Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    10 рубежей. Уле Эйнар Бьорндален

    В новой части предсезонного сериала Sports.ru – намоленный стадион в Солт-Лейке, странная любовь к лыжным гонкам, едва различимая верхушка тренировочного айсберга, увлечение пылесосами и человеком, который их продает, легенда-сплетня об астме, знаменитый диалог с Тихоновым и монологи в адрес россиян, раздражение после Ванкувера и большие отцовские планы. Вячеслав Самбур старательно подбирал штрихи к портрету Бьорндалена.

    Бьорндален и девяностые

    На скорую руку выбрав между лыжами и биатлоном, будущий Король без особого труда просочился в сборную и самолично взялся развеивать наметившийся там депрессняк. Во многом благодаря энергичному Бьорндалену норвежцы относительно легко пережили преждевременный закат Тилдума и Квальфосса, стремительно растративших кондиции в неравной борьбе с медными трубами.

    Уле, наоборот, и трубы, и все им предшествующее красиво преодолевал. Ко второй половине девяностых его окружила крепкая бригада оруженосцев: неброские, но надежные Ханеволд, Йелланд, плюс старший брат Даг, а также мегаброский и ультраненадежный Андресен. Бьорндален на их фоне все равно выделялся: сначала – количеством полученных авансов, а после триумфального сезона-1997/98 и уникальной победы в Нагано – наконец, титулами.

    Бьорндален и Солт-Лейк

    У любого нормального спортсмена есть фартовое место, где для него словно намолено, куда хочется приезжать почаще – потому что там невозможно выступить плохо. Для Михаэля Шумахера это, например, трасса в Маньи-Куре, для Рафаэля Надаля – корты «Роллан Гаррос», а для Бьорндалена – лыжный стадион «Солдиер Холлоу». Норвежец соревновался там дважды (включая предолимпийский этап), участвовал в семи гонках (включая олимпийскую эстафету) и выиграл все.

    «Эта трасса мне нравится. Такое впечатление, что она создана специально для меня. Я люблю горы, мне здесь комфортно, да и дышится легко» (из интервью «Спорт-Экспрессу»).

    Бьорндален и лыжи

    Бьорндален любит лыжи, но странною любовью. В начале девяностых дурацкая история с невызовом в сборную чувствительно кольнула норвежца, и, крепко обидевшись, он принял решение навсегда переквалифицироваться в биатлониста. Навсегда, однако, не получилось – слишком сильна была любовь – так периодические пополнения профиля FIS стали чем-то вроде хобби, способом потешить самолюбие. Порой выходило по-настоящему классно, но чаще – просто достойно.

    «Когда я одержал победу на этапе Кубка мира в Галливаре в гонке на 15 км свободным стилем, я был просто на седьмом небе от счастья. Золотая медаль с того ноябрьского этапа Кубка мира, наверное, для меня важнее, чем «золото» с чемпионатов мира по биатлону».

    С годами желание продолжать отлучки не улетучилось.

    Бьорндален и тренировки

    Норвежец за многие годы здорово поднаторел в искусстве демагогии: о своих тренировках он рассказывает подробно и часто, но при этом не сообщает вообще ничего. В лучшем случае – демонстрирует верхушку айсберга. Ну, нравится ему экспериментировать, ходить по раскаленным углям, заниматься йогой и самоистязанием, как-то по-особому работать над классикой и скорострельностью, забираться в горы и вообще учиться у всех вокруг: от Эдера до Нортуга. Только у самого Бьорндалена не учится никто. Потому что не знают – как.

    «Тренируйтесь столько же – и тоже что-нибудь завоюете. И вот вам еще совет: выбирайте для совместных тренировок тех, кто может вас чему-нибудь научить».

    «Я считаю, что никто не может подготовить спортсмена лучше, чем он сам. Писать собственный план, улучшать методику тренировок, чувствовать, как потом совершенствуется твоя форма — для меня это даже интереснее, чем выступать и выигрывать. Нет ничего прекраснее, чем достигать целей, которые сам для себя поставил, поэтому я тренируюсь самостоятельно».

    Так говорил и действовал Бьорндален до нынешнего межсезонья. Летом его сотрудничество с Роджером Груббеном завершилось – теперь Король тренируется вместе с командой.

    Бьорндален и психология

    Привыкший во всем проявлять максимальную дотошность Бьорндален одним первых в биатлоне прибег к услугам личного психолога. В 1996-м случай свел его с успешным бизнесменом Ойвиндом Хаммером. За прошедшие 14 лет Уле успел поработать с профессиональными врачами, актерами, политиками и некими таинственными консультантами в области психики, как прошлой зимой, но только Хаммер все это время неизменно сопровождал его.

    «У Ойвинда процветающий бизнес: он торгует очень дорогими пылесосами. В один прекрасный день он «запарил» такой пылесос – за 3500 долларов – и мне. И тогда я подумал: если этому господину удается так успешно убеждать людей покупать его дорогие игрушки, значит, он прилично разбирается в человеческой психологии. Предложил Ойвинду поработать вместе – и он согласился. Одна беда: мой психолог слишком занят своими пылесосами, чтобы ездить на чемпионаты мира и Олимпийские игры. Приходится общаться по телефону».

    То, что несколько лет назад воспринималось как позерство, во всех биатлонных странах теперь считается чуть не обязательным атрибутом подготовки гонщика, таким же, как стрелковая тренировка или физподготовка.

    Бьорндален и астма

    Фанатично увлеченный спортом Бьорндален – удобная мишень для слагателей всевозможных баек и легенд вроде неизменного пылесоса при себе или боязни пожимать руки. А у легенд, как у многого другого, есть оборотная сторона: приобретая негативную окраску, они становятся сплетнями. И вот одну такую (сознательно или нет) в ходе ЧМ-2003 запустил Дмитрий Губерниев, зачем-то связав успехи Бьорндалена с врожденным заболеванием астмой и, стало быть, использованием ингаляторов. С тех пор при каждом удобном случае малочисленные ненавистники норвежца включат заезженную «астмопластинку» и наслаждаются ее звучанием.

    Тот без устали парирует:

    «Я – не астматик. Астма – распространенная болезнь в Норвегии, это связано с климатическими условиями. И поэтому я каждый год провожу тесты – есть у меня астма или нет. Тесты показывают, что у меня нет и никогда не было астмы. Соответственно, я никогда не использовал противоастматические препараты. Я знаю, что некоторые ребята в моей команде болеют астмой и принимают препараты. Однако у меня в этом нет никакой необходимости. Я – здоровый человек. И я хочу, чтобы все знали: все свои победы я одерживаю честно» (из интервью «Известиям»).

    Сам Губерниев последний раз затрагивал скользкую тему полгода назад:

    «Он не астматик. Ну а потом, чего гадать? Не пойман – не вор. Поэтому давайте поймаем Бьорндалена, чтобы узнать, что он ест. Но, честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы его поймали. Тогда это все было бы совсем скучно и грустно».

    Бьорндален и Тихонов

    Лучшего биатлониста XX века и просто лучшего биатлониста связывают совершенно загадочные отношения. За их развитием особенно занятно было наблюдать позапрошлой зимой.

    Александр Иванович не стеснялся чувственных речей о дружбе и родстве: «У нас с ним дружеские, теплые отношения. Даже с нашими сборниками такого доверительного контакта нет».

    «Бьорндален – фантастический спортсмен. Отношусь к нему как к своему сыну».

    Бьорндален отвечал не совсем по-дружески: «Мы должны убедиться, что применение россиянами допинга было организовано. Если это так, то присутствие в системе такого человека, как Тихонов, абсолютно не нужно».

    Раздосадованный Тихонов углублялся в этикет: «Он сказал: «Fuck the Russians»

    Любящий идеальную чистоту Бьорндален с готовностью делился своими методами: «Я этого никогда не говорил, и никогда не скажу. Тихонов хочет, чтобы я извинился, но ему стоит вымыть свои уши»

    На этом пока антракт. Продолжение наверняка последует.

    Бьорндален и допинг

    Как любой «чистый» спортсмен, Бьорндален имеет право сколько угодно рассуждать о допинге. Он действительно это дело любит и, несмотря на дипломатичность, иногда способен высказываться жестко. В последние годы выбирать мишени было не из кого – весь гнев достался российским биатлонистам.

    «Я не судья и не медик, которые вынесли такой вердикт. Нас, тех, кто постоянно выигрывает, проверяют чаще остальных. Трое нарушили код. Что еще надо доказывать? Мой этический принцип: следовать всегда решениям судей. И никогда не применять запрещенные вещества. Нарушил правила – кори только себя».

    «Два года – слишком мало. Четыре года – нормально, чтобы они не смогли выступить на Олимпиаде».

    Как это всегда происходит с авторами подобных высказываний, в глазах поклонников норвежец стал еще ближе к идеалу, в глазах ненавистников – еще ближе к олицетворению мерзости.

    Бьорндален и Ванкувер

    Выступление Бьорндалена в Ванкувере – отличная иллюстрация на тему «высочайшие амбиции не всегда идут на пользу». Перед Играми норвежец изо всех сил старался казаться спокойнее, чем был на самом деле, убаюкивал себя и остальных сдержанными планами: две медали, неважно какие, – нормально.

    Когда на выходе получились те самые две медали, причем с золотом, оказалась, что Король слегка раздражен.

    «Жаль, что у меня не получится побить рекорд Бьорна Дэли. Я буду в Сочи!» – едва освободившись из плена собственных ожиданий, норвежец тут же загнал себя обратно.

    Бьорндален и дети

    Как-то само собой так сложилось, что Бьорндалена воспринимают вне времени. О возрасте вспоминают лишь тогда, когда этот возраст меняется, все прочнее укрепляя в ранге ветерана. А ветеранов принято спрашивать о будущем, и в последнее время Король все с большей охотой беседует не только о спорте.

    «Думаю, мы с Натали заведем парочку маленьких гномов. Дети – это то, к чему нужно обязательно стремиться в жизни. Надеюсь, к Олимпиаде в Сочи успею обзавестись хотя бы одним малышом».

    Интересно, сколько золотых медалей возьмет Бьорндален-младший на Олимпиаде-2038? И как часто будет расхаживать по раскаленным углям?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы