Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Анна Булыгина: «Не люблю назойливого внимания»

    Чемпионка мира Анна Булыгина готовится к зимнему сезону в жаркой Эстонии: катается на лыжероллерах, играет в волейбол, занимается на гребном канале и много-много стреляет. Тренировки насколько разнообразны, настолько и утомительны. Корреспондент Sports.ru Ирина Тюжина отвлекла одну из наших лучших биатлонисток от работы и расспросила о новых тренерах, главных болельщиках, распорядке дня и медальных планах.

    Анна Булыгина: «Не люблю назойливого внимания»
    Анна Булыгина: «Не люблю назойливого внимания»

    Анна Булыгина первый раз в Отепя. Ей все в новинку, но с нагрузками она справляется без проблем. Единственный минус – погодные условия.

    – Жарко, – поясняет Булыгина. – Даже в комнате невозможно ни спать, ни просто находиться: мини-парилка. На самом деле, единственное прохладное место – в холле.

    «Лучше ли стало – зима покажет. Сейчас сложно что-либо сказать»

    – Как удается тренироваться в такую погоду?

    – Если честно, с трудом. Такая ужасная жара – это ненормально. Очень тяжело.

    – Вся женская сборная живет в отеле «Техванди»? Часть парней, насколько я знаю, отселилась.

    – Да, кто-то из ребят живет отдельно, но девчонки все здесь.

    – Сейчас вы работаете с новой командой тренеров...

    – У нас новый тренерский состав, но на первых сборах мы еще только знакомимся, пытаемся узнать друг друга. Я думаю, в будущем получится сработаться – люди достаточно адекватные. Видно, что с ними можно найти взаимопонимание.

    – Что поменялось с уходом прежних тренеров?

    – Многое. Другая система, другой подход, естественно. Лучше ли стало – зима покажет. Сейчас сложно что-либо сказать.

    – Как проходит день на сборе?

    – В 7.00-7.15 – утренняя зарядка, в 8.00 – завтрак. В связи с жарой все немного сдвинулось на более ранние сроки. То есть в девять у нас уже первая тренировка. Вторая, не очень длинная, – часов в пять, иногда позже, так как очень жарко, – Аня с тоской смотрит за окно, редкие облака развеялись, а вместе с ними и надежда на прохладу. – Кроме этого, вечерний холостой тренаж. Работа с оружием где-то около 20.30 вечера на рубеже.

    «Всегда можно работать индивидуально, даже в команде»

    – В прошлом сезоне много говорили об индивидуальной подготовке и работе в команде. Как вы считаете, каким должно быть идеальное соотношение?

    – Мне кажется, всегда можно работать индивидуально, даже в команде, выполняя одну и ту же нагрузку. Выполняя одинаковые упражнения, скажем так, по-разному к ним подходить. Я не считаю, что команда лимитирует спортсменов в этом плане. Конечно, немаловажно, чтобы и со стороны тренеров была поддержка. Если они приветствуют индивидуальный подход – работается легче. Я думаю, сейчас у нас с этим все нормально, проблем нет.

    – У вас достаточно разнообразный план: лыжероллеры, волейбол, гребля. Какие виды тренировок больше нравятся?

    – Волейбол и гребля – это не тренировки, скорее даже отдых. То есть, это, конечно тоже нагрузка, но воспринимается она легче. Мне больше нравятся беговые упражнения, кросс-имитации. Но в принципе, я все переношу нормально, каких-то резких антипатий нет.

    – Какие у вас отношения с интернетом? Пользуетесь скайпом, контактом, чем-то подобным?

    – Ни в каких социальных сетях я не состою. Интернетом пользуюсь постольку поскольку: проверяю почту, звоню близким по скайпу. Какой-то острой потребности в интернете не испытываю.

    – Повышенное внимание со стороны болельщиков помогает или скорее мешает?

    – Внимание – это, конечно, здорово, но бывает и чересчур. Нужно понимать, что ты не один приехал откуда-то издалека, вас таких много, и уделить каждому достаточное внимание сложно. Да и график у нас очень плотный, нагрузки тяжелые. Конечно, приятно, что тебя поддерживают, но когда приезжают и начинают назойливо требовать внимания – мне такое поведение немного не понятно. Нужно проще к этому относиться. Можно переживать и болеть за человека, но не делать ему, так скажем, плохо.

    – Что вы имеете в виду?

    – Иногда незнакомые люди начинают звонить, требовать дополнительных встреч, пытаются проникнуть в личное пространство.

    – Тем не менее, есть кто-то, кого вы выделяете среди болельщиков?

    – Это такое понятие растяжимое... Вот мама – мой болельщик, потому что она за меня искренне болеет. Но в то же время болельщиком может быть каждый.

    «Мама – мой болельщик, потому что она за меня искренне болеет»

    – Я имею в виду, есть ли шанс у поклонника быть вами замеченным? Отмечаете ли вы, что вот этот человек был на таком-то этапе и на следующем, к примеру.

    – Я могу, конечно, заметить такие вещи, но... Что вы предлагаете с этим делать? Да и не всегда возможно заметить человека во время сезона, во время работы. Вот, к примеру, в Финляндии на этапе Кубка мира было просто невероятно много болельщиков! В такой массе разглядеть и запомнить кого-то очень сложно. Да и сами болельщики, по-моему, не пытались разобраться. Ажиотаж вызывали не сами спортсмены, а российская форма.

    – Какие ставите задачи на следующий сезон? Какое место в тотале будет считаться приемлемым?

    – Мне кажется, трезво свои перспективы можно оценивать только пройдя какой-то этап подготовки. Тогда есть шанс что-то почувствовать, понять. Первый сбор был втягивающим, на втором мы еще и недели не провели. Нет смысла ставить перед собой задачи.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы