Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Главные потери в календаре «Формулы-1» за 25 лет. Истанбул-Парк, Кьялами, Аделаида

    Sports.ru продолжает рассказ о важных трассах, исчезнувших из календаря «Формулы-1». На очереди – один из лучших проектов Германа Тильке, африканская экзотика, а также звезда Южной Австралии.

    Истанбул-Парк

    Фото: football-pictures.net

    Автодром «Истанбул-Парк» – четвертое самостоятельное творение архитектурного бюро Германа Тильке. После заключение контракта на строительство комплекса Тильке развил в азиатской части Стамбула, в который расположен трек, кипучую деятельность. Почти полторы тысяч рабочих день и ночь трудились над созданием одного из самых интересных и современных автодромов в истории «Формулы-1». В итоге затраты оправдали ожидание.

    Трасса получилась на загляденье, а ее конфигурация подразумевала совсем не типичное для творений Тильке большое количество обгонов. Перепады высот, широкое дорожное полотно, 14 поворотов и почти 700-метровая стартовая прямая – таковы основные характеристики турецкого трека. Не забыл герр Тильке и о безопасности, поэтому трек со всех возможных сторон огражден гравийными и асфальтовыми зонами, так что серьезно разбить здесь болид практически невозможно (хотя это утверждение с легкостью опроверг Себастьян Феттель). Самыми интересными и захватывающими поворотами считаются первый и восьмой.

    «Истанбул-Парк» полюбился пилоту «Феррари» Фелипе Массе, который трижды побеждал на турецкой трассе

    Дебютный Гран-при Турции прошел в 2005 году и произвел на всех крайне благоприятное впечатление. Зрителям понравилось наблюдать за интересными гонками с большим количеством обгонов, а пилоты неоднократно отмечали высокую пилотажность трека. В особенности «Истанбул-Парк» полюбился пилоту «Феррари» Фелипе Массе. И если первый в истории Гран-при Турции для «Макларена» выиграл Кими Райкконен, то на трех последующих победу праздновал именно бразилец.

    Однако история «Истанбул-Парка» в «Формуле-1» получилась сколь яркой, столь и недолгой. По окончании прошлого сезона стало ясно, что договоренность между организаторами этапа и Берни Экклстоуном вряд ли будет достигнута, и обнародование календаря на 2012 год подтвердило опасения. Тем не менее остается шанс, что именно Турция заменил в календаре Бахрейн, в котором продолжаются беспорядки.

    Яркий момент: столкновение лидировавших гонщиков «Ред Булл» и борьба «Макларенов».

    Гран-при образца 2010 года выдался невероятно напряженным: со старта пелотон возглавлял Марк Уэббер, за которым следовали напарник по «Ред Булл» Себастьян, а также два «Макларена» – Льюис Хэмилтон и Дженсон Баттон. В критически важный момент Феттель пошел на обгон Уэббера, но попытка неожиданно завершилась столкновением, потерей лидерства и сходом немца.

    В «Макларене» себе подобного не позволили – Баттон и Хэмилтон поборолись весьма корректно. Победила молодость.

    Вероятность возвращения в календарь: выше средней; сегодня в календаре чемпионата вновь возникли вопросы с проведением Гран-при Бахрейна, и именно Турция стоит первой в очереди на то, чтобы в случае необходимости занять место под формульным солнцем.

    Кьялами

    Фото: pro-tour.co.za

    ЮАР, одна из богатейших стран Африки, не раз принимала у себя Гран-при – в 30-х и 60-х годах прошлого века ареной гоночных баталий становился автодром Принца Георга в Ист-Лондоне. Однако после решения Южноафриканского автоспортивного клуба построить новую трассу, фокус сместился в Йоханнесбург: в 1961 году в 15 км к северу от крупного города организаторы этапа купили участок земли, и чуть меньше чем за год построили на нем трек под названием «Кьялами».

    Автодром длиной в 4 км понравился участникам соревнований. Трасса оказалась скоростной, но в то же время включала в себя несколько интересных поворотов. Кроме того, шарма ей придавал холмистый характер.

    Тем не менее, первый Гран-при «Кьялами» приняла только в 1967 году – с момента постройки автодром год за годом подвергался модернизации, чтобы соответствовать стандартам «Формулы-1». Любопытно, что в те годы первая гонка сезона – южноафриканская – проходила в самом начале января, а затем команды и болельщики ждали второго этапа до апреля или мая…

    Первая гонка проходила в самом начале января, а затем команды и болельщики ждали второго этапа сезона до апреля или мая

    Через несколько лет этап перенесли на март, но «Кьялами» все равно не пустовала в зимний период – команды навещали трассу ради предсезонных тестов, ведь, в отличие от Европы, в ЮАР в это время года стояла отличная погода.

    В общей сложности «Формула-1» приезжала на «Кьялами» 18 раз – вплоть до 1985 года, но затем гонка исчезла из календаря чемпионата. Причин тому было несколько, но все они так или иначе связаны с политикой апартеида, проводимой властями ЮАР. В 80-х некоторые европейские страны повели доступными им способами борьбу с апартеидом, так что мало кто удивился, когда однажды французское правительство запретило конюшням «Рено» и «Лижье» ехать в Йоханнесбург. В общем, это было достаточно логичное решение, учитывая, что в марте 1985 года полиция расстреляла мирную демонстрацию и по стране прокатилась волна восстаний. Кроме того, гонка в том году стала для организаторов настоящей катастрофой в финансовом отношении, и в конце концов покинула календарь.

    К середине 80-х организаторы Гран-при также заметили (разумеется, не без помощи команд и Берни Экклстоуна), что автодром слегка поизносился, и, воспользовавшись перерывом в проведении гонок, задумали реконструкцию трека. Правда, в их искренности были уверены далеко не все болельщики: кто-то полагал, что земля, на которой стоял автодром, будет продана спекулянтам – участок серьезно поднялся в цене, так как городская агломерация Йоханнесбург серьезно расширилась и дотянулась до самого автодрома. В конце концов, организаторы действительно продали землю, но лишь половину участка, а на вырученные деньги построили новый автодром.

    Обновленная трасса «Кьялами» включала в себя небольшой участок старого автодрома, а во всем остальном отличалась от первоначальной версии, но все же она оказалась достаточно интересной и, что важнее всего, удобной для команд с точки зрения совершения обгонов.

    К середине 80-х организаторы Гран-при заметили, что автодром слегка поизносился, и затеяли реконструкцию трека

    Первые тесты на новом автодроме состоялись в 1990 году, в 1992-м Гран-при ЮАР вновь вернулся в календарь чемпионата мира, но уже через год начались новые проблемы: сначала у организаторов гонки, а затем и во всей стране.

    Период экономической нестабильности завершился лишь через несколько лет, и в 1998-м Берни Экклстоун встретился с Нельсоном Манделой, чтобы обсудить возможность возвращения «Кьялами» в «Формулу-1», однако переговоры ни к чему не привели…

    Яркие моменты

    На южноафриканском автодроме произошло множество памятных событий: гибель Тома Прайса, врезавшегося в перебегавшего дорогу маршала (ни за что не смотрите это видео, если вы слишком впечатлительны), плотный финиш с участием Джеймса Ханта и Ники Лауды, а также невероятное лидерство Риккардо Патрезе в первой гонке команды «Эрроуз», чуть было не завершившееся сенсационной победой.

    Вероятность возвращения в календарь: очень низкая. Сегодня «Кьялами» находится в черте города, и возвращению трассы в календарь могут помешать местные жители, которым явно не нравятся шумные мероприятия.

    Аделаида

    Фото: williams.latphoto.co.uk

    В начале 80-х годов прошлого века один австралийский бизнесмен из Аделаиды решил разбавить скучную жизнь в своем городе и организовать Гран-при «Формулы-1». Заручившись поддержкой местных политиков, он полетел в Лондон и неожиданно сумел заключить контракт с Берни Экклстоуном сразу на семь лет.

    Трассу было решено проложить в одном из парков, находящихся в самом центре города, а пит-лейн расположился внутри местного ипподрома, который позволял без проблем каждый год устанавливать необходимые сооружения для проведения этапа. В итоге получился один из самых коротких треков в истории «Формулы-1», по длине которому уступает лишь трасса в Монако. Но, в отличие от европейского княжества, импровизированный австралийский автодром оказался более широким и скоростным, хотя и содержал аж четыре прямоугольных поворота подряд – этому немало поспособствовала удачная планировка города, разработанная еще XIX веке.

    Первая гонка в столице штата Южная Австралия состоялась в 1985 году и прошла с успехом, а команды остались удивлены тем, насколько тепло их встретили болельщики, изголодавшиеся по масштабным мероприятиям. Кроме того, большой интерес к Гран-при был не в последнюю очередь связан с тем, что этапом в Аделаиде заканчивались все сезоны, пока он был в календаре, и именно там решалась судьба многих чемпионатов.

    Команды остались удивлены тем, насколько тепло их встретили болельщики, изголодавшиеся по масштабным мероприятиям

    В отличие от местного населения, трасса была не такой гостеприимной: конфигурация автодрома требовала предельной концентрации от пилотов и высокой надежности техники, особенно двигателей и коробок передач.

    Увы, счастье местных жителей закончилось в 1995-м, когда Берни Экклстоун объявил о том, что со следующего года Гран-при Австралии переедет в Мельбурн, да еще и откроет новый сезон. Правильность решения промоутера «Формулы-1» косвенно подтвердил и заключительный гоночный уик-энд в Аделаиде – во время тренировок в тяжелую аварию попал гонщик «Макларена» Мика Хаккинен, лишь чудом оставшийся в живых.

    Яркие моменты

    Уже на второй год проведения Гран-при Австралии в этом городе произошла одна из самых эпичных по накалу страстей и закрученности сюжета историй королевских гонок. К последнему этапу сезона-1986 борьбу за титул вели борьбу сразу три пилота – Найджел Мэнселл, Нельсон Пике и Ален Прост. При этом первые двое выступали на мощнейшем «Уильямсе», которому не было равных, в то время как Прост пилотировал менее быстрый «Макларен».

    Однако перед гонкой коллектив Рона Денниса пустил утку о сверхнадежных шинах, на которую клюнули как Уильямс, так и Мэнселл с Пике, а для пущей правдоподобности второй пилот уокингцев Кеке Росберг со старта выдал сумасшедший темп, уверенно вырвавшись в лидеры гонки и круг за кругом наращивая отрыв.

    Мэнселл еще долго повторял фразу: «Не могу в это поверить»

    Пилоты «Уильямса» включились в погоню за дерзким финном, решив, что тот из-за надежных шин не подумает заезжать в боксы, и в результате серьезно просчитались: покрышки на болиде Росберга ожидаемо взорвались, а через круг подобная оказия произошла и с резиной на машине Мэнселла. Пике, которому подобная затея не нравилась с самого начала, помчался в боксы менять колеса, однако обратно на трассу он вернулся позади Проста…

    Француз финишировал первым и стал чемпионом мира, а Мэнселл еще долго повторял фразу: «Не могу в это поверить»…

    …Аделаида также памятна многим из-за знаменитого столкновения между Михаэлем Шумахером и Дэймоном Хиллом в 1994 году, а также самым коротким заездом в истории «Ф-1»: в 1991-м из-за сильного дождя организаторы остановили «заплыв» болидов всего после 14 кругов.

    Вероятность возвращения в календарь: практически нулевая; даже если Мельбурн лишится Гран-при «Ф-1», гонка наверняка переедет на современный стационарный автодром.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы