Блог Поворот не туда

Поболтали с пилотом из «Ред Булл»: он гоняет на электрокарах, откупился от армии, проиграл титул в Москве – но все равно по ней скучает

За 19 лет существования молодежной программы «Ред Булл» через нее прошли практически полсотни пилотов – начиная от россиян Даниила Квята, Сергея Афанасьева и Михаила Алешина и заканчивая звездами «Формулы-1» Себастьяном Феттелем, Даниэлем Риккардо и Максом Ферстаппеном.

Но все-таки один из гонщиков выделяется даже на фоне до сих пор соревнующихся в Гран-при ребят – это Себастьян Буэми. Его приняли в программу в 2005-м и довели до «Торо Россо» в 2009-м – там швейцарец откатал три сезона и семь раз финишировал в топ-8. Однако в 2012-м молодежная команда «Ред Булл» обновила состав полностью (в пользу Жана-Эрика Верня и Даниэля Риккардо), а Буэми отправился в чемпионат мира по гонкам на выносливость.

С момента ухода из «Торо Россо» Буэми стал одним из самых успешных ребят за пределами Гран-при: чемпионом «Формулы Е» (на его счету также три вице-чемпионства), дважды выиграл «Ле-Ман» и титулы в гонках на выносливость.

Однако Себастьяну удалась еще более уникальная вещь: он единственным из всех отчисленных из австрийской программы сохранил связи с компанией и даже остался в роли резервного гонщика и пилота по развитию «Ред Булл». Даже несмотря на контракты с «Тойотой» и «Рено» швейцарец до сих пор остается запасным в топовой команде «Формулы-1» – а ведь обычно при уходе из «Ред Булл» отношения рвутся капитально (доказано множеством сильных пилотов от Карлоса Сайнса и того же Верня до Антониу Феликса да Кошты).

Как же у Буэми это вышло? Мы поговорили с Себастьяном и узнали много интересного:

• О различии техники и пилотов в «Формуле Е»

• О роли пилотов в электрогонках – большей, чем где-либо

• О поражении в битве за титул в Москве и любви к архитектуре столицы

• О выборе между «Ф-1» и «Ф Е» в случае необходимости

• Сколько у чемпиона «Ф Е» электрокаров, а сколько – суперкаров

• Как можно откупиться от армии в Швейцарии

Наслаждайтесь!

Роль симуляторов в подготовке, три гонки подряд на одной локации, самая спортивная серия

– До рестарта сезона «Формулы Е» еще больше месяца. Никакого дискомфорта нет из-за такого огромного перерыва? Чувствуете себя в форме?

– Да я физически тренировался в эти месяцы больше, чем за долгие-долгие годы. Теперь у меня появилось время на это. Каждую неделю я занимаюсь на симуляторе команды eDAMS – по 2-3 дня в неделю. 13 июля у меня будут тесты – целый день заездов. Так что я чувствую себя довольно уверенно – все будет в порядке.

– Болиды «Формулы Е» генерируют намного меньше прижимной силы по сравнению с машинами «Формулы-1». Скорости тоже значительно ниже. Выходит, электроболиды требуют меньше физической силы для пилотажа, верно?

– Конечно, разница в перегрузках довольно велика. С другой стороны, у нас нет усилителей руля, так что я бы не сказал, что рукам в «Формуле Е» проще. А так – да, в поворотах немного проще.

Однако мы гоняемся по городам, и в процессе надо следить за множеством вещей. В конце гонок мы чрезвычайно устаем – намного сильнее, чем можно вообразить со стороны. Команда не так много помогает, и нужно постоянно сохранять максимальную концентрацию – иначе даже мельчайшая ошибка обойдется невероятно дорого.

– Выходит, тренировок дома и поддержания гоночной формы на домашнем симуляторе может быть достаточно?

– Когда я говорил о симуляторе, речь была о настоящем симуляторе, а не о домашнем! (Улыбается.) О том, который больше похож на реальную машину.

Но их никогда не бывает достаточно. Нужно выполнять много специальных тренировок для рук, шеи и тела – в особенности для меня, чтобы дальше гоняться в WEC (чемпионате мира по гонкам на выносливость). Но в конце концов единственное, что готовит в достаточной степени – тесты реальной машины. Мы все пытаемся этим и заняться.

– «Формула Е» закончит сезон шестью гонками на одной локации – в Берлине. Что вы думаете по этому поводу? Не будет скучно?

– Конфигурации трека должны меняться от гонки к гонке. В зависимости от этих изменений все может оказаться круто. Да и вообще, сейчас мы в довольно трудном положении и нам, в конце концов, нужно выжать хоть какие-то гонки. Конечно, было бы лучше гоняться в Берлине, Монако и других городах – но мы не можем. Я уже счастлив, что серия смогла договориться на эти три гонки. Может, их и будет слишком много для одного места, я согласен, но как есть – так есть. Каждый окажется в равных условиях, и только от нас зависит, как все пройдет.

– Сейчас в «Формулу Е» пришло много заводских команд с разными силовыми установками. Как зрителю определить, когда успех пилота связан с эффективностью болида, а когда – исключительно пилотажем?

– Думаю, «Формула Е» – последняя на данный момент гоночная серия, где роль гонщика – ключевая. Из-за формата уик-энда, из-за треков, из-за доступного времени – во многих чемпионатах скорость машины решает намного сильнее, а потом уже нужна хорошая команда. У нас же роль гонщика выше по самым разным причинам – к примеру, поскольку мы гоняемся по городам, сперва мало кто знает треки. Они каждый раз новые, разбираться в их нюансах не так просто.

Дальше, наш этап теперь занимает всего один день – не так уж много времени, чтобы выучить вообще все. Квалификация у нас – один круг, а в таких обстоятельствах всегда просто допустить ошибку. И необходимость собрать каждую мелкую деталь воедино и выполнить все на нужном уровне, как мне кажется, больше выпадает на пилота – потому его способности весомее, чем качество команды. Или машины.

– И кого вы котируете больше всех из числа конкурентов?

– Сложный вопрос, потому что каждый год самый опасный соперник меняется. Ди Грасси был одним из главных пилотов серии с первого же сезона. Мы постоянно рядом. Сейчас Жан-Эрик Вернь отлично работает. Правда, в этом году с начала сезона у нас возникали проблемы, но, надеюсь, в Берлине мы вернемся.

– Как тогда можно сравнить средний уровень пилотов «Формулы Е»? Сравним с «Ф-1»?

– В «Формуле-1» есть блестящие пилоты, а есть те, кто, очевидно, ездит благодаря спонсорской поддержке. Но по большей части там отличные пилоты. В «Формуле Е» тоже замечательные гонщики – кто-то моложе, кто-то постарше. В лоб трудно сравнивать, потому что в электросерии требуются немного другие навыки. Однако, я думаю, уровни очень близки.

– В «Формуле-1» часто определяют фаворита по мощности моторов через всевозможные замеры – лучшие машины опережают худшие на 0,5 секунды в 2019-м. В «Формуле Е» разница больше или меньше?

– Разрыв между моторами не может быть настолько большим из-за лимита регламента – 250 килоВатт (примерно 336 л.с. – Sports.ru). Решает вовсе не мощность, а эффективность расхода энергии. Также сейчас каждая компания способна сделать хороший электромотор с эффективностью около 97 процентов, так что главные различия сейчас остаются на уровне шасси и в вопросе распределения энергии. Вот последнее обычно и обеспечивает наибольшую разницу.

– А влияет ли на эффективность, к примеру, разные необычные коробки передач? На болиде «Формулы-1» их семь, а в «Формуле Е» – одна или две.

– Конечно, чем реже приходится переключать передачи – тем проще пилотировать. Сейчас в «Формуле Е» все команды перешли на коробки с одной передачей. Не думаю, что кто-то по-прежнему использует больше. Просто нам теперь не нужно больше передач: с нынешним уровнем технологий все могут создать хороший мотор, выдающий нужное количество мощности и оборотов.

Поездка в Москву: классная архитектура, проигрыш титула из-за штрафа

– Вы были среди тех, кто поучаствовал в единственном Электропри Москвы в 2015-м. Помните что-то о той поездке?

– Помню, какая она была красная [площадь]. Когда я узнал, что мы туда не вернемся, то очень разочаровался – потому что мне очень понравился местный трек. Очень крутой, вышла классная гонка. Я финишировал на подиуме, но потом получил штраф. Мне понравился уик-энд – надеюсь, однажды мы вернемся.

– Кстати, о штрафе: вас наказали за небезопасный выпуск после пит-стопа. А в итоге вам не хватило до титула всего двух очков. Выходит, вы проиграл его в Москве?

– Да, один балл до чемпиона! Свалился тогда с третьего места на восьмое. Трудно было смириться с этим. Там была такая ситуация: в регламенте изменили необходимое минимальное время для нахождения на пит-лейн, а мы пропустили это. В итоге я стоял в боксах на 10 секунд дольше, чем нужно, а когда поехал – то помешал кому-то. Все потому, что перестоял 10 секунд! Судьи присудили мне 30 секунд, но с теми десятью вышло, что я по сути получил 40 секунд штрафа.

– А сколько времени вы вообще провели в Москве? Успели что-то посмотреть?

– Где-то пять дней – со вторника или среды до воскресенья. Увидел Красную площадь, естественно – она выглядит впечатляюще. Мне очень понравилась архитектура окружающих зданий. Правда, не успел купить много сувениров, потому что у меня было не так-то много времени погулять. Но мы гонялись в потрясающем месте. Потому мне нравится идея «Формулы Е» – соревноваться в центрах городов и изучать новые локации, а не сидеть постоянно на стационарных автодромах.

Возможность в «Ф-1», которой мешает карантин, уникальные отношения с «Ред Булл», Гельмут Марко

– Поговорим о «Формуле-1» – вы же по-прежнему входите в число резервных пилотов «Ред Булл», верно? И у вас есть суперлицензия?

– Да, да.

– «Формула-1» объявила довольно жесткие условия по рестарту сезона: каждый контактировавший с зараженным попадет в самоизоляцию. Даже если это гонщик. В таких условиях роль резервистов становится наибольшей в истории. Вы готовы сесть в болид «Ред Булл» или «Альфа Таури» в случае необходимости?

– Конечно, если меня пригласят – я готов, без вопросов. Главная сложность в другом: в Великобритании действует режим карантина, так что если я туда поеду, то застряну там. Для меня это проблема: я не могу поехать на симулятор команды. Все возобновится только после ослабления ограничений.

Новый сезон «Ф-1» – лучший шанс для гонщиков-резервистов в истории. Квят – в запасе «Ред Булл» на случай форс-мажора

– Кто же тогда заменит ребят из «Ред Булл» при непредвиденных обстоятельствах?

– Сержиу Сетте Камара – он теперь тоже резервист в «Ред Булл». Думаю, он станет первым выбором.

– Один из Гран-при «Формулы-1» совпадает по времени с заездом «Формулы Е» (Гран-при 70-летия 9 августа). Если вас вдруг позовут в «Ред Булл» на этот уик-энд – какую из двух серий выберете?

– У меня в контрактах все предельно ясно: у «Формулы Е» в любом случае преимущество над «Формулой-1». Так что я останусь в машине eDAMS.

– Вы сохранили связи с «Ред Булл» несмотря на уход из «Формулы-1» и работу на крупных автопроизводителей вроде «Рено» и «Тойоты». Похоже, вы единственный, кому это удалось – как?

– (Смеется.) Не знаю, наверное, они меня просто любят! Думаю, я вношу что-то в команду – потому они и продолжают со мной работать. С другой стороны, я не делаю того, что делают остальные – концентрируюсь на себе и занимаюсь тем, что полезно для меня. Самым важным моментом стало мое желание выйти за рамки статуса резервного пилота, в котором некоторые сидят до конца карьеры. Поэтому я всегда соглашался на любые возможности для гонок – и в «Формуле Е», и в WEC.

– Гельмут Марко – знаковая фигура в «Ф-1». Даниэль Риккардо и другие гонщики из «Ред Булл» рассказывали, как он часто звонил рано поутру просто чтобы поинтересоваться, что они делают. Вам он так же звонил?

– О, да, да, еще как. Сейчас в последние несколько лет его звонки вообще больше не проблема для меня – я просыпаюсь очень рано вместе с моими детьми. Да, он и сейчас иногда звонит мне – реже, чем раньше, но мы все еще разговариваем. Его не очень впечатлили результаты этого сезона (Себастьян лишь дважды попал в топ-5 и занимает 13-е место в общем зачете – Sports.ru). Мы обсуждали ситуацию перед Гран-при Австралии. В начале сезона у меня были штрафы, большие проблемы и другие неудачи. Но с тех пор мне удались две хорошие гонки!

– Ваш любимый или самый запомнившийся момент, связанный с доктором Марко?

– Думаю, первую встречу с ним я запомню на всю жизнь. Мне было 15 лет, дело было на «Нюрбургринге» перед гонкой «Формулы-1» – я гонялся в серии поддержки, «Формуле-БМВ». Я тогда еще не состоял программе «Ред Булл» – после первой встречи до подписания контракта прошло еще два года. Но он уже тогда добавлял на меня давление и ждал больших результатов, хотя я даже не состоял еще в его программе! Он оказался очень страстным и удивил меня таким отношением.

Но у меня никогда не было с ним никаких проблем. Мне нравилось с ним работать, он много мне помогал. Хоть отношения стали и довольно сложными в конце [периода в «Ф-1»], но в нашем мире попасть в болид «Ф-1» – это редкая возможность. А он следил за мной с самого начала.

– Нет какой-то ревности по отношению к тем, кто остался в «Ф-1» благодаря спонсорской поддержке?

– Нет-нет, вообще никаких проблем! Это часть автоспорта. Так всегда было и останется в будущем. Я рад тому, что у меня есть. Конечно, всегда стремлюсь к большему, но в моей ситуации – все хорошо.

Выбор между электрокаром и суперкаром, шесть машин в гараже, откуп от армии

– На чем ездите по обычным дорогам? Тоже на электрокаре?

– У меня есть несколько машин, но да, чаще всего я езжу на электрическом «Ниссан» Leaf на 62 килоВатта (примерно 83 л.с. – Sports.ru). Мне повезло – ABB (генеральный партнер «Формулы Е» – Sports.ru) установил мне в гараж специальную настенную зарядную станцию. Теперь когда я приезжаю домой вечером, включаю ее – и к утру машина полностью заряжается, прямо как с айфоном! Так что когда мне надо ездить в окрестностях дома, я использую только электрокар. Но когда мне надо поехать на более длинные дистанции – тогда я использую другую машину.

– А какие еще машины у вас есть?

– «Ниссан» GTR, два «Лексуса», один из которых – LFA (мощность 560 л.с., стоимость – около 400 тысяч долларов – Sports.ru), две «Тойоты» и последний«Порше» 911 GT2 RS (суперкар с 700 л.с. стоимостью около 300 тысяч долларов – Sports.ru). Но обычно я езжу или на Leaf, либо на GTR. Я не платил за большую часть из них: «Ниссаны» и «Лексусы» – мои, но их выдали команды.

Иногда езжу на «Феррари», иногда – на AC Cobra, но время от времени. Какая машина лучше – трудно сказать, зависит от требований. Например, мне реально нравится Leaf, сейчас расскажу, почему: как только запускаешь машину – моментально включается кондиционер, и можешь выкрутить охлаждение или печку на полную. Не надо ждать, пока раскрутится мотор, пока он нагреет воду… Да и вообще, эту машину просто водить. Идеально, чтобы завести детей в школу. Трудно найти что-то лучше.

Но иногда мне просто хочется насладиться звуком мотора. Тогда я сажусь в LFA, в котором мотор V10 – мне он очень нравится. Конечно, каждый день в таком не поездишь. Для скорости в поворотах у меня есть GTR – тоже замечательная машина.

Правда, в будущем, думаю, все перейдут на электрокары. По-моему, это даже больше не вопрос. Теперь это просто вопрос времени.

– Последний вопрос: в Швейцарии каждый парень должен пройти через службу в армии. Как вы с этим справились? Можно ли в сети найти веселые видео вашего солдатского прошлого, как у Валттери Боттаса или Кими Райкконена?

– Нет, про меня таких нет. Я не попал в армию, поскольку перешел в «Формулу-1» как раз в то время. У нас в армию идут в 20-летнем возрасте, и если этого не делаешь – нужно заплатить дополнительный налог. В итоге я решил переехать из Швейцарии на несколько лет – после достижения 28-летия тебе больше не нужно идти в армию.

Вообще немного жаль, потому что информация об армии очень закрытая. То есть там есть программы для спортсменов, которые призваны помочь в поддержании формы, но все равно получается немного сложно. К примеру, я не могу пойти туда утром и тренироваться днем. Если мне надо будет туда уехать – то это сразу на две недели. Всего надо отслужить здесь 9 месяцев и все, или служишь 4 месяца, а потом по две-три недели – следующие восемь лет.

Да, у меня был вариант пройти через нее, но я решил переехать и платить дополнительный налог. Он составляет 3 процента от годовой зарплаты (начисляется ежегодно до достижения 30-летнего возраста – Sports.ru). Так что может выходить весьма приличная сумма.

– А сколько вообще зарабатывает чемпион «Формулы Е»? Можно сравнить с «Формулой-1»?

– Нет, нельзя, нельзя (улыбается). Ситуация становится лучше с каждым годом. Думаю, после «Формулы-1» здесь платят больше, чем в какой-либо другой серии. Не скажу точную сумму, но в интернете ходят данные (по данным The Race средний контракт в «Ф Е» – 750 тысяч евро, наибольший – от 2,2 до 2,8 млн евро – Sports.ru).

– Даже больше, чем в WEC и на «Ле-Мане»?

– В WEC не так много заводских команд теперь. Зависит еще от контракта, конечно: в WEC можно выбить получше и заработать больше, если не получить хороший в «Ф Е». Но в среднем каждый гонщик зарабатывает в «Формуле Е», и в смысле денег это лучшая серия после «Ф-1».

Пауза перевернула расклады на сезон «Ф-1»: «Ред Булл» и Ферстаппен теперь сильнее. Шансы Хэмилтона на титул просели

Еще недавно в «Ф-1» за подиумы билась команда-банкрот. У нее не было денег на запчасти и бумагу для принтера, а машина отставала на два года

Экс-гонщик «Ф-1» Жан Алези продал суперкар «Феррари» F40. Все ради сына – чтобы купить ему место в «Ф-2» после слабого сезона

Фото: Пресс-служба АВВ; Instagram/sebastien_buemi; globallookpress.com/Lev Radin, www.imago-images.de, Britta Pedersen/dpa-Zentralbild/dpa, James Gasperotti

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья