android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Роман Адамов: «В этом году я стал играть просто безобразно»

Экс-нападающий «Ростова» в чешской «Виктории» – самый внезапный трансфер русской осени. Владислав Воронин дозвонился Адамову и узнал, как же так получилось.

Роман Адамов: «В этом году я стал играть просто безобразно»
Роман Адамов: «В этом году я стал играть просто безобразно»

- Перед интервью вы сказали, что не спали две ночи. Тяжелый переезд?

– Да, сначала добирался до Праги, потом рано утром был медосмотр, всякие бытовые детали, потом утром уже тренировка. Все делалось быстро-быстро, поэтому накопилась усталость. А ощущения от перехода только хорошие, я ведь давно хотел уехать в Европу. Тут позитивные люди, потрясающий город. Все хорошо.

- В “Виктории” играют чехи, словаки и один армянин. Готовы говорить с ними по-английски?

– В английском я, честно говоря, не очень силен. Объясниться могу, но не более. Армянин Малакян говорит по-русски, помогает мне. Ничего не мешает, первые две тренировки прошли нормально.

- Когда именно поняли, что надо ехать в Европу?

– На прошлогоднем сборе в Австрии. Не могу точно сказать, что зацепило. Решил попробовать себя на месте легионера, понять, что чувствуют иностранцы в России.

- Правда, что вы могли уехать из России еще в 2008-м?

– Да, перед Евро были достаточно конкретные предложения. Было три варианта в бундеслиге, но клубы назвать не могу. После я не занимался этим вопросом. Возможно, можно было и потом уехать в Европу.

«ЦСКА – это бредовый слух. Если бы было предложение, я бы, конечно, остался»

- В этом году вас отправляли в “Уфу” и ЦСКА. Остаться в России совсем не хотелось?

– Нет. ЦСКА – это достаточно бредовый слух. Если бы действительно поступило бы предложение, я бы, конечно, остался. Остальные предложения рассматривать не планировал. Сейчас ситуация достаточно сложная. Просто было желание уехать за границу.

- Вы остались без клуба, дальнейшие перспективы были не очень понятны. Не боялись, что такими темпами можно завершить карьеру?

– Нет, я был спокоен. Если бы я остался без работы на полгода, ничего страшного.

- Но тогда ваша карьера совсем пошла бы на спад. Вам ведь даже удостоверение любителя хотели вручить.

– Пусть они это удостоверение любителя себе оставят. Если посмотреть, как я играл в этом году, то карьера действительно пошла на спад. Поэтому я и решил что-то изменить. На протяжении десяти лет я худо-бедно держал достаточно неплохой уровень. А в этом году стал играть просто безобразно.

- В чем проблема? В вас, тренере, клубе?

– Много обстоятельств, которые сыграли свою роль в этой ситуации. Называть их неправильно.

- Но вас продолжали выпускать в стартовом составе. Не пробовали поговорить с Божовичем?

– Тренер ничего против меня не имел.

- То есть отъезд в Чехию – это просто попытка себя подхлестнуть?

– Если из игры в игру действуешь безобразно, надо что-то менять. Мне 30 лет, я еще достаточно молод, могу продолжать играть. В Ростове я уже начал вариться, играть хуже. С весны можно по пальцам посчитать более-мнее нормальные игры в моем исполнении. Я думал, что ситуация поменяется с приходом Божовича. Но все продолжилось, и я решил, что нужно ситуацию менять.

Бессилия не было. Футбол хорош тем, что уже в следующей игре можно исправиться. Но у меня это получалось все реже и реже. А мотивация всегда есть. Неправда, когда люди со стороны говорят, что игроки зажрались, мотивации нет.

«Сухина просто нехороший человек. Я ему никогда не пожму руку»

- Что тогда? Физическая форма?

– Можно назвать много причин и сбросить с себя вину. Это будет неправильно.

- Хорошо, тогда каков процент вашей вины в этой ситуации?

– Знаете, бывает, что при разводе супруги начинают поливать друг друга грязью: вот он виноват, вот она виновата... Такого не бывает, чтобы виноват был кто-то один. Всегда 50 на 50. Так и здесь. Виноваты в равной степени обе стороны.

- У вас устоявшаяся жизнь, семья, и вы вдруг уезжаете в Чехию.

– Во многом такое решение было принято из-за семьи. Ехать куда-то ковыряться в первом дивизионе, честно, не очень хотелось. А в Чехии у нас много друзей, языковой барьер не такой большой. Прага – просто супер.

- Контракт рассчитан всего на год, но вы едете с родными. Есть желание остаться в Европе надолго?

– Загадывать рано. Я бы еще два месяца назад не мог представить, что буду играть в Чехии. Не стоит зарекаться. Я в жизни кардинально менял свой быт за несколько минут. Не могу сейчас однозначно сказать. Но я патриот, которых еще надо поискать. В Ростов я, безусловно, вернусь. Я от него никуда.

- Говорили про ваш конфликт с болельщиками. Например, вы в прошлом году сцепились с одним из них после игры с “Локомотивом”.

– Не поверите, но с этим парнем мы потом стали довольно близко общаться. Ребята потом попросили встречу, тогдашний пресс-атташе Максим Пономарев помог ее организвать. Мы нормально общались и после этого еще не раз встречались – очень-очень добрые отношения завязались. Ребят не устраивала ситуация в Ростове мы их понимали. Произошел мини-конфликт, но ничего страшного.

- Вы и сами не выдерживали и как-то предложили забетонировать Сухину.

– Я бы и сейчас так сказал, но это уголовно наказуемо, потому что содержит угрозу. Если честно, Сухина просто нехороший человек. Я ему никогда не пожму руку.

«Как и многим молодым, мне в голову попал снаряд. Казалось, что жизнь – это клубы и алкоголь»

- Вам вообще часто приходилось сталкиваться с беспределом в премьер-лиге?

– Сейчас этого меньше стало. Откровенно хамского судейства со стороны Сухины я давно не пропомню. Был один судья – если ему нужно было делать определенную работу, он никогда себя не подставлял. Делал это очень грамотно. Этот судья – реально мастер своего дела. Не хочу называть фамилию, но в судейском корпусе поймут, о ком я. А то, что делал Сухина, это.. Ладно, он ошибся, бог с ним, всякое бывает. Но когда он совершает такие ошибки и в следующем туре судит центральный матч тура – это просто беспредел. Если признают, что ошибка была ненамернной, как он получает серьезное назначение? А то, что он сделал в том матче, – бог с ним, дальше пошли, выиграли. Жизнь продолжается.

- Вы говорили, что у вас были проблемы с образом жизни на раннем этапе карьеры.

– Могу и сейчас повторить: если бы тогда я остался в “Ростове”, ничем хорошим это бы не закончилось. Как и многим молодым игрокам, мне в голову попал снаряд: казалось, что жизнь – это клубы, алкоголь, со всеми вытекающими. Были большие проблемы. Я не первый и не последний, кто сталкивался с этим. Хорошо, что мне попались люди, которые смогли донести правильные мысли.

- Кто вас вытащил?

– Я очень благодарен Сергею Балахнину за тот период. Была ситуация, которую он повернул так, что если я не задумался бы, то все, я больше в футбол бы не играл. Желание играть в футбол перебороло желание гулять и тусить.

- Бразилец Селсиньо признался, что один раз вышел на тренировку в не очень трезвом виде. У вас такое было?

– Такое бывало, да. На самом деле, совмещать алкоголь и большой спорт в ранней молодости реально. В 20 лет организм это вынесет, и проблем никаких не будет. Но когда становишься старше, совмещать это уже невозможно никак. С возрастом это проходит.

- А старшие партнеры и руководство что вам тогда говорили?

– Руководство действительно считало меня талантливым игроком, до поры до времени закрывало глаза на проблему. Пока она не приобрела совсем критический вид. Ребята старшие говорили: “Рома, что ты делаешь, подумай, не губи себя”. Я махал головой, соглашался, но все равно делал по-своему. Пока человек сам не придет к правильной мысли, ему никто ничего не объяснит.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы