• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Константин Клещев: «Для меня бумага умерла»

      Виталий Суворов встретился с новым главным редактором издательского дома «Спорт-Экспресс» и выяснил, как будет меняться главная спортивная газета страны.

      Константин Клещев: «Для меня бумага умерла»
      Константин Клещев: «Для меня бумага умерла»

      – Как и когда вас пригласили в «Спорт-Экспресс?

      – В августе я был в отпуске под Псковом. В один из вечеров сидел на берегу озера с удочкой, как вдруг раздался звонок. Узнал, что «СЭ» сменил владельца, что идет поиск нового главного редактора и что в числе других кандидатур рассматривается и моя. Уже в Москве последовало конкретное предложение.

      – Долго над ним раздумывали?

      – Разумеется. Но встретился с новым владельцем газеты Эдуардом Райкиным и понял, что смогу в «СЭ» воплотить в жизнь свои идеи, которые не могли быть реализованы 10 лет назад, когда я работал в газете в качестве заместителя главного редактора. Многое с тех пор сохранило свою актуальность.

      – Для некоторых ваш переход из Sportbox.ru в «Спорт-Экспресс» выглядит не очень понятным: променять успешный сайт на газету, которая переживает острый кризис.

      – Ну, во-первых, «Спорт-Экспресс» – это все-таки мультимедийный проект. Сегодня, когда смотришь на передовые СМИ, понимаешь: выжить может только такая структура. Причем, газета – это марка, которую знают все. Интернет – ресурс, который будет привлекать деньги и который уже это успешно делает. Известно, что объем рекламы в интернете сегодня больше, чем в бумажных СМИ. И телевидение, которое в том или ином виде будет вечным. Во всяком случае, мне так кажется сегодня. Сейчас нам нужно перезапустить газету, улучшить сайт и развить телевидение. В конце сентября я был в Милане и Париже, где встретился с главными редакторами La Gazzetta dello Sport и L’Equipe. Это – ведущие спортивные СМИ в своих странах. У них также есть несколько ресурсов и те же самые проблемы, что у «СЭ». Более того, решение этих проблем также видится одинаковым.

      – Какие это проблемы?

      Первая и главная – интеграция газеты в интернет. Понятно, что бумажные тиражи больше расти не будут. И новые регионы бумага не захватит. У бумажной газеты уходящая аудитория. С другой стороны, растут тиражи электронных версий газет – люди скачивают их на iPad, iPhone – на что угодно. В Англии тиражи электронных версий уже выше, чем бумажных. За это люди платят деньги, за счет этого бумажная газета продолжает жить. Если мы предложим оригинальный контент (а у нас он есть, так как «СЭ» – это авторская журналистика, которой в России почти не осталось), думаю, аудитория неплохо это воспримет. Другая проблема – как монетизировать этот контент. Наши люди не любят платить деньги. Поэтому в электронной версии нужно что-то придумывать в дополнение к текстам и фото. Сейчас электронная версия «СЭ» копирует бумажную, но мы будем работать в этом направлении.

      – Бумажная версия тоже будет меняться?

      Будет, но это вопрос не простой. Можно оставить газету как есть и сохранить лояльную аудиторию, которая читает ее до сих пор. И на какое-то время сохранить сегодняшние тиражи. Кстати, положение с тиражами отнюдь не плачевное, как многие думают. Но это путь, на мой взгляд, бесперспективный. Можно изменить формат, цветность и полосность, но здесь надо думать, как именно это сделать. Газета L’Equipe шесть или семь лет назад тоже задумалась о том, что делать дальше. Французы изучили рынок, опросили экспертов, провели фокус-группы, но ограничились лишь переходом на цвет, чуть изменив рубрикатор и подачу материалов. Словом, косметика. В итоге потеряли половину тиража. Итальянцы же пошли по более рискованному пути – перешли с черно-белого формата А2 (такой сегодня у «СЭ») на цветной таблоид. Они «встроили» в него различные приложения, а также стали зарабатывать на спецпроектах, выходящих под маркой La Gazzetta. В итоге почти миллионный тираж до сих пор, рост продаж электронной версии и устойчивое финансовое положение. Мы не будем изобретать велосипед, сделаем разные пилотные номера. И в ч/б, и в цвете, и в разных форматах А дальше решим, что больше подходит для российского рынка.

      Вы говорили про телевидение. Вы имеете в виду то, что сейчас называется «Спорт-Экспресс ТВ»?

      ТВ – слишком громкое, конечно, название. На самом деле, это пока лишь видео-раздел, который делает новости и нарезки, снимает несколько передач и, по-моему, не провел еще ни одной трансляции.

      «Может быть, через несколько лет «СЭ» станет предметом роскоши? Его будут читать, раскуривая сигары»

      – А будут трансляции?

      Что нам мешает? Будем работать над этим.

      – То, каким выглядит это телевидение на данный момент, вас устраивает? Я посмотрел пару роликов этим утром и совершенно не понял, кому это нужно. Человек перед камерой две минуты читает вслух тот же текст, что можно найти на сайте чуть ниже.

      Это ТВ запускалось как игрушка для прежнего руководства «СЭ». Там работают талантливые профессиональные люди, но перед ними не ставилось никаких конкретных задач. А спортивное телевидение держится на новостях, тематике и трансляциях. В идеале на «СЭ» должен появиться экспертный, информационно-новостной интерактивный канал.

      ***

      – Сколько раз в этом году вы сами покупали «Спорт-Экспресс»?

      – Ни разу – бумагу давно перестал покупать. Но в интернете читал регулярно. Для меня бумага умерла. Мне удобнее взять планшет и открыть то, что мне нужно.

      – Как же вы будете делать газету, если считаете, что бумага умерла?

      – Это я так считаю, а тысячи читателей – нет. Свой читатель у «Спорт-Экспресса» есть. Может быть, вообще правы французы, которые говорят, что через несколько лет газета станет предметом роскоши? Ее будут читать, раскуривая сигары.

      – Вам было интересно читать «Спорт-Экспресс»?

      Как говорят в интернете, слишком много букв. Но в принципе – да. Это серьезная газета, которая пишет прежде всего о спорте, а мне это интересно. Меня в меньшей степени волнует то, что вокруг. Мне интересны голы-очки-секунды, интересны люди спорта. И нравится тот оригинальный взгляд на вещи, который есть у авторов. Такого нет ни у кого больше.

      – Когда в начале июля к нам заходил Игорь Рабинер, он согласился: отчеты о футбольных матчах, которыми до сих пор наполняется «Спорт-Экспресс» каждый понедельник – абсолютный анахронизм. Вы с этим тоже согласны?

      В их нынешнем виде – конечно.

      «Мы сделаем три пилотных варианта нового «СЭ». Сначала обсудим их с творческой группой, затем с владельцами и примем решение»

      – То есть их больше не будет?

      – Стоп, мы возвращаемся к тому, что газета, возможно, изменит формат. Мы сделаем три пилотных варианта нового «СЭ». Сначала обсудим их с творческой группой, затем с владельцами и примем решение.

      – Какая связь между дизайном газеты и ее наполнением?

      – В традиционной газете формата A2 невозможно представить много мелких материалов, которые выходят в таблоиде. Именно формат диктует нам, что должны быть объемные материалы.

      – Разве не редактор решает, какого объема будут материалы?

      – Конечно, автор не должен писать больше, чем заложено в макете очередного номера. Но формат сам порой диктует нам объемы.

      – То есть, отчеты на полполосы, которые, в принципе, не хотят видеть ни авторы, ни читатели, будут продолжать появляться только из-за размера бумаги?

      – Я бы не был столь категоричен, потому что многие к ним привыкли. Особенно люди старшего поколения, которые больше читают, чем смотрят. Но мы постараемся что-то сделать, хотя принципиально ничего изменить не получится. Мне лично по формату ближе А3. Таблоид по форме, но серьезная газете по содержанию, как La Gazetta. Хотя в ней и фельетоны появляются, и девушки на каких-то страницах – итальянцы есть итальянцы.

      ***

      – Вы стали главным редактором издательского дома «Спорт-Экспресс». Кто стал главным редактором газеты?

      – Владимир Титоренко. Он остается главным редактором газеты.

      – Почему остается? Раньше он был заместителем.

      – Первым заместителем. Но раньше над ним никого не было, так что повышение только в названии. Фактически он мой зам. А его зам – Владимир Гескин.

      – Рабинер рассказал про Титоренко несколько весьма диких историй: как он снимал критические статьи о «Локомотиве» из-за особенных отношений с Ольгой Смородской, как брал деньги с агентов за повышение оценок нужным игрокам. Вы обсуждали все это с Титоренко?

      Разговора по поводу интервью Рабинера вашему сайту у нас не было. Считаю Титоренко профессионалом и одним из лучших газетных редакторов в России. Поэтому мы подвели черту под тем, что было раньше, и сказали: «Давай жить по-новому». Я спросил Титоренко: «Ты готов делать новую газету? Менять формат, искать новые идеи?» Он сказал: «Да». Так какой смысл обсуждать прошлое?

      «Я вообще против денежных отношений с клубами, только если речь не идет о спецпроектах»

      – Истории, рассказанные Рабинером, вас совсем не волнуют?

      – Если начнем разбираться в том, как было раньше, не сможем ничего сделать, лишь погрязнем в этих разбирательствах.

      – Несколько лет назад Владимир Гескин говорил: «Бывали ситуации, когда к нам обращались какие-то команды, чтобы мы писали о них больше. Но если, условно говоря, это была новосибирская «Сибирь», то вместо маленькой заметки мы писали небольшую».

      – Если «Сибирь» будет выигрывать, мы никуда не денемся, и будем писать о ней много. Если она будет проигрывать, никакие деньги не заставят нас писать о ней больше, чем мы считаем нужным. Мы больше потеряем на рекламе.

      – Есть ли у «Спорт-Экспресса» партнерские соглашения с клубами?

      Не видел ни одного. Я вообще против денежных отношений с клубами, только если речь не идет о спецпроектах. Условно говоря: «Столетие футбольного клуба «Ротор». Волгоград хочет видеть себя в газете. За его деньги мы выпустим приложение. Скорее всего, это будет некая вкладка, не в ущерб основным материалам в газете.

      – Я к чему заговорил о соглашениях с клубами. Еще до интервью Рабинера в журналистских кругах ходили слухи: в обмен на какие-то преференции «Спорт-Экспресс» не пишет критические статьи о «Локомотиве». Вы ведь об этом слышали?

      Слышал, конечно. Но опять же: не буду в этом разбираться, это дело прошлого. На первой летучке я сказал: «Пункт 1. Если у кого-то есть обязательства перед федерациями, клубами, президентами, тренерами, игроками – эти обязательства заканчиваются. Предупредите об этом всех».

      ***

      – Несколько лет назад, руководство «СЭ» сняло с сайта статью Евгения Дзичковского про РФС после первого же звонка из Дома Футбола. Представьте, что звонят уже вам. Что вы будете делать?

      – Во-первых, я попытаюсь объяснить людям из РФС, как устроен интернет. Чтобы они поняли, что удалить ничего уже невозможно – все разлетелось по другим сайтам. Во-вторых, постараюсь оценить ситуацию. Если говорить о той статье Дзичковского, то есть одна деталь: я не знаю контекста. Почему она появилась, при каких обстоятельствах Расскажу анекдот. Приходит муж к адвокату и говорит: «Хочу с женой развестись. Она меня говнюком назвала». Он ему: «Ну, мало ли что бывает. Сколько лет вы уже вместе?» «Тридцать». «Ну ничего, завтра помиритесь». «Да нет, она не просто говнюком назвала, а в контексте». «Это как?» «Прихожу я домой, вижу в спальне она с каким-то мужиком кувыркается. Я остановился, а она поворачивается и говорит: «Смотри, говнюк, как это делается». Так что нужно знать контекст.

      - Снова объясню, почему я спросил про РФС. Вам не кажется, что подобные вещи происходят еще и потому, что газета приучила ньюсмейкеров: журналисты напишут все так, как этим ньюсмейкерам захочется?

      – На это сложно ответить, каждый случай надо разбирать в отдельности. Но газета должна следовать принципу: факты – священны, комментарии – свободны. Тон этих комментариев, конечно, может обсуждаться. Но нельзя, условно говоря, после одного поражения со счетом 0:5 писать про команду: все дерьмо, всех нужно разгонять. Может, она потом десять матчей подряд выиграет? А причина разгрома в том, что в тот момент центральный полузащитник этой команды увел жену у центрального нападающего, и они перестали не только друг с другом разговаривать, но и пасы друг другу отдавать. Это, кстати, реальный случай. Когда я потом главного тренера спрашивал об этом, он говорил: «А что я мог сделать? Журналистам рассказать, мол, мой лучший бомбардир третий матч сидит в запасе, потому что у него жену увели? А меня тогда во всех газетах грязью поливали».

      – Но вы же согласны с тем, что многие футбольные персонажи общаются преимущественно с Борисом Левиным только из-за того, что он всегда преподносит их в выгодном свете? Даже если, как у Игоря Денисова, у них окончательно сносит крышу?

      – Конечно, согласен. Но Борис умеет выстроить отношения с людьми. Если я завтра скажу Аршавину: «Андрей, я буду преподносить вас только в выгодном свете», он вряд ли будет со мной общаться. Потому что я не могу делать это так, как Левин. И что плохого в том, что в «СЭ» есть журналист, который передает позицию футболистов – пусть даже ту, с которой мы не согласны?

      «Нельзя после одного поражения со счетом 0:5 писать про команду: все дерьмо, всех нужно разгонять»

      – В последнем интервью Левину Игорь Денисов говорил языком пожилого еврейского мужчины. Для тех, кто слышал, как говорит Денисов на самом деле, это выглядело очень смешно.

      Как читателя, меня это, конечно, тоже смутило, но претензии к литературному редактору. С авторами надо работать, если нужно, даже переучивать их. Хотя это непросто. Проведем аналогию с футболом. Когда приходит новый тренер и меняет тактическую схему, даже опытные игроки должны перестроиться. Левин работает так, как работает, приносит пользу «СЭ», но, наверное, ничто не мешает ему писать в иной манере и в иных жанрах..

      Главной звездой вашего предыдущего места работы был Александр Бубнов. Ждать ли трансфера Бубнова в «Спорт-Экспресс»?

      – Мы договорились, что Бубнов сам решит, как ему поступить. Я все-таки не хочу оставить Sportbox.ru, которому отдал 5 лет, без главного эксперта.

      ***

      - На протяжении всей своей истории «Спорт-Экспресс» приучал своих читателей к тому, что других медиа не существует, а все публикуемые новости – эксклюзив «СЭ». Вы будете это менять?

      – Доля истины в этом есть. Поэтому пытаюсь объяснить людям, что слово «эксклюзив» нужно забыть. Когда «Спорт-Экспресс» был единственным игроком на рынке, лозунг газеты был «Только о спорте, только у нас». С развитием интернета эксклюзив перестал существовать. Через пять минут после публикации любая новость тиражируется десятками, сотнями СМИ. Такое положение вещей нужно принять, как должное.

      – Если «Советский Спорт» первым опубликует громкую новость, перепечатает ли ее «Спорт-Экспресс» с пометкой: источник «Советский Спорт»?

      – Да. Если наши журналисты проворонили новость, именно так мы и поступим. Наш читатель должен получать информацию независимо от того, кто ее первым узнал.

      ***

      – В самом начале интервью вы сказали: когда вам звонили из «Спорт-Экспресса», вы были в отпуске и ловили рыбу. Самый большой улов в этот раз?

      Как рыбак должен соврать, но не буду. Рыбачил я под Псковом на озерах, там прекрасная русская природа, но рыба клевала плохо и в основном мелкая. Когда мы приехали, температура воды была 21 градус, а когда уезжали – 12. Как будто осень наступила за неделю. Самый большой экземпляр граммов на пятьсот попался. Подлещик. Дзичковский видел – при нем его тащил.

      – Самый большой улов в вашей жизни?

      – Не мой личный, а коллективный. В Карибском море как-то поймали тунца на 108 килограммов – я помогал вытаскивать его из воды. Это было еще в советское время, когда агентство ТАСС послало меня в командировку в те края. Хорошая рыба попалась!

      Игорь Рабинер: «Ольгу Смородскую в «Спорт-Экспрессе» критиковать не позволяется»

      Замглавреда «СЭ» Владимир Гескин: «Если не все можешь сказать, лучше промолчать, чем дурковать»

      Главред «Советского спорта» Игорь Коц: «Наши журналисты ходят по минному полю»

      Лучшее на сайте


        КОММЕНТАРИИ

        Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

        Лучшие материалы