Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Александр Амисулашвили: «В России нет футболистов, которым никогда не предлагали сыграть договорной матч»

Капитан «Краснодара» Александр Амисулашвили не заметил во вчерашней игре с «Крыльями» ничего подозрительного. Дозвонившись до грузинского защитника на следующей день после самого обсуждаемого матча тура, Sports.ru расспросил Амисулашвили не только о воскресном поражении, но и о жизни на юге России, отношениях с Юрием Красножаном, командировке в Турцию, литературных предпочтениях и многом другом.

Александр Амисулашвили: «В России нет футболистов, которым никогда не предлагали сыграть договорной матч»
Александр Амисулашвили: «В России нет футболистов, которым никогда не предлагали сыграть договорной матч»

Бред, скрытая камера

– Вы читали интернет до и после вчерашнего матча?

– В интернете много всего пишут. Конечно, я в курсе того, о чем говорили до игры. Что могу сказать: бред какой-то все это. Кто-то там не принимал ставки, и что? Здесь даже в суд ни на кого не подашь за клевету. На кого подавать-то? На какие-то иностранные компании, которые эти ставки не принимали? Главное, что мы знаем, что мы играли честно и всегда играем честно. Вы смотрели вчера игру? Было же видно, что команда очень старается, что нам просто не повезло. Слушайте, у нашего президента вчера день рождения был, мы хотели сделать ему подарок. Неужели вы думаете, что в такой день мы будем заниматься такой ерундой? «Краснодар» в такие игры не играл и не будет играть никогда. Бред все это, вообще не хочется на эту тему говорить.

– Некоторые считают, что Игорь Усминский намеренно убирал руки в эпизоде с первым мячом.

– Это игра, разное случается. Я думаю, что нам просто не повезло, вот и все. И первый гол, и второй гол – ни один не должны были пропускать. Вчера был не наш день, но жизнь на этом не заканчивается. Мы серьезно готовимся к следующей игре, а там видно будет.

– Предлагали ли вам когда-нибудь сыграть договорный матч?

– Я думаю, что не существует футболистов, которые играют в странах бывшего СССР и которым никогда не предлагали сыграть такой матч. Это ведь не только сейчас происходит. Это всегда было.

– Вам предлагали?

– Я ответил на вопрос.

«Нужно прослушивать разговоры, нужно поднимать данные, нужно делать хоть что-то, а не закрывать на это глаза»

– Что должно произойти, чтобы российские клубы не только не получали обвинения в договорных матчах, но и действительно не играли их?

– Понимаете, вот в Турции сейчас посадили 35 человек, все мы помним, что было в Италии. Вот и у нас надо так же: нужно прослушивать разговоры, нужно поднимать данные, нужно делать хоть что-то, а не закрывать на это глаза. В Грузии недавно тоже поймали пятерых или шестерых футболистов буквально за руку. Поначалу два дня подержали их, затем отпустили. А потом откопали съемки скрытой камерой, из которых выяснилось, что один брал деньги за первые 15 минут игры, другой – еще за что-то. Дали всем пожизненную дисквалификацию. Теперь вся Грузия будет думать, что в их квартирах понатыканы жучки и никто не решится договариваться. Ну, по крайней мере, первое время. Вот и у нас так надо.

– Что же мешает?

– В нашей стране все сложнее. Здесь тогда всех надо сажать – и гаишников, которые взятки берут, и всех остальных. Но никто же ничего не делает. Система в России такая, это же не только в футболе происходит. Какой тогда смысл об этом говорить? Никто ничего не делает, значит все всех устраивает.

– Осознавая все это, вы отыграли год в Турции, а затем снова вернулись в Россию. Зачем?

– Честно скажу, в футбольном плане меня там все устраивало. Но я должен думать не только о себе, но и о своей семье. Им там было некомфортно. Во-первых, климат другой, во-вторых, языковой барьер. Поэтому и вернулись. Тем более «Краснодар» сделал такое предложение, показал, что заинтересован во мне. Я говорил и с президентом клуба, и с игроками, и знал, какие задачи здесь ставятся.

– Если бы турецкая жизнь устраивала вашу семью, вы бы остались?

– Если бы да кабы… Я опять же скажу, что в спортивном плане мне все нравилось. Команда была неплохая, тренером работал мой друг Шота Арвеладзе. У клуба были отличная база, отличный стадион, который на каждой игре заполнялся под завязку. С деньгами тоже никаких проблем не было. С другой стороны, я считаю, что российский чемпионат все-таки сильнее, чем турецкий. Плюс желание семьи – вот почему я вернулся.

Кайф, большое счастье

– Вы работаете в Краснодаре больше полугода. Скепсис по отношению к клубу, гулявший по городу на старте сезона, уже исчез?

– Думаю, что исчез. Вы же знаете, что вначале на нас ходило очень мало болельщиков. Даже если судить по этому, многое изменилось, сейчас людей на трибунах все больше. Почему? Мы играем в атакующий футбол, и болельщикам это нравится. Думаю в конце года, на «Краснодар» вообще будет собираться полный стадион. А когда ты выходишь на поле и видишь, что кругом нет свободных мест, все кричат и поддерживают команду – это очень приятно для любого футболиста, это большое счастье.

– Как часто вас – капитана клуба – узнают на улицах Краснодара?

– Здесь нужно учитывать, что в городе две команды, и нашему клубу всего три-четыре года, тогда как «Кубань» существует уже больше 80 лет. Поэтому болельщиков, конечно, у них больше, но со временем, я думаю, все поменяется. А так – да, бывает, подходят, просят сфотографироваться. Приятно.

«Настрой может быть тогда, когда ты играешь против клуба, в котором ты полировал лавку, и у тебя на него обида»

– В первой трети длиннющего сезона у «Краснодара» случались вполне бодрые матчи. От какой игры вы сами испытали настоящий кайф?

– Недавние игры с ЦСКА и «Анжи» мне очень понравились, я действительно получил удовольствие. Но самым крутым вышел последний матч с «Амкаром», вся команда играл по-настоящему классно. Вообще, если посмотреть, в последнее время мы играем неплохо. Мы уступали «Рубину», «Спартаку», «Локомотиву», но с тем же «Локо», когда мы проиграли 1:4, я думаю, что первый тайм команда провела на хорошем уровне. Жаль, что потом все так закончилось.

– В этом сезоне вы уже дважды выходили на поле против бывшего клуба из Нальчика. Эти матчи для вас все еще принципиальны?

– У меня никогда не было какого-то особого настроя на «Спартак». Ну, играл там и что? Настрой может быть тогда, когда ты играешь против клуба, в котором ты полировал лавку, и у тебя на него обида. А я до сих пор вспоминаю о Нальчике, там было много хорошего, мы и сейчас общаемся со многими ребятами. Зачем мне по-особенному настраиваться на друзей? Мы же после игры в Краснодаре мы даже ходили вместе в ресторан с Сирадзе, Концедаловым, Пилипчуком. Часа два посидели, поговорили. Вообще, в Нальчике для меня очень многое сделали, и тренеры, и руководство всегда помогали, поддерживали. Я очень благодарен им за это.

– Кого из сегодняшних одноклубников вы приглашаете в гости чаще всего?

– Знаете, у нас почти не бывает такого, чтобы три-четыре человека ходили друг к другу в гости, а остальные нет. Мы собираемся очень часто и сразу большой компанией. Не важно, проигрываем или выигрываем, все равно стараемся держаться вместе. У нас очень молодой клуб, молодая команда, нам нужно налаживать взаимопание не только на поле, но и в жизни. Это хорошо для команды.

Пацаны, классный психолог

– С Юрием Красножаном – главным вдохновителем вашего «Спартака» – вы проработали больше трех лет. Он – главный тренер в вашей карьере?

– На данный момент, безусловно, главный. Мы, к сожалению, не часто в последнее время с ним общаемся, но это прекрасный человек и отличный тренер. Все футболисты, работавшие с ним, знают это.

– Многие удивились его расставанию с «Локомотивом». Вы тоже?

– Конечно. Никто ведь до сих пор не понимает, за что его уволили. Да, я думаю в «Локомотиве» и сами не знают, зачем это сделали. Команда шла в первой пятерке, только-только заиграла, все были довольны, и тут такое. Я звонил Красножану на следующий день после увольнения, у него как раз был день рождения. Но на эту тему не общались, просто поздравил и все.

– Вы верите в то, что Красножан допустил преднамеренные ошибки при подготовке к матчу с «Анжи»?

– Нет. Я его очень хорошо знаю, он никогда бы такого не сделал. В этом я уверен на 100 процентов.

– Что запомнилось вам из работы с Юрием Анатольевичем больше всего?

– Он нечасто смеется или шутит, но зато всегда точно знает, что именно нужно сказать футболистам. Я помню, как мы играли в Питере в 2007-м. В первом тайме ничего не получалось, я еще и гол в свои ворота забил. В общем, ужас, другой тренер в раздевалке устроил бы настоящий разнос. А Красножан вообще не сказал ничего плохого, наоборот поддержал. Мы вышли на поле, выиграли 4:3 и я забил победный гол. Он по-настоящему классный психолог, чувствует ситуацию, как никто другой. И к тому же очень порядочный человек.

«В Нальчике у нас была такая компания, что именно та теплота и от тренерского штаба, и от руководства, и от пацанов, мне тогда очень помогла»

– Самый памятный поступок Юрия Красножана по отношению к вам?

– В 2007 году я попал в тяжелую ситуацию, когда меня обвиняли в изнасиловании. Тогда он очень сильно меня поддержал – и как тренер, как человек, просто как старший друг. Вот этого я никогда не забуду. Вообще в Нальчике у нас была такая компания, что именно та теплота и от тренерского штаба, и от руководства, и от пацанов, мне тогда очень помогла.

– Что-то около пяти часов вы даже провели за решеткой.

– Чуть меньше, часа четыре, пока они что-то там выяснили.

– О чем вы думали эти четыре часа?

– Да ни о чем не думал. Я знал, что был невиновен и ждал, пока меня отпустят.

– Вся это история как-то повлияла на ваше желание ходить по ночным клубам?

– Понимаете, я вообще почти никогда не хожу по клубам. Была ситуация, когда мы после игры поехали туда большой компанией, почти всей командой. Ну да, случилась эта неприятная ситуация. Но ведь никто от этого ни застрахован.

– Какой-то вывод вы сделали?

– Сделал. Но этот вывод я сделал только для себя.

Настоящий мужик

– Первую половину лета вы провели в защитной маске. Каково это?

– Я не могу сказать, что играть в ней было очень сложно, но неприятно, конечно. Тем более я защитник, а в ней и по сторонам тяжело смотреть, и головой играть. Еще потеешь в этой маске, как в бане. Она у меня, кстати, на базе теперь хранится.

– Не прониклись после этого особенным уважением, например, к Петеру Чеху?

– Конечно, проникся. Но у него не маска все-таки. Шлем, наверное, тоже доставляет неудобства, но вратарю, по крайней мере, не надо играть головой. Хотя Чех настоящий мужик, сколько он уже в этом шлеме играет.

– Поменялись бы с ним футболками?

– Я вообще ни с кем никогда не менялся. Зачем мне это надо? Я бы и фотографироваться никогда ни с кем не стал. Футболку могу отдать в том случае, если кто-то из знакомых попросит. Это без вопросов. А самому…

– Даже с Роберто Карлосом не менялись?

Даже с Роберто Карлосом (смеется).

Пиво, чудак

– Перед тем, как переехать на российский юг, вы провели год не только под жарким турецким солнцем, но и под руководством Шоты Арвеладзе. Как вам с ним работалось?

– Отлично. Мы с ним хорошие друзья, и по сути в Турцию я ехал из-за него. Мы же с ним вместе играли еще за сборную Грузии. Могу сказать, что, несмотря на то, что он очень молодой тренер, уже сейчас видно, что его ждет большое будущее. Когда я уходил, команда шла на четвертом месте, показывала хороший атакующий футбол. В итоге они закончили на шестом, задачу попасть в пятерку не выполнили. Но я все равно считаю, что как тренер, Шота очень хорошо себя проявил.

– Как он отреагировал на ваш отъезд?

– Думаю, что расстроился. Но он сам бывший футболист, поэтому все понимает.

«Вратарь в «Кайсериспоре» сначала пел «Happy Birthday» на английском, потом на турецком, потом на своем африканском»

– Что за люди выходили с вами на поле в «Кайсериспоре»?

– Ребята все были хорошие. Я особенно запомнил вратаря, прикольного такого, он еще в сборной Камеруна играет. Вот это настоящий чудак, такие вещи творил. Знаете, настоящая душа компании. Если у кого-то был день рождения или еще какой-то праздник, он всегда был самым главным. Все организовал, придумывал, развлекал всех. Мне особенно нравилось, как на днях рождения он всегда сначала пел «Happy Birthday» на английском, потом на турецком, потом на своем африканском. Веселый парень.

– Вам тоже пел?

– Пел. Но вообще я хочу сказать, что мы о-о-очень редко собирались всей командой. У них, видно, так не принято. Я как-то пробовал всех собрать, но ничего не вышло. Потренировались и разъехались по домам. А вообще, знаете, там такой город, что банально даже пиво негде купить (смеется). И в ресторанах никакой алкоголь не продается – чай, кофе, сок и все.

– Когда последний раз звонили кому-то из бывших партнеров?

– Давно уже. Я телефон потерял, а там все номера были записаны.

Камикадзе, «Юнайтед»

– Самое яркое впечатление от Турции?

– Честно говоря, мы нечасто выбирались в город. Но зато однажды выехали в Каппадокию, мне безумно понравилось. Знаете, что это? Обязательно посмотрите, это в двух словах и не опишешь. Очень красивые места, в 60 километрах от Кайсери. С удовольствием, вернулся бы туда еще раз.

– Кайсери славится своими лыжными склонами. Катались?

– Нет-нет, лыжи, сноуборды – это не мое. Зачем мне это надо? Я же не камикадзе.

– Командировка в Турцию – ваш первый опыт игры за пределами бывшего СССР. Если завтра вам придет предложение от заграничного клуба средней руки, будете думать?

– На данном этапе я об этом даже не задумываюсь. У меня есть контракт с «Краснодаром», а что будет дальше? я не загадываю. Нужно ведь учитывать и возраст, и интересы семьи, и многое другое. Наверное, была какая-то мечта в молодости играть за границей. Все мечтают. Конечно, хотелось играть в «Манчестер Юнайтед» (смеется). Мне очень нравится эта команда. Но мечта так и осталось мечтой.

«Поваляться и почитать книгу в свободное время – это мое»

– Какими иностранными языками вы владеете?

– Ну, на русском разговариваю (смеется). Английский чуть-чуть знаю, раньше учился немного.

– Сколько матчей «Юнайтед» вы посмотрели в прошлом сезоне?

– Если честно, не очень много. Да и на игры я никогда не выезжал. Знаю, что Игнашевич с Алдониным были на «Барселона» – «Реал» в прошлом сезоне. У меня никогда такого не было, чтобы я специально улетал на футбол. Единственное, давным-давно ходили с ребятами на стадион в Германии, это на сборах было. Но так давно, что я даже не вспомню, что за игру смотрели.

Минченков, Аль Пачино

– Недавно на нашем сайте вышло интервью Александра Минченкова из «Локомотива». На вопрос о литературных предпочтениях, он ответил так: «Книги – это не мое. С самого детства не читаю. Может, в старости сяду и все наверстаю. Сейчас мне 22 года – надо ли читать книги?». Как относитесь к литературе вы?

– Ха-ха. Он еще молодой, может, что-нибудь поменяется. А я очень люблю читать. Я не часто выбираюсь на какие-то культурные мероприятия, но поваляться и почитать книгу в свободное время – это мое.

– Последняя вещь, которая произвела впечатление?

– Роман «Дата Туташхиа» грузинского автора Чабуа Амирэджиби. Я много раз его перечитывал, но это никогда не надоедает. Очень сильная книга про жизнь, которую нужно прочитать всем.

– Вас расстраивает то, что молодые российские футболисты при словах «нужно прочитать всем», скорее всего, раскатисто посмеются?

– Все-таки это личное дело каждого. Я, честно говоря, даже не спрашивал нашу краснодарскую молодежь, читают ли они что-то или нет. У каждого свое хобби и своя жизнь.

– Российские футболисты – завсегдатаи ночных заведений. Как развлекаетесь вы?

– Я уже говорил про чтение, а так – раз в неделю, например, ходим с семьей в кинотеатр, смотрим комедии. Я вообще не люблю всякие ужасы, лучше лишний раз посмеяться. Мы, кстати, совсем недавно смотрели кино... как же оно называется…

– С Кэмерон Диас. Угадал?

– Да-да (смеется). Ничего, прикольный такой фильм. Но вообще, для меня лучшие картины те, где снимались Де Ниро и Аль Пачино.

Джон Терри, хинкали

– На старте сезона «Спорт-Экспресс» устроил анкетирование лидеров российских клубов. На вопрос «Кто из футболистов является идеальным капитаном», вы ответили «Джон Терри». Как же ваша любовь к «Манчестер Юнайтед»?

– Она никуда не делась. Просто мне кажется, что у Терри действительно есть все качества идеального капитана.

– Чего не хватает вам, чтобы играть как Джон?

– Рождения в Англии и контракта с «Челси» (смеется).

«Мне кажется, что у Джона Терри действительно есть все качества идеального капитана»

– В той же анкете, отвечая на вопрос «Что сделаете, если станете чемпионом?», вы сказали: «Всей командой поедем в Грузию. Шашлык, вино, сациви, хачапури, горы…». По какому из пунктов, находясь в России, вы скучаете больше всего?

– Конечно, безумно скучаю по кухне (улыбается). С едой в Грузии никогда проблем не было, согласны? Те же сациви и хачапури моя жена, кстати, прекрасно готовит, так что в той анкете я пошутил – все это можно есть и в России. Умею ли я готовить? Нет, но с такой женой мне это не очень-то нужно.

– Как часто вы бываете в Грузии?

– К сожалению, не так часто, как хотелось бы. Думаю, что в общей сложности, не больше полутора месяцев в год.

– Приезжая домой, что вы делаете в первую очередь?

– Еду в ресторан и заказываю хинкали (смеется). Семь дней в неделю – это слишком, но шесть дней в неделю вполне могу питаться исключительно этим блюдом.

– Где, кроме Грузии, вы проводите отпуск?

– Обычно после пары недель дома, летим в Дубай. Там есть все условия, и самое главное лететь не больше трех часов. Конечно, мне бы хотелось попасть в США – Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Лас-Вегас. Но 13 часов лета туда, потом обратно – это кошмар. Поэтому там я еще не бывал. А любимый европейский город, пожалуй, Рим. Это был мой первый выезд за границу, поэтому впечатлило абсолютно все. Красивейший город.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы