Блог Воспитанник Sports.ru
Трибуна

Душевный разговор с Губочаном: вспоминает посиделки на заднем дворике с Файзулиным, пробитую Левандовским голову и признается в любви к мотоспорту

А еще мечтает побывать на Камчатке 🏂.

Томаш Губочан – настоящая легенда РПЛ и питерского «Зенита». В Питер он приехал в далеком 2008 году – на замену ушедшему в «Ливерпуль» Мартину Шкртелу. До Петербурга Томаш не жил и почти не бывал в мегаполисах, поэтому первые годы в Петербурге дались ему непросто. Но он справился: Губо провел 164 матча за «Зенит» – седьмой результат в истории клуба среди легионеров после Ломбертса, Данни, Кришито, Ширла, Витселя и Луиша Нету.

Стал двукратным чемпионом России, обладателем Суперкубка УЕФА, Кубка и Суперкубка России и с пересадкой в «Динамо» уехал во французский топ – «Марсель». Перед уходом из «Зенита» в 2014 году Вираж развернул на «Петровском» баннер: «Томаш Губочан: 6 лет бился за «Зенит». Не лгал, не предавал. Был настоящим мужиком на поле».

В сентябре Губочану исполнится 35 лет, он еще играет в футбол за кипрскую «Омонию» и мечтает о завершении карьеры в РПЛ. Мы поговорили с Томашем о Спаллетти, Боаше, Адвокате и самом Губо:

  • в детстве мечтал стать врачом и чуть не стал экономистом, 

  • через два года после трансфера хотел уйти из «Зенита», 

  • скучает по посиделкам на заднем дворике с Файзулиным и рыбалке (в Словакии не рыбачит – нет прав), 

  • мечтает побывать на Камчатке, подняться на вертолете на вершину горы и скатиться с нее на сноуборде,

  • кайфует от мотоспорта, но жена не одобряет увлечение.

Старается не забывать русский и рассказал, как мог разминуться с футболом

– Как твои дела, Томаш?

– Все отлично. Сейчас дома в Словакии: занимаюсь детьми, часто ездим в горы, катаемся на велосипедах, короче, провожу спортивный отпуск.

– Когда последний раз разговаривал по-русски?

– Совсем недавно. Я часто созваниваюсь с друзьями из России и Европы. Не могу сказать, что хорошо разговариваю по-русски. Никогда специально язык не учил, все запоминал на слух. Когда редко разговариваешь, быстро забываешь слова, поэтому стараюсь чаще общаться, смотреть фильмы на русском языке, недавно смотрел «Джокера». В общем, держу себя в форме.

Когда я жил в России, у нас была русская няня, и моя жена Ванда благодаря ей заговорила по-русски. Словацкий язык с русским очень похожи, даже некоторые слова произносятся одинаково, поэтому выучить не сложно.

– Как твой младший брат Матуш? Он стал футболистом?

– Он хотел, но не получилось. Сейчас живет с подружкой в Жилине в моей квартире. Работает на заводе сварщиком и играет в футбол в свое удовольствие в четвертой лиге Словакии.

– Ты тоже мог разминуться с футболом?

– Когда мне было 10 лет – мечтал стать врачом, но потом передумал и после школы поступил на экономиста, ахахах. Родители хотели, чтобы я хорошо учился, а футбол был на втором плане. Но я очень любил футбол и играл в него все свободное время. Когда был маленьким, хотел майку с фамилией футболиста, но такие тяжело было достать. Собирал карточки с автографами словацких игроков, а некоторые даже покупал.

В деревне начал играть в любительской команде, а оттуда попал в академию «Жилины». Когда исполнилось 17 лет, мне тяжело дался переход в мужской футбол, тогда встал выбор между футболом и университетом. В итоге поступил в университет, но успевал совмещать его с тренировками.

Учиться мне нравилось, даже было прикольно. В первом семестре у нас был экзамен по математике, и никто его с первого раза не сдал, кроме меня. Сам не знаю, как так получилось. Я к нему даже не готовился, потому что все время пропадал на футболе.

Кстати, до 19 лет играл в центре полузащиты, чаще на месте опорника, но тренер юношеской команды перевел меня в оборону. На этой позиции провел несколько удачных матчей, и меня пригласили в основную команду «Жилины». Поэтому после второго курса учеба для меня закончилась.

Наслаждается жизнью на Кипре и с новым клубом пробился в Лигу чемпионов

– Что представляет из себя твоя нынешняя команда?

– «Омония» – клуб на Кипре из города Никосия, который 10 лет назад часто бился за чемпионство и участвовал в еврокубках. Последнее время у команды дела шли не очень: были проблемы с президентом клуба. Два года назад пришел новый, он хочет добиваться высоких целей. 

В прошлом сезоне «Омония» набрала много новых игроков, и это принесло результат – до марта мы шли на первом месте в чемпионате. К сожалению, из-за коронавируса мы не доиграли этот сезон, зато в следующем будем участвовать в плей-офф Лиги чемпионов.

– Уровень лиги намного ниже РПЛ?

– Без вопросов – РПЛ сильно выше. Но для меня стало сюрпризом, что уровень кипрской лиги довольно неплохой. Здесь много игроков, которые не пробились в ведущих европейских чемпионатах и уехали на Кипр, где отличная погода, хорошая жизнь. Еще тут полно футболистов, приехавших доигрывать карьеру, как я, например. Такие игроки поднимают общий уровень лиги. 

– В каком городе живешь?

– Живу рядом с морем, в городе Ларнака. До Никосии каждый день добираюсь на машине – это 30-35 минут. Все достаточно комфортно и быстро.

– Взял себе пентхаус с размахом?

– Конечно, нет! Мой друг Михал Дюриш (словацкий футболист, выступает за кипрский «Анортосис» – Sports.ru) помог мне найти маленький домик рядом со своим, чтобы наши дети играли вместе на улице и мы ходили купаться на море. На Кипре много словаков. Мы общаемся с Адамом Немецом, Борисом Годалом, с двумя вратарями Робертом и Домиником Веселовски. Кипр – маленькая страна, поэтому мы все дружим и друг другу помогаем.

– Что из местной еды попробовал?

– Самое известное кипрское блюдо – сыр Халлуми. Не сказать, что я его обожаю, но дети любят поджаривать его на гриле. Еще ходим в рыбные рестораны – тут они замечательные. Есть ассорти всех рыбных блюд.

Через два года после трансфера хотел уйти из «Зенита», но Спаллетти вылепил из него большого игрока

– Когда приехал в Петербург, к чему сложнее всего было привыкнуть?

– В Петербург приехал в 2008 году совсем молодым из маленького города Жилина, и первое время мне было тяжело привыкнуть к такому большому городу. С адаптацией помогли Радек Ширл и Камил Чонтофальски. Они уже знали, где находится банк, как менять деньги, куда сходить поесть. Так что мне оставалось только слушать, что говорят ребята.

Сначала нервничал: сильно тосковал по дому. Когда ехал из аэропорта на базу, про себя думал: «Это какой-то бесконечный город. В нем живет столько людей, наверное, больше чем во всей Словакии».

– Отец специально перевелся на работу в Финляндию, чтобы почаще навещать?

– Да. Он прожил в Финляндии почти два года. Навещал меня через неделю, так как работал посменно. Не помню, где именно работал, но обычным рабочим на заводе в большой компании. Его поддержка, конечно, помогала. Я был рад, что отец рядом, и когда мне становилось сложно – общался с ним и мне становилось намного легче. Между прочим, в детстве папа не воспринимал мое увлечение футболом серьезно, всегда говорил, что «футболист – это не профессия».

– Главный совет от отца?

– Особо советов не было, но он мне всегда говорил, чтобы оставался, не нервничал и старался достигнуть своей цели.

– Тебя не успели заявить на плей-офф Кубка УЕФА – через несколько месяцев «Зенит» победил в турнире. Расстроился, что не стал обладателем трофея?

– С одной стороны, был расстроен, что не могу участвовать в турнире, но с другой стороны я был с игроками, которые добились большого результата. Формально я не обладатель кубка, но очень рад, что был частью этого замечательного успеха.

– Знаю, что первые два года в «Зените» тебя вообще не принимали и считали слабым игроком. Тяжело находиться в ситуации, когда необходимо ждать своего шанса на скамейке запасных?

– Это был тяжелый период для меня. Не могу сказать, что меня вообще не принимали в команде. Я играл в чемпионате, но было тяжело пробиться в стартовый состав, потому что основа показывала отличные результаты. Старался выдержать конкуренцию и работал над собой, чтобы получить свой шанс.

– Были мысли об уходе?

– После двух лет редких появлений на поле, не скрою, хотел уйти. Были варианты с «Селтиком», еще интересовался «Нюрнберг», который тогда играл в Бундеслиге. Но тут произошли перемены в тренерском штабе «Зенита». Прошел подготовку к сезону, и Спаллетти дал шанс.

– Бывший спортивный директор «Зенита» Игорь Корнеев говорил: «Большого игрока из Губочана вылепил Спаллетти».

– Многое изменилось с его приходом. Это были лучшие годы в карьере! Мы завоевали много титулов, у нас была отличная команда, так что тот период вспоминаю с особым удовольствием. Я начал наслаждаться футболом, а чем больше играл, тем сильнее прогрессировал. Лучано дал главное – доверие – и я старался это доверие не потерять. Работал над каждой деталью, которую он мне показывал. Тактически Спаллетти очень сильно мне помог. Не могу сказать, что от природы я был наделен футбольным талантом, только своей работой и усердием добился доверия тренера.  

– Ты приходил в «Зенит» центральным защитником, но вдруг стал играть на краях. Где интереснее?

– Да, приходил центральным защитником, но при Спаллетти чаще всего играл слева в защите. К этому я должен был привыкнуть и освоить некоторые нюансы. Конечно, на поле комфортнее себя чувствую центральным защитником, но так вышло, что большую часть карьеры пришлось провести на фланге.

– Ты же правша и тебе, наверное, справа удобнее было играть?

– Согласен, удобнее было играть на правом фланге, но, получив шанс на левом, старался его не упустить. Большую часть тренировок и после тренировок развивал левую ногу. Дальше в карьере мне это сильно пригодилось, потому что стал более универсальным игроком.

– В чем специфика игры на флангах?

– В том, что нужно подключаться и развивать атаки. Первое время мне это доставляло очень много проблем. В атаке я был абсолютно не креативен и к навязыванию большинства не был готов, но вскоре более-менее освоился.

Выиграл конкуренцию у Бруно Алвеша, но с приходом Боаша прочно сел на лавку

– Момент с приходом Доменико Кришито. Ожидалось, что ты глубоко сядешь на лавку, а ты вытеснил из состава самого Бруно Алвеша. Какие отношения были с ним потом?

– С приходом Кришито меня с левого фланга перевели в центр, где конкурировал с Ломбертсом и Бруно Алвешем. На мои отношения с Алвешем никак не повлияло. Мы с Бруно даже после тренировок часто оставались поиграть в теннисбол. Ротация между нами тремя была достаточно частая. Никто не обижался.

– Что произошло с Виллашем-Боашем? Фактически он тебя выгнал из «Зенита», сделав ставку на Нету.

– После игры 1/8 финала Лиги чемпионов, в которой «Зенит» дома проиграл «Боруссии» со счетом 2:4, Спаллетти покинул команду, а в ответной игре в Дортмунде я получил травму и выбыл на несколько дней. Как раз в это время пришел Виллаш-Боаш, и сначала я не получал игровую практику из-за травмы, а потом полгода просидел на лавке.

При подготовке к новому сезону старался добиться доверия тренера, но, к сожалению, в то время проходил чемпионат мира, и Боаш просматривал новых игроков. И если ты не чувствуешь доверия тренера, надо искать новую команду.

– Ты считал себя хуже Нету?

– Конечно, я не считал себя хуже Нету, но у каждого тренера свое видение. Виллаш-Боаш видел других игроков в команде. Обид на Боаша никаких не держу, в футболе есть такие ситуации, когда ты должен принимать сложные решения.

– Был разговор с тренером?

– Нет, мы с ним не разбирали эту ситуацию. Сам принял решение перейти в «Динамо». Просто, когда видишь, что он тебя не ставит и ты ему не нужен в составе, почему я должен был разбираться в этом с ним?

Там была другая ситуация. Я хотел получать игровую практику, потому что должен был выступать за сборную на чемпионате мира. Просил тренера отпустить меня поиграть за дубль, но он не отпускал, так как это было большим риском для него.

Считает Суареса более мерзким игроком, чем Левандовски

– Свой последний матч за «Зенит» ты провел в Лиге чемпионов против «Боруссии» Дортмунд. На 90-й минуте Роберт Левандовски специально въехал коленом тебе в голову. Помнишь тот фол?

– Запомнил не только тот фол, но и нашу замечательную игру. Мы обыграли сильного соперника 2:1. Даже рад, что мой последний матч за «Зенит» был именно таким. 

Получив травму, я хотел продолжить матч, но мне не разрешили вернуться в игру. Все было залито кровью, но в тот момент не ощущал серьезность повреждения: адреналин в моей крови гнал меня на поле.

– Левандовски извинился?

– Не извинялся. Может, он сделал это не специально, но люди, которые видели этот эпизод, сами для себя сделают вывод, мог ли Левандовски в том моменте повести себя по-другому. 

– За год до этого, на «Энфилде», Луис Суарес прошелся по твоей спине. Кого ты после этого считаешь более мерзким игроком?

– У Левандовски таких ситуаций за карьеру было мало, а у Суареса репутация такая, что он неоднократно использовал грязные приемы. Поэтому для меня Луис Суарес более мерзкий игрок, чем Левандовски. 

– Самый сильный игрок, с которым ты играл в одной команде?

– К счастью, за карьеру поиграл со многими сильными игроками, например, в «Зените» – Аршавин, Кержаков, Халк; в «Марселе» – Пайет, Товен; в «Динамо» – Кокорин, Кураньи; в сборной Словакии – Гамшик и Шкртел.

– Расскажи про Марека. Он замкнутый?

– Нет, он откровенный, хороший пацан и добрый друг. У нас в сборной была группа игроков, которые дружили между собой. Мы до сих пор общаемся с ним по телефону.

– Замечал за ним звездность?

– Звездной болезни за ним не замечал никогда. Однажды, мы командой пошли на ужин в ресторан и один из болельщиков заметил Гамшика, а через минуту нас уже окружало 200 фанатов сборной Словакии, просивших фотографию с ним. Марек расписался всем ребятам и позволил сфотографироваться. Мы к этому времени все поели и Мареку пришлось ужинать одному.

*** 

Скучает по посиделкам на заднем дворике с Файзулиным и рыбалке (в Словакии не рыбачит – нет прав)

– Скучаешь по чему-нибудь в России?

– Скучаю, все-таки прожил там 9 лет. Скучаю как по Москве, так и по Санкт-Петербургу, но больше по Санкт-Петербургу, потому что этот город остался у меня в сердце. Скучаю по Премьер-лиге и футболу, в который там играют.

Не хватает русской еды: пельменей, хачапури, борща – фуууух! Моя жена научилась готовить борщ, но такой борщ, как в России, нигде не видел. Давно не был на рыбалке, после которой мы ездили в баню – в Словакии этого очень не хватает.

– Часто ездил на Финский залив порыбачить?

– Не могу сказать, что часто, но ездили и на Финский залив, и на озеро рядом с Петербургом. На рыбалке мне никогда не везло, редко получалось поймать что-то крупное. Из команды компанию составлял Витя Файзулин.

Вообще с Виктором часто общались не только на рыбалке, а как он говорил – на заднем дворике. Мы жили в одном поселке в соседних домах, там еще Камил с Радеком снимали дома неподалеку. Собирались всеми вместе и жарили мясо, играли в разные игры. Хорошее было время. 

– В Словакии гонял на рыбалку?

– Нет – у меня нет прав на рыбалку. В Словакии ты должен состоять в клубе рыбаков и сдать экзамен: какую рыбу можешь ловить, где и сколько. Что-то типа клуба охотников. Если ты поймал какую-то рыбу, должен записать ее в свой рыбацкий листок, а если этого не сделаешь и попадешься контролеру, то тебя могут не только оштрафовать, но и посадить на один или два года в тюрьму.

Мечтает побывать на камчатке, подняться на вертолете на вершину горы и скатиться с нее на сноуборде

– Известно, что ты – фанат сноуборда. Помнишь, как первый раз встал на доску?

– Обожаю сноуборд, горы, катание на лыжах. Начинал с лыж, когда еще был маленьким. Потом в 12 лет все ребята начали кататься на сноуборде, и я перешел на доску.

Последний раз катался два года назад в Словакии. Если у меня появляется свободное время, мы всегда уезжаем на дачу. Там неподалеку, на границе с Польшей и Чехией, находится горнолыжный курорт «Велка Рача». Дети любят снег, поэтому там учу их кататься на лыжах.

В период активной футбольной карьеры редко позволял себе покататься. Все-таки это очень опасный вид спорта и запросто можно получить серьезную травму.

– Самый крутой парк, который ты посетил?

– Ливиньо – самый солнечный горнолыжный курорт в Альпах. Ты можешь на высоте 3000 метров быть одет в короткую маечку и катать на сноуборде или лыжах. 

– Как ты представляешь идеальный день сноубордиста?

– Люблю встать рано утром и первым выйти на трассу, потому что она свободная. Едешь и кайфуешь от одной мысли, что ты первый проезжаешь по ней. Вообще, моя мечта сесть в вертолет, подняться на вершину горы и спрыгнуть на доске с вертолета. Я видел несколько курортов, где такое возможно, например, в Америке.

– Знаешь, что в России можно сделать подобный трюк на Камчатке?

– Это отлично! Камчатка – одно из тех мест, которое планировал посетить после завершения карьеры: там хорошая рыбалка, долина гейзеров, а если представится такая возможность прыгнуть с вертолета на заснеженные вершины – вообще будет круто! Мечты сбываются! Возможно, свою мечту я реализую на Камчатке.

Кайфует от мотоспорта, но жена не одобряет увлечение

– Откуда пошло твое увлечение мотоспортом?

– Когда был маленький, часто ходили с папой на соревнования. Между прочим, отец сам выступал на любительских соревнованиях по мотокроссу. Так и меня затянуло в мотоциклы, но, когда началась футбольная карьера, на мотике стал ездить реже, потому что было опасно.

В Питере часто бывал на треке рядом с Удельным парком, где катался вместе с нашим фотографом Славой Евдокимовым. Там же познакомился со многими людьми, занимающимися мотоспортом профессионально и постоянно спрашивал у них: как лучше прыгнуть, как сделать быстрый поворот, старался перенять все лучшее. 

Сегодня 70 зенитовскому Палычу – мегамужику-фотографу. 12 лет работал бесплатно, гоняет на мотоцикле, Боаш его обожает

– А если бы перед игрой упал с мотоцикла и получил травму?

– Было бы очень плохо, но я не ездил как бешеный. На треке ты не можешь разогнаться до большой скорости: там в основном прыжки, склоны – максимум до 100 км/ч. 

– В чем кайф мотокросса?

– Это адреналиновый вид спорта. Едешь на большой скорости, а потом резко подпрыгиваешь – и от всего этого получаешь кайф. Многие могут сказать, что от физической подготовки здесь ничего не зависит, все дело в мотоцикле, но это не так. Очень большую часть занимает физика и техническая оснащенность спортсмена.

– Жена одобряет твое увлечение?

– Жена не одобряет, ох, не одобряет… Поэтому на это увлечение остается все меньше и меньше времени и постепенно я пересаживаюсь на электробайк. В какой-то степени он мне заменяет мотик.

– Если бы у тебя была возможность за полчаса научиться чему угодно, чему бы ты научился?

– Хочу научится оказывать первую медицинскую помощь. Недавно в компании зашел разговор, что может случиться такая ситуация, что ты должен будешь кому-то оказать медицинскую помощь, а ты не знаешь, как это делается. Поэтому хочу пройти такие курсы, чтобы быть готовым ко всему.

Если вам понравился мой блог, не стесняйтесь и подписывайтесь, а также поддержите плюсом нераскрученного автора) Будет еще много интересных статей, ваш фидбек важен!

Последние материалы блога: 

Единственный сезон Сапогова в элите: придумал свой финт, забил головой в падении, передал диск Конте

Капитан «Валвейка» родился в Москве. Мама – русская, отец – дирижер, выступал с Селин Дион и до сих пор болеет за «Спартак»

Одемвинги теперь гольфист: рассказал про сборную мира с Гвардиолой, пьянку англичан и свою будущую школу в Нигерии

Мой Instagram для связи_pavlique  

Канал Telegram: t-do.ru/vospitannik

Фото: Facebook/OMONOIAfootball; fc-zenit.ru; globallookpress.com/Zamir Usmanov; РИА Новости/Антон Денисов

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья