Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Эй Си Грин: «На тренировках Мэджик выкладывался гораздо больше, чем в играх»

Трехкратный чемпион НБА и «40-летний девственник» Эй Си Грин – о «Лейкерс» эпохи Шоутайм, лучшем мощном форварде в истории и внутренней целостности.

Эй Си Грин проводил в Москве мастер-класс, организованный НБА и СИБУРом. СИБУР в начале 2014 года присоединился к программе NBA, направленной на популяризацию баскетбола в мире, и поддерживает ее реализацию в России.

- Вы главный железный человек НБА. Раскройте свой секрет.

– Да никакого секрета. Просто надо выкладываться каждый день. Психологически – не терять концентрацию, не изменять себе, стараться не терять баланс. Плюс важно не жить исключительно баскетболом – должны быть другие ориентиры, которые бы помогали вам смотреть на жизнь в перспективе.

- Многие представители вашей эпохи скептически относятся к современной НБА. Что вы скажете?

– А мне как раз нравится то, что происходит сейчас. Думаю, что лига становится все лучше и влиятельнее. Мне очень нравятся многие молодые игроки, которые сейчас начинают продвигать бренд НБА. Сейчас, например, в лиге играют около 70 игроков со всех уголков мира, а когда я играл, мы могли их сосчитать на пальцах одной руки. Я рад самому процессу развития лиги, сейчас мы наблюдаем настоящий баскетбольный бум.

Не надо искусственно придумывать негатив. Ну и что, что игра стала менее жесткой?! Парни сейчас гораздо лучше физически готовы. Они бросают так, как не бросали никогда. Да, «большие» не толкаются под кольцом, но зато выходят на периметр, играют там, это тоже неплохо… Уровень конкуренции необычно высок, и поэтому лига сильна и привлекательна. Понимаете, общество меняется, и нужно меняться вслед за обществом, чтобы оставаться в тренде.

- Ну, хорошо. Игра не изменилась в худшую сторону, но «Лейкерс» изменились в худшую сторону…

– Они будут лучше в следующем сезоне. Заметьте, что с каждым годом конкуренция в лиге все усиливается. Все команды (за исключением «Голден Стэйт») должны прибавлять. Есть только один чемпион, остальные должны работать, чтобы получить возможность спихнуть их с вершины. «Лейкерс» – одна из таких команд.

Думаю, что у них все будет хорошо, ведь у них есть очень хороший тренер в лице Байрона Скотта. Он очень хорошо понимает баскетбол, понимает, как построить хорошую команду. Видите ли, Байрон такой человек, который никогда не сдается и всегда рвется в бой. Когда мы играли, он рвал и метал на тренировках – он всегда хотел, чтобы именно его команда становилась лучшей в «двусторонке». Даже против нас, против одноклубников, он сражался, а потом очень переживал, когда проигрывал. Мне кажется, это очень хорошо показывает его характер, его настрой. И уверен, что его команда будет похожа на него – будет сражаться на протяжении 48 минут.

- Пэт Райли придумал концепцию «Disease of More», обозначающую проблемы, с которыми сталкиваются чемпионские команды. Ваши «Лейкерс» – первая команда после Билла Расселла, сумевшая повторно победить в финале. Оглядываясь на собственный опыт, вы могли бы сказать, что предстоит пережить «Уорриорс» в следующем году?

– Думаю, что любая команда, пытающаяся повторить, сталкивается с похожими проблемами – им надо сохранить чемпионский костяк, не потерять ключевых игроков из-за травм и сохранить голод до побед, желание сражаться. Эти три важнейших компонента, которые определят результат в следующем году.

Мне кажется, что им может помочь то, что перед их глазами есть Леброн Джеймс, человек, который столько раз играл в финалах, но который все равно возвращается туда из года в год. Пусть он и не выигрывает, но это феноменально, что ему удается оставаться на таком уровне столько лет. Это очень тяжело.

- Любимое воспоминание, связанное с «Шоутайм»?

– Самое главное, пожалуй – это любовь болельщиков. Тот стиль игры, который мы демонстрировали, и делал нас лучшими. Куда бы мы ни приезжали, на нас приходило много народа – не смотреть, как мы побеждаем, а смотреть, как мы играем. Это удивительное ощущение, когда вы приезжаете куда-то ночью, а вас встречает толпа – будь то у гостиницы, в аэропорту, на выезде. И в Лос-Анджелесе мы стали важной частью жизни города – все хотели купить билет и придти посмотреть на нас. Мне кажется, что все, с кем я поиграл в те годы, понимали, что мы делали что-то необыкновенное.

- Что для вас самое удивительное в фигуре Мэджика Джонсона?

– Наверное, то, что он на тренировках выкладывался гораздо больше, чем в играх. Это совершенно удивительное ощущение играть рядом с ним – человеком, который никогда не останавливался, всегда тащил, тащил, тащил. На тренировках он всегда играл против Майкла Купера, одного из лучших защищающихся в истории лиги: и он всегда ждал этих дуэлей, а Купер всегда хотел защищаться против Мэджика. И очень часто все как будто бы делали шаг назад и просто наблюдали за этой бескомпромиссной схваткой. И поражались.

- Вы поиграли за множество отличных команд: «Лейкерс» конца 80-х, «Санс» Баркли, «Лейкерс» Шака и Кобе. Какая из них вам нравилась больше всего?

– Каждая из них уникальна, но я бы назвал «Лейкерс» Фила Джексона. Мне очень нравилось играть вместе с Шаком, Кобе, Робертом Орри, Дереком Фишером, мы очень подружились за это время. И мне было очень приятно, что я помог этим парням завоевать первые свои титулы. Я хорошо помню последние моменты сезона: конфетти, их радость, вручение кубка… Я тогда думал о том, как парни эпохи «Шоутайм» сделали то же самое и для меня, помогли мне добиться того же. И я тогда был очень рад за них.

- В одном из интервью вы сказали, что тогда команде пришлось преодолеть множество проблем. Принято считать, что проблемы в «Лейкерс» начались уже после вашего ухода. Не расскажете?

– Если я не сказал о них тогда, то не расскажу и сейчас. Просто штука в том, что в любой чемпионской команде, в любом успешном бизнесе нужно искать способы для того, чтобы скрыть слабые стороны и делать акцент на сильных. Никогда не будет такого, чтобы все прошло гладко от начала и до конца. Вы начинаете с первого дня тренировочного лагеря, вы полны энергии и энтузиазма… Первая неделя всегда проходит очень хорошо, но нужно постоянно подпитывать эту энергию. Иногда случаются неприятности – так бывает и по ходу сезона и в любом бизнесе – игроки получают травмы, меняются взаимоотношения в команде, наступает серия поражений, и вы начинаете сомневаться в себе, начинаете думать, что возможно, вы не так уж хороши, вы теряете концентрацию. Такое бывает везде. Нужно просто стараться проходить такие проблемы с минимальными потерями. Нужно понимать, что не каждый ваш партнер будет вашим лучшим другом, не каждый ваш работник или коллега будет с вами общаться. Просто нужно найти такое взаимопонимание, которое поможет достичь общей цели. Так устроена НБА, так устроена жизнь.

- Вы играли против Кевина МакХэйла, Чарльза Баркли, Карла Мэлоуна и Тима Данкана. Кто лучший мощный форвард?

– Мне очень нравится Тим Данкан. Он – идеал мощного форварда сегодня. Мне нравится, как он себя ставит, нравится, что он привносит в игру, нравится его стиль. Это не значит, что я как-то хуже отношусь к остальным, но Тим продолжает делать все то же и сейчас. И меня особенно радует продолжительность его карьеры и тот уровень, на котором он по-прежнему находится.

- Скотти Пиппен и Клайд Дрекслер называли Баркли «ленивым и переоцененным». Вы тоже играли с ним вместе. Что скажете?

– Да, по-моему, Чарльз всегда впахивал. Возможно, тут дело просто в его характере, который очень сильно отличался от большинства игроков НБА. Конечно, он хотел побеждать, он многое делал для этого, но при этом он любил повеселиться. Поэтому не стоило ждать, что он будет предельно настроен, сконцентрирован и серьезен. Но это не меняло того, что на площадке вы всегда бы хотели, чтобы он играл за вас, а не против. Поэтому я был очень рад, когда оказался с ним в одной команде. Мы оба играли глубоко внизу, и могу сказать, что мне было приятно с ним идти на войну под кольцом.

- В 90-м вас выбрали на Матч всех звезд и вы обошли самого Карла Мэлоуна. Можно ли сказать, что что-то помешало вам стать звездой лиги?

– Я бы так не стал говорить. Мне кажется, что свой лучший баскетбол я показывал на рубеже 90-х. Мы несколько раз играли в финалах – а это позволяет вам развиваться гораздо быстрее, взрослеть. Плюс я застал конец эры «Шоутайм» и многому научился у опытных старших товарищей. Тогда команда как бы продолжала развиваться с каждым годом, выдавала прекрасные сезоны, и я рос вместе с ней.

- Ваша религиозность и ваши убеждения хороши известны. Но реальность сильно отличается: институт брака умирает, геи побеждают и так далее. Как вообще жить в этом мире?

– Мне все равно кажется, что нравственная сторона возьмет верх. Общество по-прежнему меняется, и не все так однозначно. Нужно стараться быть открытым новым идеям, но при этом важно не потерять себя, не потерять уважение к самому себе. Тут важно найти баланс. Я не отказался от своих взглядов, я по-прежнему общаюсь на эти темы с молодежью и призываю их сохранять внутреннюю целостность, аккуратно подходить и к интимным вопросам, и в целом к вопросам карьеры и жизни. Не размениваться на пустяки, найти что-то в жизни, что вы по-настоящему будете любить и посвятить этому себя. И это относится и к личной жизни, и к бизнесу.

Фото: acgreen.com

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы