Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Андрей Малосолов: «Восстанавливать репутацию ВОБ придется долго, но нет ничего невозможного»

В качестве постскриптума к конфликту во Всероссийском объединении болельщиков, в результате которого организация пережила раскол – интервью создателя и идеолога ВОБ Андрея Малосолова, являющегося также главой пресс-службы РФС. Он тоже покинул организацию – но все еще остается оптимистом в отношении ее будущего.

Андрей Малосолов: «Восстанавливать репутацию ВОБ придется долго, но нет ничего невозможного»
Андрей Малосолов: «Восстанавливать репутацию ВОБ придется долго, но нет ничего невозможного»

– Фанатский мир существует с 1974 года, и сейчас он в первый раз так сильно разделился. Причем не столько под воздействием внешнего врага, сколько изнутри. У фанатских организаций очень сильны, в хорошем смысле, понятийные направления. Взаимоотношения в этой среде определяются достаточно четкими жесткими правилами, и когда люди могут переругаться до такой степени, что их трудно соединить, рано или поздно они находят источник конфликта и стараются с ним не иметь дела.

– Сделавшие попытку переворота Катанаев, Коротин и Ко относятся к этим источникам, с которыми фан-объединения постараются иметь дело?

«Радикальных противоречий не было. Но эти склоки подкосили во мне некоторую моральную составляющую»

– Не хочу переходить на личности. Как мы видим на примере этой ситуации, революция, как обычно, сожрала своих героев. Безусловно, люди, готовившиеся, так сказать, смену власти в ВОБ, организовали это мероприятие очень плохо и безответственно. Могу сказать о своей роли в этой истории. Разумеется, я был шокирован, когда приехал после новогодних праздников и узнал, что возник очень серьезный конфликт, который стал неуправляемым до такой степени, что вообще невозможно было посадить людей за стол переговоров. Тем не менее, я старался вести политику примирения сторон, по мере возможностей соблюдая определенный нейтралитет, одновременно находясь как молот перед наковальней, ведь с одной стороны были движения «Спартака» и ЦСКА, где у меня много друзей, которых я знаю не первый год, с другой – Шпрыгин, с которым мы 15 лет дружили и делали многие проекты. Он поддерживал когда-то выпускавшийся мной журнал «Русский Фан-вестник». По сути ВОБ создавали мы вдвоем с Сашей плюс еще активное участие в работе на начальной стадии принимал Валера Пузанов. По сути сама идея организации, ее продвижение через РФС, где я только начинал работать пресс-аташе, – все это начинали мы вместе. Более того, это даже работы мне чуть было не стоило в связи с 1-й Конференцией ВОБ 25 мая 2007-го года, поскольку были определенные противодействия этому объединению, так как многие полагали, что оно нежизнеспособно, но ВОБ доказал обратное – существовать он может. Другое дело, рано или поздно происходят внутренние конфликты, которые либо решаются, либо заканчиваются тем, что герои этих конфликтов уходят со сцены. Мое решение о выходе из организации связано, безусловно, с решением ЦСКА выйти из ВОБ.

– Это была единственная причина ухода?

– Нет. Дело в том, что ситуация была практически разрулена, она дважды была близка к благополучному разрешению, но в один из моментов отказался от этого проекта Дмитрий Сергеев, хотя с ним была достигнута договоренность, в том числе и Шпрыгиным, о совместном сотрудничестве. Но это было сорвано неким действием, о котором я сейчас не могу говорить, и после этого нарисовалась такая конструкция в ВОБ, которая меня уже совсем не устраивала. Я не буду называть всех причин, но проект перестал быть таким, каким он был создан.

– Со Шпрыгиным были противоречия во взгляде на конфликт и его решение, а также дальнейший путь организации?

– Радикальных противоречий не было. Возможно, я и остался бы в ВОБ, если бы возникший внутри организации конфликт не дошел до такой стадии. Со Шпрыгиным мы обсуждали будущее ВОБа, но, повторюсь, эти склоки очень сильно подкосили во мне некоторую моральную составляющую. Мне было неприятно узнавать, что говорили обо мне, о том, что я якобы задействован в каких-то денежных потоках, в том числе, связанных с распространением билетов, на которых я, во-первых, никак не был завязан, во-вторых, как медийный представитель, а не как представитель движения, я, естественно, этими билетами не обладал. Когда этот скандал начался, было неприятно слышать подобные обвинения от своих соратников и друзей. Чтобы сохранить свое честное имя, «добытое на полях сражения», я пришел к решению покинуть объединение, сосредоточившись на работе в РФС до тех пор, пока буду нужен его руководству. Кроме того продолжу продвигать проекты с болельщиками, многие из которых я же и придумал.

– Первые лица ВОБ дали немало оснований говорить о своих националистических, даже нацистских взглядах...

– В золотом составе ВОБа, который стоял у истоков организации, были представлены, не побоюсь этого слова, выдающиеся для того времени люди. Один из них в 23 года умудрился объединить всю трибуну В, что «Спартаку» не удавалось с 1970-х годов. Другой до определенной поры контролировал ситуацию не только в ЦСКА, но и в других движениях. «Локомотив» нам очень помогал и был полностью лоялен по всем акциям, перфомансу и прочим вопросам. «Москва» полностью нас поддерживала. С Питером понятно – это святое.

Я со своей стороны отвечал за медийное освещение любого движения, и, если вы внимательно следите за медийной поляной, то могли заметить, насколько ВОБ упоминался в СМИ. Более того, организации с такой, казалось бы, неоднозначной репутацией заключил партнерские отношения с двумя мощнейшими интернет-порталами, с одной из серьезнейших газет. На все наши мероприятия приходило огромное количество прессы. В принципе мы действовали успешно и дружно. Да, у нас были свои внутренние противоречия. Скажем, в какой-то момент Катанаев был недружен с представителем «Локомотива» Савченко. Но это не мешало нам сообща вести работу. Равно как и ссоры Коротина с Катанаевым, были рабочие конфликты у меня со Шпрыгиным – это все нормально. Другое дело, что конфликт всегда не избежен и даже является движением – без конфликта не будет развития. Поэтому будем надеяться, что случившиеся этой зимой в ВОБ противоречия дадут новый импульс развитию объединения.

«Катанаев не скрывал своих правых взглядов, но журналисты забывали добавить, что его взгляды никогда не перекинутся на футбол»

А что касается тех личностных характеристик членов Центрального Совета, о которых вы сказали, то отмечу, что из-за подобных вопросов едва не произошел срыв первой конференции в 2007-м, о которой я говорил выше, потому что заботливые люди тогда опубликовали в СМИ соответствующие анкеты, но Виталий Мутко сказал, что доверяет этим болельщикам. И доверие действительно было полным. Надеюсь, что и при Фурсенко доверие и взаимодействие между РФС и ВОБом будет максимально эффективным. Очень хорошо, что при Мутко РФС стало понимать важность работы с болельщиками и влияние этого ресурса вообще.

А Катанаев никогда не скрывал своих правых взглядов, но многие журналисты забывали добавить к этому фразу, написанную однажды им на его блоге, что его взгляды никогда не перекинутся на футбол. И, действительно, за исключением случая, когда был вывешен фашистский флаг в Самаре, ничего такого не было. А в остальном он имеет права на собственные убеждения. Вы же не будете обвинять человека, если ему нравятся девушки не 19-летнего возраста, а, например, 33-х лет отроду. Это его личное дело. Главное, чтобы приносил пользу обществу. На трибуны ходят разные люди с разными политическими взглядами. И задачей организации было сделать так, чтобы на трибунах было меньше экстремизма, и ВОБ с этой задачей справился.

– Имидж ВОБа теперь долго придется восстанавливать?

– Безусловно, имиджу нанесен серьезный ущерб. Я со своей стороны сделал очень многое, чтобы этот имидж был положительным. Иногда бился с пишущими изданиями, как говорится, «лоб в лоб». В частности, последняя заруба у меня была с «Футбол+хоккей», где мы вступили в очень жесткую полемику. Сейчас трудно сказать, насколько долго придется восстанавливать репутацию организации, но ничего невозможного нет – главное, чтобы члены ВОБа имели четкое понимание, куда двигать объединение, при этом возможные конфликты внутри не разжигали войну, а лишь добавляли новых идей в деятельность фан-движений.

– Произошедший конфликт может очистить ВОБ от определенный негативных моментов, которые наверняка накопились за годы работы организации? И нуждается ли структура ВОБа в этом очищении?

«Хотел возбудить уголовное дело против организаций, которые клеветали на ВОБ, но у нас не нашлось денег»

– Та структура ВОБа нуждалась в определенном очищении в виде появления более строгой финансовой дисциплины, в вопросах развития. Слабой была работа с регионам – было много пиара, медийной составляющей, но реальной работы было мало. У нас не было юридической службы, чтобы защищать болельщиков и подавать в суды на те организации, которые ущемляли интерес болельщиков. Был у нас два варианта, которые я обсуждал с юристами, возбудить уголовное дело против организаций, которые клеветали на ВОБ. Юристы признали хорошую судебную перспективу этого дело, но у нас не нашлось денег, чтобы это дело завести.

– Вопрос финансовой дисциплины поднимался на конференции...

– Финансовый отчет был там представлен. Хотя прежде чем открывать бюджет организации, надо понимать, зачем ты это делаешь. Чтобы просто люди видели, сколько и на что ты потратил?

– Разве люди не имеют права это видеть?

– Имеют, но у нас же общественная организация, а не государственная. Мы не Кремль, не правительство. И тем не менее, мы открыли бюджет, показали цифры расходов/доходов. Тут можно предъявлять претензии по другой части. Например, не могли найти спонсоров. У нас был один партнер – это Сергей Владимирович Липатов, глава «ТрансТелекома» и в то время председатель совета директоров ФК «Локомотив». Ему мы очень благодарны за поддержку, однако, сейчас финансирование урезано, где находить новые источники средств – очень непростой вопрос. Надо содержать офис, выплачивать зарплату сотрудникам, Центральному Совету.

В принципе я ставлю прежней администрации твердую четверку за работу, притом что работали молодые и неопытные парни с трибун, а не какие-либо опытные чиновники, имевшие большие возможности в плане развития организации. Мы сделали уникальное объединение, которое, надеюсь, будет продолжать процветать. Но на сегодняшний день чувствую, что я морально себя исчерпал в ВОБе.

– Вы упомянули Липатова, с которым у болельщиков «Локомотива», в частности у Савченко, взаимоотношения далеки от идеала...

– Многие считают, что скандал возник потому, что внутри ВОБа не поделили бабло. Но на самом деле, среди прочего, проблема возникла из-за серьезного спора по дальнейшему развитию организации. Да, спасибо Липатову, но таких Липатовых у нас должно было быть с десяток. Можно было создать бесплатный чартер на эти средства, как мы и делали, а можно было создать собственную транспортную компанию. Можно было создать свою компанию по производству сувениров. Было огромное поле деятельности, которое не вспахивалось – это тоже было причиной конфликта, который усугублялся другими факторами – о них, еще раз подчеркну, я не буду говорить. Собственно говоря, так называемые революционеры ВОБа и хотели для этого привлечь Сергеева как хорошего менеджера и креативщика. Будем надеяться, что Шпрыгин все эти уроки учтет и займется настоящим развитием движения, а не только перфомансом.

«Сейчас финансирование урезано, где находить новые источники средств – очень непростой вопрос»

Кстати, ставя ВОБу четверку за работу, поставлю ему же «отлично» за то, что, вопреки прогнозам, мы так и не ушли в политику. Мы остались аполитичным движением и, надеюсь, останемся и в будущем. Во всяком случае, по этой части я ушел из ВОБа с чистой совестью. И, кстати, государственные структуры нас не финансировали, хотя в отдельных проектах, перфомансах нам помогали РФС и РФПЛ.

Под конец могу сказать, что еще долго не буду рассказывать во всех подробностях, кто спровоцировал этот конфликт и как он развивался. Безусловно, виновниками этого кризиса являются и Шпрыгин, и те люди, которые на конференции вышли из ВОБа. И я еще в августе предупреждал Александра о возможных проблемах. Уже тогда я видел, к чему все идет, достаточно подробно обрисовал перспективы Шпрыгину, но, наверное, элементарное неверие, что все может вылиться в такое, привело к тому, что ситуация вышла из-под контроля. В этой клоаке мне было неприятно оказаться, из всей истории я вынес большое разочарование, потому меня уже и нет в ВОБе.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы