Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Скотч-терьер

    Андрей Канчельскис сравнивает его с Рино Гаттузо, Дик Адвокат удивляется, что он до сих пор не играет в суперклубе, а Шота Арвеладзе утверждает – этот парень только с виду спокойный. На самом деле в нем дремлет целый вулкан эмоций. Sports.ru повествует о Барри Фергюсоне, самом харизматичном шотландском футболисте последнего десятилетия, не так давно принявшем решение во второй раз в карьере попытать счастья в английской премьер-лиге.

    Скотч-терьер
    Скотч-терьер

    За мечту обидно

    «У меня есть мечта. Сыграть в составе сборной Шотландии в финальной части крупного турнира, – поделился сокровенным в октябре 2008 года тогдашний капитан «тартановой армии» Барри Фергюсон, когда его попросили прокомментировать уход из сборной Криса Бойда и Ли Маккалоха. – И я не собираюсь покидать команду как минимум до конца текущей отборочной кампании». Но мечте Барри, похоже, не суждено сбыться: 28 марта этого года он сыграл в последний, 45-й раз, за национальную команду – не только в этом отборе, но и в карьере. В тот день голландцы угостили команду Джорджа Берли тремя безответными мячами, а Фергюсон и вратарь Аллан Макгрегор решили восстановить душевное равновесие довольно старомодным способом – напились до чертиков в гостинице, где остановилась команда. На следующий матч против исландцев Берли упаковал парочку смутьянов в запас, а пронюхавшая о нарушении режима пресса учинила им суровую обструкцию (инцидент получил название «Boozegate»; «booze» по-английски – пьянствовать). Пары алкоголя, видимо, не окончательно выветрились из голов игроков «Рейнджерс», которые, пока их партнеры добывали победу над северянами, устроили для фотографов так называемое V-sign show. Футболисты прижали два растопыренных пальца (указательный и средний) к своим губам, изобразив букву «V» – знак в Англии, имеющий неоднозначную трактовку. Как известно, если ладонь с таким жестом обращена тыльной стороной к человеку, то это означает «победа». Но если перевернуть «пятерню», то получится очень оскорбительный для британцев знак, который следует рассматривать, как неповиновение или в данном контексте – «заткнитесь!»

    Возможно, если бы не это позерство, наказание не было бы столь строгим – по протекции Берли обоих выдворили из сборной. Навсегда. Руководство «Рейнджерс» также подвергло своих игроков санкциям – отстранило на две недели от игр с удержанием на такой же срок зарплаты, а Уолтер Смит, который для Фергюсона, как отец, отобрал у него капитанскую повязку. «Я, конечно, поступил, как дурак, – сокрушался спустя пару дней Фергюсон. – Мы все делаем ошибки. И я не исключение. Что ж, мне остается теперь все принять, как есть». О том, что Фергюсон действительно раскаивается, свидетельствует свежая татуировка на его правой руке. Причем, это не какие-нибудь иероглифы, нуждающиеся в дополнительных пояснениях, а очень глубокомысленная цитата Оскара Уальда «Every saint has a past, every sinner has a future» («У каждого святого есть прошлое, у любого грешника есть будущее»).

    Впрочем, это совсем не значит, что Барри пытается вымолить прощения, чтобы его вернули в сборную – не того поля он ягода – просто он из тех парней, которые просят прощения за что-то, а не для чего-то. Кстати, в интервью для сайта «Бирмингема» он раз и навсегда закрыл тему о сборной: «Наш роман закончился. Между мной и сборной больше нет отношений». Ответ настоящего мужика. За мечту лишь обидно.

    По стопам брата

    Барри родился в Гамильтоне в 1978 году, на 11 лет позже своего также достаточно известного брата, Дерека. Этот атакующий полузащитник был не менее талантлив, чем Барри (посредственности в 16-летнем возрасте не дебютируют в такой команде, как «Рейнджерс»), имеет на своем счету два матча за сборную Шотландии, но статус звезды из-за буйного нрава, а затем и травм Дерек так и не получил. Он часто ссорился с тренером «джерс» Грэмом Сунессом и после 1990 года, когда покинул «Айброкс», выступал только за скромные команды. Два года назад вышла книга Дерека «Big Brother», в которой он признался, что негативным образом на его карьеру также повлияли два нервных срыва, вызванных смертью дочери и неудачей на фондовом рынке.

    Барри впервые сыграл за «Рейнджерс» в официальном матче позже брата – в 19 лет, но добился несравнимо большего. «Сколько себя помню, играл в середине поля. Комфортнее всего чувствую себя в роли плеймейкера», – признается Фергюсон, дебютировавший в первой команде при Уолтере Смите. Пришедший же ему на смену Дик Адвокат сделал Барри главным аксессуаром симпатичной команды, скроенной в Глазго на стыке веков, а также назначил капитаном. Самым молодым в истории клуба, между прочим. «Дик нянчился с ним, как ни с кем другим, – вспоминает нападающий «Рейнджерс» тех времен Микаэль Молс. – Он сразу увидел в нем талант. Поначалу тренер часто кричал на него, и Барри приходилось непросто. В Голландии всегда так: если тренер видит в ком-то будущее, он обязательно устраивает игроку нелегкую жизнь и разговаривает на повышенных тонах». В результате мобильный и универсальный, с отличным первым пасом и мощным ударом, и, что немаловажно для Шотландии, боевитый хавбек, уже в 20-летнем возрасте примерил футболку сборной. А в 1999 году подписал с «Рейнджерс» 6-летний контракт.

    Барри, даром, что центральный хав, часто забивает. Он появляется там, где его совсем не ждешь.

    При Алексе Маклише, сменившем Адвоката, Фергюсон продолжил прогрессировать. Особенно Барри удался сезон 2002/03, в котором он помог команде сделать требл и был признан лучшим игроком сезона. К тому моменту за полузащитником уже прочно закрепилась не только слава толкового игрока, но и очень неуравновешенного. Так во время одного из матчей Фергюсон поцапался с тренером «Селтика» Мартином О’Нилом, в которого запулил пакетом со льдом. Но самый громкий скандал до отъезда Барри в «Блэкберн» приключился 27 августа 2000 года – в этот день «джерс» проиграли на «Селтик Парк» со счетом 2:6. После игры хавбека угораздило столкнуться в гостинице с поклонниками «кельтов», разумеется, не упустивших возможности словесно поглумиться над Фергюсоном. Кровь вскипела в жилах заводного молодого парнишки, он отправился к себе в номер, принял как следует на грудь и вернулся в холл. Нетрудно догадаться, что разговаривать с обидчиками по душам Барри был не намерен – пьяная драка приняла такие масштабы, что пострадала даже близлежащая кафешка.

    Первый английский опыт

    Граф в трудовой книжке с пометками о выигранных с «Рейнджерс» внутренних трофеях больше не осталось и Барри уехал покорять английскую премьер-лигу. Предложение «Блэкберна» в размере 7,5 млн фунтов было вполне адекватным, а Фергюсон получил возможность поработать под началом знаменитого Грэма Сунесса. Первые блины Барри в Ланкашире имели самый что ни на есть товарный вид: дебютировавший в сентябре 2003 года в матче с «Ливерпулем» хавбек был безусловно лучшим на поле в составе «бродяг». Пока не получил подарок на Рождество от валлийского крепыша из «Ньюкасла» Гари Спида – тяжелейшая травма колена оставила «Блэкберн» без лидера до конца сезона. Восстановление было очень болезненным и Сунесс, дабы оживить потухший взгляд соотечественника, назначил его капитаном команды. Барри очень старался, но после пяти стартовых туров, в которых команда ни разу не победила, Сунесс был уволен. С пришедшим ему на смену Марком Хьюзом команда продолжила бороться за выживание – занятие, которым Фергюсон в последнюю очередь планировал заниматься в Англии. Убедившись, что оказался в АПЛ в нужное время, но не в том месте, Барри решил вернуться в «Рейнджерс». И занялся своим привычным делом – вернув капитанскую повязку (ее лишился знатный бузотер Фернандо Риксен), продолжил коллекционировать трофеи и заодно бить рекорды. Фергюсон является рекордсменом Шотландии по количеству матчей в еврокубках (82), стал первым действующим футболистом, которого включили в Зал славы «Рейнджерс», а в 2006 году получил орден Британской империи. Когда в январе Поль Ле Гуэн вывел Барри из состава (дескать, он плавил тренера), возмутилась вся синяя часть Глазго, а Крис Бойд, забив в ворота «Мазервелла», показал на пальцах цифру шесть – номер футболки, под которой играл капитан. Спустя несколько дней руководство «джерс» посчитало, что лучше будет уволить неудачливого француза, чем играть без Барри.

    Весной этого года слухи отправляли Фергюсона в «Зенит» (игра Барри в финале Кубка УЕФА против питерцев стала для него 400-й за «джерс»), но Дик Адвокат заявил, что у него есть Тимощук, а сам Фергюсон ответил, что в Россию его не тянет. Этим летом он выбрал «Бирмингем» и будет играть под началом Алекса Маклиша. Вместе с экс-игроком «Локомотива» Гари О’Коннором и Джеймсом Макфадденом.

    С последним они хорошо друг друга знают. Ведь еще недавно соображали гол в ворота сборной Италии.

    Наслаждайся моментом!

    В октябре прошлого года «Рейнджерс» принял участие в благотворительной акции ЮНИСЕФ, а Фергюсон стал послом доброй воли от клуба. «Джерс» тогда выделили 300 тысяч фунтов, которые пошли на строительство новых учебных заведений в Индии, и Барри ездил в эту страну инспектировать возведение школ. Но в целом Фергюсона нельзя назвать публичным человеком: он не снимается в рекламе, не поддерживает политические партии. Он всецело занимается своей семьей. Интересная деталь – когда в 2003 году «Рейнджерс» завоевал свой 50-й чемпионский титул, Фергюсон украсил правую руку еще одной «татушкой», на которой красовалось пять звезд (по одной за каждые 10 титулов «джерс»). Внутри каждой звезды изображены все члены семьи – жена Маргарет, трое детей – сыновья Коннор, Кайл и дочь Кара – и, разумеется, сам Барри. Мило, не правда ли? Примечательно, что жена Барри является убежденной католичкой (как правило, именно они болеют за «Селтик»), а дети ходят в католическую школу. «Если честно, религиозный аспект меня совсем не волнует, – признается Барри. – У меня многие друзья болеют за «Селтик», тесть, кстати, тоже. Но разве это значит, что мне теперь нужно перестать их уважать?»

    Сегодня Барри старается повыгоднее вложить заработанные средства. Этой весной, пока отбывал квалификацию, Фергюсон оформил сделку по покупке за 2 млн фунтов одной из старейших и популярнейших гостиниц в его родном Ланаркшире. Для Маргарет, кстати, Барри неподалеку выкупил частный детский сад.

    У Фергюсона есть еще одна многозначительная татуировка, на которой выведено латинское выражение «Carpe diem». Означает оно «наслаждайся моментом», то есть проживай каждый день, как последний, чтобы умирая, мог сказать, что прожил эту жизнь не зря. Барри Фергюсон следует этому девизу всю свою жизнь. И, кажется, у него это неплохо получается.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы