Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Николай Киселев: «Футбол губит слабая работа федераций»

Sports.ru продолжает сериал о тренерах второго дивизиона. Главный тренер орловского клуба «Русичи» Николай Киселев рассказывает, как учился вместе с Эдуардом Малафеевым, тренировал шейхов в ОАЭ и выводил формулу застолья для профессиональных спортсменов.

Третий приход

– Вы же уже в Орле третий раз начинаете работать.

– Да. Заканчивается контракт – ухожу. Был период, когда орловский клуб возглавили другие люди, а я перешел в московскоий «Спартак». Во втором случае команду вообще расформировали, и она прекратила существование. Сейчас вот снова пытаемся восстановить. В самое тяжелое время, когда дело о ликвидации клуба до суда дошло, я не работал.

– Отголоски прошлых скандалов еще преследуют орловский клуб?

– Без проблем не обходится. Очень сложно восстанавливать футбольную команду. Представляете, пока удалось запустить лишь проект со школой – и все.

– Вы ведь первый выпускник Высшей школы тренеров.

– Да, и горжусь этим. Тогда нас действительно обучали. Мы на уроках спорили. Мы сидели за партами по шесть часов.

«В ВШТ были творческие занятия. Как-то вывели формулу, сколько спортсмену можно выпить алкоголя»

– Если сейчас заплатить 300 тысяч рублей, и я буду с лицензией тренера.

– Я про это и говорю. То, как обучают сейчас, – не дело. Люди прослушали курс, получили бумажку и поехали нарабатывать опыт в клубы. Но это же неправильно. Вот к нам приезжали профессоры с мировым уровнем, с мировыми именами. И мы с ним разговаривали, обсуждали. Гаджи Гаджиев приходил. Правда, он тогда больше слушал.

– Какие вопросы вы обсуждали?

– Хех, да разные. У нас уроки творческие были. Вот мы как-то вывели формулу, сколько тому или иному спортсмену можно выпить алкоголя.

– Много?

– Да там множество критерий. От возраста зависит, от веса, от прочих факторов. Но это пример того, что мы действительно серьезно обсуждали каждый вопрос.

– Так можно?

– Что?

– Пить-то спортсменам можно?

– Если только немного после окончания сезона.

В ОАЭ получил опыт

– Вы вот учились с такими людьми, как Павел Садырин, Эдуард Малофеев, Виктор Прокопенко. Все они известные, а вы вот потренировали юниорскую сборную страны, завоевали две медали на первенствах мира, но на клубном уровне так и не пробились высоко. Все вторая лига, изредка первая.

– Так уезжал я.

– Юрий Семин тоже в Новую Зеландию уезжал.

– Он уехал на год, а меня не было семь лет. Семь лет – приличный срок. Год – много... И, конечно, вернувшись, мне уже было очень сложно попасть в обойму.

– ОАЭ ассоциируется с жарой.

– Да, пришлось, конечно, привыкать. Иногда до 60 градусов доходило. Меня учили, как я приехал: «Ты, Николай, сначала наметь цель, куда тебе идти надо. Вот видишь дом? Делай перебежку и сразу в тень, по теневой стороне и иди. И так до следующего отрезка».

«В ОАЭ тренировал владельца газет, отелей, пароходов. Иногда скажет: «Потише, тренер». Делал потише»

– В таких странах трудно поддерживать дисциплину?

– Арабская страна – свой менталитет. Поначалу многого не знал. Идет тренировка, вдруг все останавливаются и уходят. Время молитвы.

– И вы стоите в недоумении.

– Потом мне все объяснили, начал уже так планировать время, чтобы успеть что-то сделать до молитвы, а что-то после.

– Представители богатых кланов у вас играли?

– Был один. Владелец газет, отелей, пароходов. Иногда скажет: «Потише, тренер».

– А вы?

– А что я могу сделать? Делаю потише.

– На ваших глазах ОАЭ из заштатного государства превращался в курорт мирового уровня?

– Да, все изменения были постепенно. В один год в стране было 65 российских граждан. Через год люди хлынули в Эмираты. Через два уже некоторые вывески были на русском языке. Хорошо, что все изменилось. Раньше-то зарплату всю приходилось государству оставлять. Какие-то деньги платили при посольстве. Затем это прошло.

Чем занимаются федерации?

– Вы говорили, что в Орле сумели начать проект с детской школой и...?

– И больше ничего нет.

– Почему вот такая сложная ситуация с футболом в центре России? Все клубы влачат жалкое существование, максимум на что они могут рассчитывать, так это на выход в первый дивизион. И чаще всего ничем хорошим это не заканчивается. Все ведь для футбола: климат, поля, куча ребятишек.

– Я назову четыре причины. Первая – никому это не надо.

– Вот и приехали.

– Но и это еще не все. Вторая – отсутствие условий для занятий футболом. Третья причина – нехватка тренерских кадров. И четвертая причина, практически основная, слабая работа федераций.

– Вы имеете в виду Российский футбольный союз?

– Нет, региональные федерации футбола. Очень слабые организации, они практически не работают.

«Вы все про деньги. Хотите зарабатывать – будьте профессионалами»

– Кстати, действительно очень интересно, чем занимаются федерации футбола на местах. Представители приезжают на конференцию РФС, и чувствуешь, что в их жизни все прекрасно.

– Я не знаю, что они делают. Но вот взять простую вещь – на матчах областных или городских соревнований должны работать судьи. Мы не задумываемся над этим, привыкли мерить судей по меркам премьер-лиги, да даже второго дивизиона. Но в регионах хороших судей просто нет. Их не готовят. Раньше же все четко было: ребята приходили, с ними занимались, ветераны обучали. Сейчас ничего и близко не существует.

– Так денег нет.

– А причем тут деньги? Это общественное дело! Вот вы все про деньги говорите. Нет, понятно, хотите зарабатывать – будьте профессионалами. Это же самое касается и детских тренеров. Вот как происходит на Западе?

– Как?

– Да там большинство детских тренеров в рабочее время работают клерками в банках, водителями или кем-то еще. И после занятий занимаются с детьми.

– Много они так натренируют.

– Нет-нет, все эти люди при местных федерациях, они получают лицензии. Просто тренерство – их не основная работа. Они на договоре в клубах. Почему у нас вот такой формы нет? Почему все сразу должны получать большие деньги за работу тренером?

«Огорчает, что пропал куда-то здоровый энтузиазм у людей»

– Так вообще тренеры-профессионалы на детском уровне не нужны?

– Да почему же? Можно взять пять-шесть человек, платить им хорошие деньги. Но на этих должностях должны работать проверенные кадры. Люди, которые получили опыт и необходимое образование. Тренерская работа – это миллион нюансов, которые надо знать. Нельзя закончить играть и сразу пойти в тренеры. Вот мы видим на уровне сборных, к чему это приводит. И вообще огорчает, что пропал куда-то здоровый энтузиазм у людей. Никто ничего не хочет делать просто так, себе на радость. Сразу про деньги говорят.

– Что-то я запутался. Бывшие футболисты не нужны, но и бывшие футболисты в детских школах нужны?

– Объясняю. Примерно с 1975 года из детских школ стали убирать возрастных тренеров, у которых был не только игровой опыт, но и тренерский. Стали приглашать молодых ребят, только что закончивших карьеру. Это пользы не принесло. В «физике», допустим, добавили, а вот с тактикой стало плохо. Просто давать нагрузки – самое легкое. Надо учить бывших футболистов, чтобы они работали с молодыми.

Молодежь уходит

– Получается, что молодых и перспективных футболистов нет, так как нет тренеров?

– И мы еще умудряемся терять молодежь. На уровне региональных федераций вообще нет никаких соревнований. Сейчас на дворе 2010 год. Так вот первый сезон, когда к клубам второго дивизиона стали подпускать молодых ребят. Они стали появляться в заявках на игру.

– А кто раньше играл?

– Люди и ходили из команды в команду. Тут проведут полгода – срубят деньги, там – полгода. Так вот группками и передвигались.

– Сейчас у молодых есть свое первенство, которое проходит в рамках турнира дублеров.

– Ничего, кроме снисходительной улыбки, это соревнование не вызывает.

– Вы не первый, кто так говорит.

– Так потому, что это пустышка. Молодым ребятам надо играть со взрослыми. Почему очень хороший уровень у молодежного футбола в Испании?

«Ничего, кроме снисходительной улыбки, турнир дублеров не вызывает»

– Почему?

– Так там дублирующие команды играют во втором дивизионе и получают колоссальный опыт игры на взрослом уровне. Это те ребята возрастом 18-20, которые как раз и закаляются. Хочешь – не хочешь, а футболист созревает только к 21 году. Вратари немного позже. Нет, есть обратные примеры, например, с Игорем Акинфеевым, но они рано и заканчивают.

– Эх.

– Просто надо работать, а никто же этого делать не хочет. Вот опять же Орел. Чуть ли не последний регион в центре, который не имеет своей базы. Все подняли, кроме Орла. Даже в нищем Орехово-Зуево и то есть поле искусственное.

– Вы не смеетесь, когда слышите, что сборная России должна выиграть чемпионат мира 2018 года? С такими-то показателями остальных сборных команд.

– Да-да, никто никуда не попадает. Вот были ребята Игоря Колыванова, победившие на чемпионате Европы. Как – другой вопрос, но речь о том, что нигде этих ребят не видно. У нас в России каждый футболист должен быть на заметке. Каждый. Как это было в Германии, когда местный футбол приходил в упадок. И каждого игрока надо вести. Но для этого надо много работать.

– Так выиграем в 2018 году?

– Наверное, РФС просто поставил цель, к которой нужно стремиться.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы