Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Они что правда хотят спасти бокс?»

Обозреватели Sports.ru Андрей Баздрев и Алексей Сукачев рассуждают, спорят и шутят о предстоящем поединке между Владимиром Кличко и Дэвидом Хэем, сравнивая бой с рыбалкой на живца, предлагая на ужин человечину, требуя проверить британца на кокаин и замеряя cojones соперников.

«Они что правда хотят спасти бокс?»
«Они что правда хотят спасти бокс?»

Андрей Баздрев: Я бы назвал этот бой большой рыбалкой на живца. Где каждый из соперников будет видеть другого объектом для охоты. И ни Хэй, ни Владимир в воду первыми не полезут.

Алексей Сукачев: Я читал твой материал и не могу не согласиться, что Владимир – это рыба. По размерам большая, а в историческом масштабе, конечно, поменьше, но, да-да, очень похож он на здоровенную такую рыбину, подавившую в себе почти все, если не все, эмоции. Кличко должен убивать всех, закапывать под настил ринга и топтать останки соперников сапогами. Вместо этого он аккуратно готовит оппонентов передней рукой – настолько жестоко, насколько жестоко может быть именно бесчувственное (а не злое) создание. И в субботу он тоже будет долбить до самого конца, пока Хэй не уснет вместе со всеми и не погибнет смертью сонных, как Эдди Чемберс. Эффективно и жестоко. Только вот Хэй не заснет и не даст заснуть другим.

Ни Хэй, ни Владимир в воду первыми не полезут

Баздрев: Значит, у нас два рабочих варианта. Победа Кличко над бегающим Хэйем по очкам. Победа Хэйя над бегающим Кличко по очкам. Есть еще вариант случайного нокаута в пользу любого из этих двоих ну и, конечно, т.н. «зеро», которое выпадает в последние годы у этих двоих довольно часто – это странный бой. Слишком быстрый нокаут, слишком малопредсказуемая травма, внезапный отказ «ответить» на гонг, дисквалификация, ну и так далее. Черт, даже не верится, что мы это всерьез обсуждаем. Но в битве двоих ребят с не слишком крепкими подбородками и быстрыми руками и очень сомневаюсь в их желании добиваться нокаута.

Сукачев: А мне, кстати, тяжело представить бегающего Владимира Кличко. Подшагивающего, прыгающего, стоящего как вкопанный, даже падающего с грохотом на настил Владимира я еще могу представить, но именно что бегающего Кличко – увольте. Рыба-то он рыба, но явно гибридная с удавом. Сколько не смотрю его бои, все время создается впечатление, что он пытается кого-то усыпить. Зрители, понятное дело, засыпают первыми, но ведь и боксеры поддаются гипнозу. Те же Чагаев, Рахман, Ибрагимов – все были скушаны этим водоплавающим удавом.

Что до всяких странностей, то хочется все-таки верить, до них не дойдет. У Хэя были странные бои – это медицинский факт, но именно за Владимиром я в последнее время такого добра не замечал: и Чемберса, и Питера, и Чагаева он слопал сам, без вскяих там «эспумизанов» и «нарзанов». Думаю, на этот раз все будет чисто. Хотя... You never know.

Кличко должен убивать всех, закапывать под настил ринга и топтать останки соперников сапогами

Баздрев: Сам, сам... Одного со второй попытки и спустя много лет, второго – неторопливо гуляя за ним 12 раундов, причем «Грязный» Эдди (никакой он не «Быстрый») успел и покуражиться вдоволь... А что это было с Чагаевым? Бой до первой крови? Ладно, забудем, начинаем с нового листа. У нас все же большой бой назрел, наконец, в супертяжелом весе. Большая рыбалка. А я вчера съел окуня. Так что, наверное, это знак. Между прочим, я бы ни Володю, ни Хэйя готовить бы на сковороде или в духовке не стал – сначала олимпийский допинг-тест, а уже потом... В ринг, черти! Ужин стынет! Будете человечину?

Сукачев: Человечину – с удовольствием, а рыбу я терпеть не могу. Селедочку под водочку еще куда ни шло (ну или воблу под пиво, но я ее чистить, хе-хе, не умею), но не эту рыбину. А вот Хэя я всегда ем с удовольствием, даже когда его человечинка генно-модифицированная и с отчетливым хлорным запашком.

Можешь считать меня психом, но есть ощущение, что в субботу я тоже отведаю «человечинки». Есть такое чувство – ну, что-то колет в боку – что Хэй положит Кличко на настил. Я не знаю, закончится ли на этом бой или нет, но это точно будет интересно. Я так давно этого не видел. Я уже забыл, что так бывает. Да что я... Даже Владимир уже забыл, падал ли он от ударов молодого Питера, или это он свалился с велосипеда в раннем детстве. Хэй ему напомнит.

В ринг, черти! Ужин стынет! Будете человечину?

Баздрев: Но согласись, что когда боец слишком большой, и при этом слишком сильный и слишком быстрый – это вызывает вопросы. А вот Дэвида, который непонятно как тренируется, перемещаясь из Флориды на Кипр и затем в Британию, нужно проверять не только на HGH, но и на кокаин. Я напоминаю себе сейчас старого брюзжащего детектива, что по инерции в алкогольном бреду продолжает расследовать какое-то свое старое дело. Тело отказывает, затуманенные мозги давно уже потеряли связь с реальностью. Левая рука почти отказала, эх, не работать ей в режиме отбойного молотка. Даже не могу быстро печатать... Но бой пройдет, и все пройдет. Между тем, странные вещи сообщают из Гамбурга. Например, про напрочь отсутствующую атмосферу праздника. Казалось бы, большой бой, ПОЧТИ за титул абсолютного чемпиона... Какая-то невозможная нервозность всех участников, злодейская публика – в особенности друзья Хэйя. Говорят, на фоне этой шпаны, штаб украинца особенно благообразен. Хэй хамит, Виталий Кличко манипулирует общественным сознанием, Владимир – изображает рыбу. Или человекоподобного боевого робота. Робокоп: «Извините, мне нужно идти. Где-то совершается преступление»...

Сукачев: Твои информаторы пугают меня, детектив. Я уже слышал подобные репортажи из маленького городка Варезе, известного своей баскетбольной командой, но не слишком знаменитого боксерскими традициями. Там тоже должен был состояться бой. Поменьше калибром, но любопытный – Денис Шафиков против Джузеппе Лаури. И вот, до боя остается пара недель, а Олег Богданов, менеджер Дениса, весь на иголках, ведь из Италии ему сообщают, что в городе ни рекламы, ни растяжек, зрители ни о чем не знают, а телевидение ни о каком боксе и слыхать не слыхивало. И, конечно же, его отменили... Я тоже чувствую, что что-то не так. Ненависть и злость какие-то поддельные. Видно, оба очень устали от необходимости что-то корчить.

Сумбур, неожиданность, скорость – это может помочь Хэю победить

И все же именно в такой ситуации может случиться что-то неординарное, и это необязательно будет отмена поединка или (не)проваленный тест на допинг. Вот, например, такой «кунштюк»: Дэвид (нюхнувший порошка в раздевалке на пару с Адамом Бутом и Джорджем Гроувзом) возомнит о себе невесть что, плюнет на все договоренности, впрыгнет на ближнюю, а Владимир просто не успеет проснуться. «Летающая мельница Монти... т.е. Дэвида Хэя», и Кличко – на полу. Сумбур, неожиданность, скорость – это может помочь Хэю победить. Если, конечно, бой будет. И, кстати, Бут сильнее Стюарда в тренерском мастерстве. Не находишь?

Баздрев: А, служащий компании «Детройт Эдисон» которому повезло узнать кое-что о боксе... Нахватался. Понял свой метод. И для того, чтобы тренировать таких атлетов, как Томас Хернс, Леннокс Льюис или Владимир Кличко – не нужно слишком уж много выдумывать или быть носителем сакрального знания. Я считаю, Тедди Атлас сильнее как тренер, чем Стюард, но это не делает его успешным и более подходящим для будущих чемпионов. Так что не нужно спекулировать на моем неприятии старого электрика. В остальном – сумбур, рваный темп, смена дистанций, все это на пользу Хэйю. Но Кличко к этому будет готов. Афолаби и Каннингем не такие быстрые, как Хэй, но с их помощью можно отлично подготовиться к британцу. Это будет длинная шахматная партия, которая будет разыгрываться слишком долго, чтобы быть слишком увлекательной, и победу может принести любая, даже самая глупая ошибка. Хэйю нужно быть разным, нужно взять все под контроль и заставить противника нервничать, просто выбрасывая методически свои удары. Чаще – левый прямой. Иногда хук. Реже – дикий размашистый правый. И Кличко не будет лидировать по очкам. Он ведь совершенно странно себя начинает вести, если его просто закидывают ударами... И вот если он тогда не сломается и сумеет придумать что-нибудь страшное и, вдруг, достанет соперника не одним ударом на излете, а серией у канатов, опустив прицел в район груди Дэвида, то я лично потребую выдать Роботу-Полицейскому Нобелевскую премию. All hail Megatron!

Сукачев: Кстати, а Нобелевку в какой номинации? За мир во всем мире или, может быть, по физике?

Тедди Атлас сильнее как тренер, чем Стюард

... Хэй и будет разным. Он в каждом из своих последних поединков был разным, другим, не таким как раньше. Жестким и нацеленным на убийство – против Энцо Мака, игривым и разболтанным – против немощного Монти Барретта, предельно сконцентрированным игровиком – против Николая Валуева, легким на ногах boxer-puncher – с Джоном Руисом; про старину Одли не будем... Он действительно может быть разным. Только я думаю, что тренировки с Афолаби и Каннингхэмом здесь не сильно помогут. Впрочем, Кличко действительно слишком большой и одновременно слишком быстрый, чтобы не быть явным фаворитом в этом бою. А ключом к его успеху, на мой взгляд, станет левая рука, а не правая. Только ее надо не только джебить, но еще и бить – как он сделал в концовке боя с Чемберсом. И все-таки у Хэя есть шансы... Но шанс именно в правой руке: короткий правый прямой при входе на ближнюю, либо уже вблизи. Я тоже вижу долгий и унылый шахматный поединок в скверике у подъезда, а не молниеносного «Чапаева» между детсадовцами, но верить хочется именно в последнего: бам-бам-бам, и фигурки летят в тартарары, в нос малышу напротив... Если поединок не закончится досрочно, как думаешь, судьи отдадут победу британцу в равном бою?

Баздрев: По физике? Нет, по химии! Конечно, премию мира. Чем более брутальный нокаут он устроит, тем больше вероятность, что дадут. Я тоже всегда отмечал, что Хэй в каждом бою разный. Отправляющийся в нокаут Хэй – это мы видели. Так что если проиграет, то скорее по очкам. Хотя, это уже как он со своим букмекером решит. «Микки, сегодня ты должен лечь в пятом раунде... и только не вырубай его!» (Snatch).

«Микки, сегодня ты должен лечь в пятом раунде... и только не вырубай его!»

Сукачев: У меня оттуда почему-то все время всплывает другая цитатка: «Существует два типа яиц: здоровенные, мужские яйца и маленькие педерастические яйчишки...». Я, между прочим, не сомневаюсь в их наличии у обоих боксеров, хотя до пресловутого Kid Cojones (только это не Майдана) им все же далековато. Слишком они все-таки расчетливые. Я вот думаю, они что правда хотят спасти бокс или даже тяжелый вес? Но ведь если не будет нокаута, то какое же это спасение? И вообще – почему вокруг этого поединка стоит аура печали и сомнения?! Ведь это главный бой десятилетия, нет? Или это только отъявленные кличкофобы портят всеобщее благоухание?

Баздрев: И, к сожалению, это все не риторические вопросы. И отвечать на них придется. Я, правда, не имею ни малейшего желания и настроения этим заниматься, оставим это боксерам. Потому что вовсе не нам нужны эти ответы, потому что когда-нибудь, где-нибудь в Дубаях или Макао, 40летний погрузневший Дэвид Хэй и 45летний все еще подтянутый Кличко с историей десятка старых спортивных травм и отмененных поединков, встретятся в реванше, и им нужно будет что-то друг другу и зрителям сказать. О себе, о боксе и о том, ради чего все это. Леннокс Льюис будет седой и размером с Моргана Фримена, Виталий Кличко будет охотиться на крокодилов в Днепре и не приедет, и, что грустно, никто больше не скажет «Let the next era begin.» Кому какое дело? Все давно научились смотреть легковесов. А супертяжелый дивизион объявили темой для бывших бойцов ММА, выходцев с постсоветского пространства и рестлеров. Чем он, в сущности, уже давно и являлся.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы