними расстались: финансовые отношения у нас не были на порядочном уровне. Я уехал, но потом мне последовало еще одно предложение из Анголы. Португальский язык я знаю: работал в Мозамбике 10 лет. Поэтому мне хорошо здесь работается – знаю язык, культуру, традиции. Сейчас я работаю в команде, которая в прошлом году еле-еле сохранила место в высшем дивизионе. Сейчас эта команда идет на втором месте, от первого места отстаем на три очка. Поэтому я здесь очень популярен, меня очень любят, мне интересно работать.

    «В Мозамбике дети узнавали меня, только научившись ходить и говорить»

    В Мозамбике я вообще был отцом нации – я сборную вывел в финал. Дети узнавали меня, только научившись ходить и говорить. В ЮАР тоже пользовался популярностью, потому что с «Орландо Пайрэтс» выиграл пять международных призов. И здесь моя популярность становится стабильной. Они очень любят футбол. Это и мотивирует зарубежных специалистов работать здесь. Здесь работает помощник Траппатони по «Бенфике», много португальцев, бразильцев. Здесь хорошо оплачиваемый труд, сюда стараются попасть.

    – Без денег сюда вряд ли кто-нибудь поехал.

    – Да, в Анголе платят нормально. В прошлом году у меня напряженности были, в этом – нет. Потому что моя команда платит деньги вперед. Я ни о чем не думаю, потому что деньги по контракту выплачены. Думаю только о работе. Это хорошее правило, которое в этих краях ввели португальцы.

    – Болельщики и игроки московского «Динамо» запомнили вас за использование на тренировках мегафона. Он по-прежнему с вами?

    – Я пользовался мегафоном, чтобы концентрировать внимание. В Африке он всегда помогает. Здесь неконцентрированные игроки: сначала внимание есть, потом пропадает. Мегафон всегда помогал их встряхивать. Пользуюсь им, когда считаю нужным. В «Динамо» я пришел по ходу сезона, я не проводил тренировочные сборы, я попал в команду, которая фактически была развалена, шла вниз. Свою лепту я внес. Мегафон мне помог, команде, думаю, тоже. У каждого тренера есть своя фишка. Догмы быть не может.

    – Что белый человек может делать в Анголе в свободное время?

    – Я езжу на Атлантический океан. Такая красота! Здесь коса, которая пролегает на 6 километров. Великолепная вода, прекрасная природа, отдых... Здесь идет послевоенное развитие, причем бурными-бурными темпами. Я это все прошел в Мозамбике, сейчас прохожу в Анголе. Ангола – страна очень богатая, у нее минералы, золото, алмазы, нефть. Дай Бог удачи. Здесь можно очень интересно поработать.

    – Именно в Анголе расстреляли автобус со сборной Того, которая ехала на февральский Кубок Африки.

    – Во-первых, это недоработка органов безопасности Анголы. Но сборная Того не должна была ехать на автобусе – всем это было запрещено. Они знали, что на территории Капинды есть вооруженные банды, которые борются за независимость региона и будут устраивать провокации. Но все равно решили ехать на автобусе… Конечно, в какой-то степени это скомкало впечатление от чемпионата. Но в остальном он был проведен на высочайшем уровне. За 20 лет в Африке я смотрел 12 Кубков Африки. Финал нынешнего был самым лучшим.

    «Мегафон мне помог. И «Динамо», думаю, тоже»

    – Последний случай, когда ваш игрок вас рассмешил?

    – Это бывает часто – ребята они юморные. Я уже рассказывал недавно, как они иногда не умеют делать тот или иной технический прием, а все равно пытаются. И тогда мы видим смешные ошибки вратарей, например. Еще они надевают специфичные головные уборы. У них жара под 30 градусов, а они в теплой шапке. Считают, что спасает от жары. Это на самом деле смешно.

    – Тянет ли вас работать в Россию?

    – Да нет, что вы. В России я совсем немного поработал: в «Динамо» и в СКА ростовском. Я люблю Африку. Это как эпидемия – заразился на всю жизнь. Здесь совсем другой футбол – техника, скорость. В России футбол более экономичный, рациональный. Там терпение сумасшедшее, мало эмоциональных всплесков – может, тренеры-звезды добавят красок в российский футбол. Но я считаю, его скучноватым. Хочется яркого футбола с индивидуальным мастерством, скоростями и полными трибунами. А то придешь – и стадиона нормального не увидишь, и игроки не играют, а мучаются как ремесленники.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы