Блог Фиеста

Бегунья Ирина Сергеева – о закулисье легкой атлетики

Ирина Сергеева заняла второе место на последнем чемпионате России по марафону и финишировала второй на главном российском забеге этого лета – московском полумарафоне. О своей карьере и о состоянии легкой атлетики в России Сергеева рассказала в большом интервью.

 

Пробежала первый марафон в 17 лет тайком от тренера, не ходила на тусовки и не могла расслабиться. Соревноваться приходилось с бегунами старше на 2 года из-за несправедливости отбора

– Ирина, в профессиональном спорте видна четкая тенденция – родившихся в первые месяцы года атлетов намного больше, чем родившихся в конце года. В Sports.ru выходило исследование на эту тему относительно футболистов, а в легкой атлетике значение этого фактора еще выше, не правда ли?

– Да, фактор времени рождения имеет большое значение на детском и юношеском этапе карьеры. Я родилась 25 декабря и это действительно создало некие сложности. Потому что мне приходилось бегать со спортсменами, которые были старше меня на год и на два. Мой 1987-й год рождения был, по сути, как 1988-й, а на молодежном чемпионате Европы мне приходилось соревноваться с девушками 1987-го, 1886-го и даже 1985-го годов рождения. А в таком юном возрасте это сильно сказывается – 19 лет тебе или 22. И дело не только в физическом преимуществе, но и в психологическом. Если ты постарше, то более психологически закален, можешь в сложные моменты перетерпеть, заставить себя. А когда ты молодой, то можешь пожалеть себя или забояться. Но когда переходишь во взрослый спорт, то там уже не важно, в январе ты родился в декабре, это более не дает преимуществ.

– В легкой атлетике вдобавок есть деление на возрастные группы сразу по два года. Лично я тоже родился в декабре нечетного года и, занимаясь в детстве бегом, оказался в одной возрастной группе с ребятами, кто на 22-23 месяца старше меня, поэтому не мог пробиваться на национальные чемпионаты. Это стало мне оправданием для ухода из спорта лет в 15. А вам это не помешало дорасти до призера молодежного чемпионата Европы и вице-чемпиона России по марафону. Как так?

– Может, дело просто в моем характере? Я очень упертая, козерог, и никогда не опущу руки. Меня может накрыть депрессия, но это временное явление. Наверное, мне передалась работоспособность родителей, хоть они и не были спортсменами. Пожалуй, тут еще много зависит и от тренеров и их симпатий и от жесткости тренировок. Меня гоняли очень сильно и давали мне такие тренировки что было очень тяжело, жесткий режим, тяжелые работы. Я в принципе с 17 лет не видела нормальной жизни – не могла пойти потусоваться, погулять с кем-то, не говоря уже о том, чтобы расслабиться и выпить вина вне самых основных праздников. А там сразу и результаты пошли, меня в сборную взяли и это стало моей работой. До сих пор именно бегом я зарабатываю на жизнь. Я не могу бегать медленно. Потому что если я буду бегать медленно, то мне будет нечего есть!

– Почему вы выбрали длинные дистанции? Чувствовалась предрасположенность к выносливости?

– Наверное, да. В секции, где мы оба занимались в детстве, акцент был на средние дистанции – 1,5 км, 800 метров и даже 400 метров я бегала. 800 метров я пробегала в районе 2 минут 16 секунд, 400 метров бегала чуть-чуть быстрее минуты, а полторашку я вообще не любила бегать. Но я любила бегать длинные кроссы. И делала это тайком от тренера. Бегала по 30 километров, но не быстро – в темпе в районе 5:00-5:10. А из моего Курска раньше, пока не закрыли Украину, всегда снаряжались автобусы на харьковский марафон. Ехать там всего три часа. И в 17 лет я поехала туда на марафон по своей инициативе. Мне просто нравились длинные кроссы, хоть я и занималась тогда бегом на 1,5 км и на 800 метров. В итоге я пробежала марафон за 3 часа 9 минут, даже заняла второе место. И мне было нормально после марафона. Ноги, конечно, подсадила, но меня не подвела выносливость, которая у меня, конечно, от природы.

Потом, незадолго до 18 лет, меня забрала к себе тренер Алла Жиляева, действующая рекордсменка России в беге на 10 000 метров (результат – 30.23,07 – Прим.авт.) Тогда она свою карьеру практически заканчивала. Она меня заметила, я ей понравилась, и Жиляева сразу поменяла мне специализацию на дистанции 5 и 10 км, где я заняла второе место на чемпионате Европы среди молодежи. С тех пор я и бегаю длинные дистанции. При этом пятерку я не очень любила. Мне больше идут более длинные дистанции. Вот десятка мне нравится, по стадиону люблю 10 000 метров бегать. Полумарафоны мне хорошо заходят, а марафоны я еще по сути не набегала.

– Сколько у вас было марафонов после Харькова?

– В 2011 году я пробежала в Гамбурге за 2:38. Тогда я перебегала в процессе подготовки к марафону. Такая история: мой бывший молодой человек очень быстро бегал марафоны, а когда мы с ним разругались и расстались, то он очень задел меня словами: «Ты никогда не пробежишь марафон, потому что ты эмоционально неустойчива». Мне очень захотелось доказать обратное, и я сказала своему тренеру: «Все, на весну находите мне марафон». И у меня было такое большое желание показать ему, что он не прав, что я перебегала. Я просто перегорела. Когда чего-то очень сильно хочешь, то мало чего получишь. В итоге к марафону у меня уже сильно болел ахилл. По ходу дистанции я пропустила пункт питания, не нашла свою бутылку воды. До 25-го километра все шло хорошо, а потом меня тупо «поставило». А вскоре после этого надорванный ахилл у меня совсем оторвался и на восстановление после операции ушло два с половиной года.

Следующий марафон я бежала только в 2015 году в Казани на чемпионате России. Результат вышел точно таким же – 2:38, но моей целью тогда было просто чтобы нога выдержала после очень сложной операции. В итоге я была довольна результат, хоть результат и средненький. После этого уже можно было двигаться дальше.

И следующий марафон я бежала уже в 2019 году – снова в Казани на чемпионате России, и заняла там второе место с результатом 2:31. В этом году я собиралась бежать следующий марафон в Сочи на чемпионате России, хотела там выполнить олимпийский норматив, но из-за коронавируса старт был отменен.

– Бывший молодой человек извинился за свои слова после марафона за 2:31 и серебряной медали на чемпионате России?

– Нет, да и за что тут вообще извиняться? Те слова были очень давно.

– Главное, что вы доказали не ему, а себе, правда?

– Собой я всегда собой недовольна. Как бы быстро я ни пробежала, я всегда собой недовольна. Мне всегда кажется, что где-то что-то сделала не так, что где-то себя пожалела, что надо было сделать как-то иначе, а я такая сопля бесхарактерная.

В России приходится бежать первой, чтобы не заблудиться на дистанции. Но есть и хорошее: из-за губернатора все чиновники в Курске стали бегунами

– Я смотрел трансляцию чемпионата России из Казани и это было очень скучно смотреть  – трасса идет вдоль каких-то унылых промзон, болельщиков почти никаких.

– Это далеко не главные проблемы. В 2015 году на казанском марафоне на чемпионате России я просто заблудилась на трассе, побежала не в ту сторону. Группу передо мной не было видно, и я оказалась одна на распутье между тремя дорогами, и не было ни фишек, ни волонтеров, чтобы было понятно, в какую сторону бежать. Только полицейские стояли. Я спросила у них, куда бежать, они говорят: «Не знаем». В итоге я не угадала направление и потом пришлось разворачиваться обратно и терять время.

Поэтому, когда в 2019 году чемпионат России снова был в той же Казани, то я досконально изучила весь этот казанский лабиринт, который они там понастроили опять, и я себе сразу сказала: «Я буду бежать впереди, чтоб только не заблудиться». Потому что с лидерами едет велосипед сопровождения. И, что на самое интересное, те девчонки, что бежали сзади меня, без велосипеда, тоже там заблудились и побежали не в ту сторону! Потому что там порой просто невозможно понять в какую сторону надо бежать!

Еще одна проблема – в Казани кругом горки! А на пятнадцатом километре там просто не в меру высокая гора, на которой даже Степан Киселев (победитель забега – Прим.авт.) пробежал километр лишь на 3:30. Поэтому, если нужны достойные результаты для выполнения норматива на Олимпиаду результаты, то нужна более плоская трасса. Так что я полностью поддержала идею сделать чемпионат России по марафону в Сочи на трассе «Формулы-1». Там трасса идеально ровная, и хоть круг там небольшой – около пяти километров, но пробежать 8 кругов – это не проблема. Там хоть не заблудишься! Плюс на каждом круге тренер будет давать тебе воду и не надо будет переживать, чтобы на очередном пункте питания издали надо заметить и схватить свою бутылочку и чтобы никто не сбил ее со стола. После тридцатого километра бежишь в таком состоянии что просто не видишь своих бутылок вообще! И в этом году марафон должен был пройти как раз на трассе «Формулы-1». Так жаль, что он накрылся из-за коронавируса. Федерация теперь надеется провести его третьего декабря, но непонятно, состоится ли он, получится ли арендовать трассу.

– Для понимания образа жизни профессионального спортсмена: когда вы последний раз были дома?

– Восемь месяцев назад. Я горжусь представлять Курск – там я родилась, там мои тренеры и родители, там я работаю. Но последний раз я была дома на Новый год. Январь, февраль и март я провела на российском сборе в Кисловодске. Потом наступил карантин, а в Курске губернатор основательно к этому подошел, поэтому, чтобы не рисковать пропуском тренировок, я решила остаться в Кисловодске, сняла там квартиру уже сама.

– Курский губернатор Роман Старовойт преодолел в Барселоне полную дистанцию Ironman – это без пауз 4 километра вплавь, 180 километров на велосипеде и 42 километра бега, и после этого Старовойт сделал себе татуировку финишера Ironman. Это же просто потрясающе!

– Да, он классный. Честно говоря, я горжусь, что у нас такой губернатор. И самое главное, что город сильно улучшился. Например, от моего дома до реки Боевка – самого удобного в Курске места для длинных пробежек – всего-то 800 метров, но там всегда были кусты, где можно было встретить всяческих нехороших дядей. А сейчас там вырубили все деревья и разбили классный парк, стало очень круто. Количество спортивных объектов в Курске стремительно растет.

И, что интересно, стоило в Курске появиться бегающему губернатору, как все чиновники вдруг резко начали бегать. Роман Старовойт бегает на Боевке в шесть утра, и ради того, чтобы быть поближе к губернатору, туда стали выползать на пробежки масса чиновников, да и не только они. Я как-то бегала на Боевке рано утром и была шокирована тем, насколько много стало в Курске бегунов-любителей. Количество участников массовых стартов тоже растет, и сам Старовойт стартует на всех городских забегах.

– С охранниками бегает?

– Без.

Про московский полумарафон, маленькие призовые и смену гражданства ради участия в международных соревнованиях

– Поговорим про московский полумарафон. Как вам Москва?

– Я вообще не очень люблю Москву. Большой суетной город. А я люблю спокойную жизнь. Чем старше становлюсь, тем лучше понимаю, что мне все равно как далеко уезжать от крупных городов, главное, чтобы природа была красивая. Очень люблю горы, заряжаюсь там энергией, у меня даже мечта купить в Кисловодске квартиру. А в Москве максимум два дня могу побыть. Я тут становлюсь совсем пустая.

– Забеги серии «Бегового сообщества» в Москву и Петербурге стали пока по сути единственными топ-стартами в мире начиная с марта. К элитным спортсменам были  серьезные требования по соблюдению всех антивирусных норм?

– Да. У нас измеряли температуру очень часто. Мы сдавали по несколько тестов на коронавирус. На старт выходили в масках и даже разминались в них. Даже на стартовой линии нас расставили на расстояние метра чтобы соблюдать социальную дистанцию. И только за десять секунд до выстрела пришло время снять маски.

– Вы очень резко стартовали, поначалу даже оставили за спиной Искандера Ядгарова!

– Просто девчонок в этот раз поставили впереди. Я даже не знаю почему. Ну, тем лучше было для нас. Я всегда резко стартую. Мне главное сразу выскочить, чтоб меня в общей толпе не затоптали. Дальше мы долго бежали вместе с Леной Коробкиной (победительницей забега – Прим.авт.). Она молодец, делала все правильно, спряталась от ветра за пейсмейкером. А я высокая, мне было за него не спрятаться.

– Коробкина в итоге установила рекорд трассы, а вы к середине дистанции бежали в темпе с опережением рекорда трассы на полторы минуты. Не слишком ли быстрая первая половина?

– Я пробежала в итоге ровно с тем временем, на которое и рассчитывала (1:12:00 – Прим.авт.). На первой половине я действительно рискнула и побежала быстрее своего объективного уровня готовности. Но я вообще не люблю плестись сзади и всегда начинаю быстро. На 12-м километре после разворота был сильный ветер, там я дала слабину, и Лена в это время убежала в отрыв. Следующие два километра мне было тяжело, но потом опять вышла на прежнюю скорость. Мне только обидно, что результат вышел 1:12:00, а не 1:11:59. На последней финишной прямой был очень сильный ветер, и эта финишная прямая казалась бесконечной.

– Какая у вас была мотивация так гнать на финишной прямой, когда Коробкина уже закончила дистанцию, а бежавшая на третьем месте девушка отставала на десятки метров?

– Тут принципиально важно выложиться, чтобы реализовать свою подготовку. Дело уже не в месте, а во времени, чтобы показать достойный результат. Плюс были финансовые бонусы за определенные отметки. Если выбегаешь из 1:13 – один бонус, если выбегаешь из 1:12 – другой.

– Чтобы пробежать быстрее 1:12, вам не хватило пятнадцати сотых секунды. Можете сказать, на сколько денег больше вы бы заработали, если бы пробежали на 0,15 секунды быстрее?

– 50 000 рублей.

– А какими были гонорары за призовые места?

– 100 тысяч рублей за первое место, 60 тысяч за второе и 40 тысяч за третье. Мне было обидно за Алину Прокопьеву, которая заняла пятое место с очень достойным результатом – 1:13:17. Ей не хватило лишь 17 секунд до звания мастера спорта международного класса. Очень хороший результат! И за такой классный результат она получила лишь 10 тысяч рублей. Хотелось бы, конечно, чтобы призовые были побольше. Если сравнивать это с деньгами, которые можно было бы зарабатывать на европейских забегах, где все аффилированные со сборной России бегуны не могут выступать – это просто небо и земля. Но хорошо хоть так. Когда я бегу, то никогда не думаю о деньгах. Смысл жизни же не в деньгах! А в их количестве. (Смеется.) На самом деле деньги портят людей.

– Вы подходите сейчас к наилучшему возрасту для марафонца, когда обычно достигаются самые высокие результаты. Равно как и чемпион России по марафону Степан Киселев, например. И в ваши лучшие годы вы не можете участвовать в международных соревнованиях, сильно теряете в деньгах, плюс остаетесь без должной конкуренции на забегах, а без конкуренции замедляется и прогресс. Обидно?

– Да. Но я же не одна такая. Я все-таки надеюсь, что когда-нибудь нашу страну откроют. Может быть, надеюсь, что мне даже дадут нейтральный статус, хоть у меня и была дисквалификация. Надежда умирает последней. Я планирую еще очень долго бегать. Может быть, буду и в ветеранских соревнованиях участвовать. Марафоны можно хорошо бегать и за 40 лет. Главное, чтоб было здоровье. Но обидно, да, что время уходит. У меня сейчас самый идеальный возраст, а реализовывать себя толком негде. В России постоянно бегаешь с одними и теми же людьми. На сборах одни и те же люди, на стартах те же самые люди. Многие из-за этого закончили карьеру. Одни – после допингового скандала, другие – потому что потеряли мотивацию. Остались в основном те, кому больше тридцати лет, а не молодые бегуны. Количество элитных бегунов на соревнованиях очень сильно сократилось.    

– Победитель московского полумарафона Ринас Ахмадеев заявил о готовности сменить спортивное гражданство ради участия в международных соревнованиях...

– Он, наверное, за Белоруссию может начать выступать, у него же тренер – белорус. А почему бы и нет? Я бы тоже, может быть… Но для этого мне, наверное, надо выйти замуж за белоруса…

– Но Ринас Ахмадеев вроде не женился на своем тренере.

– Ну его тренер наверняка лучше других знает как попасть в белорусскую сборную.

– А вы готовы выступать не за сборную России?

– Для смены спортивного гражданства нужно еще ждать два года от подачи заявки… А это тоже время. Я пока об этом не задумывалась предметно. Честно говоря, я не знаю, что делать.

– У вас нет ощущения, что государство кинуло легкоатлетов и проявляет к ним только наплевательское отношение?

– Можно я не буду на это отвечать?

Этика на забегах: можно ли участвовать без регистрации? Бежать с орущей колонкой? А останавливаться у пункта питания?

Больше о марафонах и триатлоне – в разделе «Здоровье»

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья