Андрей Кондрашов: «Кандидатом в сборную я оставался и при Романцеве»

Обладатель Кубка России Андрей Кондрашов, один из лучших защитников российского футбола, рассказал в интервью изданию «Петербургский дневник» о «Зените» девяностых годов и игре за сборную страны.

- В июле 1998 года Бышовец ушел в сборную России.

- Останься он в «Зените», мы наверняка зацепились бы за тройку призеров. Бышовец очень сильный психолог, умел создавать коллектив, хотя мог наказать, оштрафовать. Например, у меня с ними были особые договоренности насчет стандартов, я должен был исполнять штрафные с шага, без разбега. В противном случае – штраф 50 долларов. Чем мотивировал? Потому что, разбегаясь, я мог запустить мяч к пожарной машине – помните, стояла всегда на «Петровском»? Туда раньше никто не бил! (Смеется.) С шага же, по мнению Бышовца, удар и передача у меня были и сильнее, и точнее. Как-то перед игрой с «Жемчужиной» Бышовец вызывает меня к себе: «Андрей, сегодня не вижу тебя в составе». «А причина?» «Ты знаешь, у них играет Манук Какосьян. Он чуть выше сидячей собаки, но хитрый, техничный. Боюсь, накрутит тебя». «Вы главный тренер, вам и решать», — отвечаю. Обид не было. В 1998-м финишировали пятыми. Уход Бышовца не мог не сказаться. Жаль.

- Почему вы провели за сборную России лишь один матч, с Бразилией, при Бышовце?

- Кандидатом в сборную я оставался и при Романцеве. Меня вызвали на товарищеский матч с Белоруссией в Минск, Романцев обещал, что сыграют все, но на поле не вышли двое, я и Чугайнов. Денис Зубко, с которым накануне сбора столкнулись головами в Волгограде, посоветовал мне не обольщаться – я, мол, футболист Бышовца, шансов при Романцеве нет. Потом пришел вызов еще на один сбор, однако в последний момент в «Зенит» пришла отмена.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья