Блог Блогбастер

Говорят, в «Енисее» бунт: футболисты отказываются работать с руководством

Интервью с директором клуба плюс комментарии игроков.

В последние полгода вокруг «Енисея» происходит странное: дважды за месяц появляются новости об отставке Юрия Газзаева (в пятницу стало известно, что контракт с главным тренером продлен не будет), спортивный директор уводит у клуба социальные сети, а на прошлой неделе стало известно, что 80% игроков «Енисея» готовы покинуть команду из-за нежелания работать с руководством.

О том, что происходит в клубе, рассказал директор «Енисея» Алексей Ивахов.

Слева - Алексей Ивахов

– Как и когда вам предложили стать директором «Енисея»?

– В ноябре прошлого года министр спорта [Красноярского края] Павел Александрович Ростовцев предложил встретиться, и сказал: «Мы знаем тебя, как человека, который много лет проработал в «Енисее», прошел в клубе все этапы, он тебе родной. [У тебя] есть опыт работы тренером и функционером. Сейчас клуб в тяжелой ситуации. Включайся в работу. Надо поднимать клуб на те высоты, на которых он был».

– Ваше назначение болельщики восприняли негативно, предрекая «Енисею» ПФЛ. Почему так?

– Надо спросить у болельщиков. Они же должны на чем-то основываться, правильно? Я пришел в клуб, когда команда была на пятнадцатом месте. Мне обозначили, что необходимо выйти из «красной зоны»: быть выше пятнадцатого места, и уделить большое внимание созданию фундамента для подготовки резерва главной команды.

– Зимняя сага с Газзаевым. Что это было?

– Я разбираюсь в футболе в силу того, что у меня есть тренерская категория UEFA Pro. Мы с Юрием Фарзуновичем по-разному видели развитие клуба, но при этом у нас была общая цель: чтобы клуб ни в коему случае не вылетел во Вторую лигу. «Енисей» не заслуживает это ни при каких условиях. В этих непростых взаимоотношениях бывает разное, но еще раз говорю: и сейчас, и в ходе подготовки к возобновлению сезона мы с Юрием Фарзуновичем говорили на одном языке.

– Почему тогда за месяц дважды была новость о его уходе?

– Когда я пришел в клуб, Юрий Фарзунович уже провел определенное количество игр. Мы собрали информацию, проанализировали, и поняли: опытный, уважаемый тренер, но результата нет. Такое бывает. При этом он попал в сложнейшую ситуацию: пришел в команду, когда она уже была сформирована другим тренерским штабом и времени на то, чтобы поставить игру, у него не было.

В какой-то момент, мы пришли к соглашению, что на данном этапе не будем сотрудничать. Потом, переосмыслив ситуацию, мы решили, что будем сотрудничать и договорились идти вместе. Непростая ситуация, говорю откровенно. Эта история касается двух людей. Я не могу и не хочу сейчас сказать что-то такое, что может обидеть Юрия Фарзуновича.  

– Информация об уходе Газзаева не соответствовала действительности?

– Она соответствовала действительности, и такие ситуации были. Поймите, когда человек говорит: «Я ухожу», а потом говорит: «Я не ухожу» – это же его решение.

– У него были мысли об уходе, но он дважды передумывал?

– Совершенно верно.

– В мае у него закончился контракт. Почему он не был продлен?

– По тренеру окончательное решение за учредителем клуба. Я, как директор футбольного клуба, кроме Юрия Фарзуновича, предоставил учредителю троих кандидатов на пост главного тренера. На данном этапе решили не продлевать контракт.

– Если вы предоставили несколько кандидатов, значит вас не устраивает качество работы Газзаева?

– Ни в коем случае. Есть несколько важных составляющих: возможности (бюджет) и спортивные задачи. Исходя из них определяется главный тренер.

– Почему тренера назначает учредитель?

– Бюджет формируется непосредственно учредителем: Министерством спорта и Правительством Красноярского края. Это не мой частный клуб. Я выполняю свои трудовые обязанности исходя из своих профессиональных качеств, но не могу принимать решения без учредителей клуба. Они выделяют денежные средства и контролируют их.

– Механизм такой: согласовывается бюджет, под него выбирается тренер, который подбирает состав, и, исходя из футболистов, формируется задача на сезон. Верно?

– Конечно. Нужно понимать, какие у нас есть финансовые возможности.

– В апреле министр спорта Красноярского края сказал, что в новом сезоне снижения бюджета не будет. В прошлом году он был 800 миллионов. Какой он сейчас?

– Наш бюджет – 236 миллионов рублей. При этом у клуба есть трудовые обязательства, которые мы не можем себе позволить – зарплаты футболистов не вписываются в новый бюджет. За эти полгода мы сделали все возможное чтобы: первое – достичь спортивного результата, второе – чтобы у клуба не было никаких кредиторских задолженностей. Мы эту ситуацию выровняли.

В связи со сложной экономической ситуацией в стране и Красноярском крае нас попросили минимизировать затраты. Бюджет «Енисея» на оставшийся год требует дофинансирования. Сейчас мы ждем решения по этому вопросу. Повторюсь, исходя из этого будут ставиться спортивные задачи, назначаться тренер. У меня, как у руководителя, будет возможность формировать команду с главным тренером на предстоящий сезон.

– На какое место в ФНЛ может претендовать клуб с бюджетом в 236 миллионов?

– При этом бюджете можно претендовать как на первое, так и на пятнадцатое [место]. Суть не в этом. У клуба есть обязательства и важно их исполнять.

– История с соцсетями. Зачем это было нужно бывшему спортивному директору?

– Надо спрашивать у тех людей, которые это делали. Это говорит о безнравственности, невоспитанности и, самое главное, о вреде футбольному клубу.

– У вас был с ним конфликт?

– У меня не было с ним никаких конфликтов. Более того, когда меня назначили, мы договорились, что оба должны приносить пользу футбольному клубу. Он сказал, что готов работать, вне зависимости от того, кто является директором. А я, в свою очередь, ответил, что мне не важно, с кем он работал до меня. Есть клуб, и мы работаем в его интересах.

Конечно же, мы не могли работать вместе, после того, как все выяснилось: нам удалось вывести человека на чистую воду. Увы, этот специалист не приносил пользы, а вредил клубу.

– Как он объяснил свой поступок?

– У меня в голове не укладывается, как так можно делать. Для него это нормально, видимо.

– Тогда же красноярский телеграм-канал опубликовал контракт Александра Харитонова, а вскоре стал партнером клуба. Как такое возможно?

– Насколько я понимаю, этот канал не был первоисточником, а просто подхватил информацию. После публикации наш сотрудник связался с ними и объяснил, какая действительно ситуация в клубе. После этого с этим каналом начались правдивые взаимоотношения. 

– В феврале участие клуба в ФНЛ было под вопросом.

– Была еще одна проблема: нашу почту вскрыли и украли, удалили оттуда очень много информации. Например, когда приходил запрос от РФС, у нас не было возможности дать им качественную информацию в ответ в силу того, что у нас ее не было. При этом мы плотно работали с сотрудниками РФС и оперативно ликвидировали все погрешности, неточности. Не было угрозы закрытия клуба. Были сложности, были определенные противодействия, но мы со всем справились.

– Противодействия с чьей стороны?

– Со стороны тех людей, кто продолжает противодействовать.

– Вы можете их назвать?

– У меня нет точных доказательств, есть только домыслы: кто занимался пакостным делом в соцсетях, тот и продолжает этим заниматься.

– Это люди связаны с прошлым руководством?

– Наверное. Может быть одни из них. Я не могу сказать: связано ли как-то с этим прошлое руководство (Денис Рубцов, экс-директор «Енисея» – прим. авт.) или нет. У меня нет прямых доказательств, но специалист, который участвовал во взломе соцсетей, и с его руки писали всю эту мерзость и ложь, признался в этом.

– В четверг появилась информация, что 80 процентов игроков «Енисея» не хотят работать с вами.

– Мое мнение – такой ситуации нет. Ни один футболист не позвонил мне и не сказал: «Я не хочу играть в «Енисее», потому что там директор Ивахов». Только один футболист попросил отпустить его по семейным обстоятельствам.

Есть футболисты, которые на контрактах и есть футболисты, у которых контракт заканчивается: таких 16 из 39 – они находятся в неопределенном состоянии. На днях я созванивался со многими из них, просил подождать несколько дней – когда будет понимание по главному тренеру и финансированию, тогда мы перейдем к конкретике.

Если кто-то чем-то не доволен, он может позвонить [мне], высказаться. У нас сейчас нет спортивного директора, который бы мог быть мостиком между футболистом и руководителем. При этом я абсолютно адекватный и несложный человек – мне всегда можно позвонить по любому вопросу, что ребята и делают. Я очень много внимания уделяю каждому футболисту, вне зависимости от его статуса и зарплаты.

– Почему у вас нет спортивного директора?

– С предыдущим спортивным директором мы расстались по причинам, о которых я уже сказал. Найти спортивного директора, который бы сразу мог приступить к обязанностям, было непросто. Часть обязательств мне пришлось взять на себя, часть – Александру Алферову (тренер-селекционер «Енисея» – прим. авт.).

В ближайшие полгода у нас не будет спортивного директора в связи с пересмотром ставок административно-управленческого персонала. Пришлось очень сильно ужаться в связи с коронавирусом и новым бюджетом.

– Разве спортивный директор не является важной фигурой в футбольном клубе?

– Согласен полностью. У директора должен важный помощник, который формирует команду, контактирует с главным тренером. Но у нас просто нет такой возможности.

– По какому поводу два экс-игрока «Енисея» Клещенко и Долгов обратились в Палату по разрешению споров?

– В межсезонье я приступил к выполнению своих обязанностей. Тренерский штаб определился с футболистами, на которых он не рассчитывает. У них были действующие контракты, клуб вел с ними переговоры о расторжении [контракта]. В итоге мы заключили соглашение, по которому ни у кого ни к кому нет претензий. Был составлен документ. Футболистам выплатили все, что было указано в этом документе.

Через какое-то время их представитель стал говорить, что клуб должен им по 200 тысяч премиальных за игру. У нас есть внутреннее положение о премировании. И как бы не хотел футболист, его агент или директор клуба, мы работаем в рамках российского законодательства и следим, чтобы все деньги, выделяемые Правительством Красноярского края, применялись по назначению. «Енисей» – клуб, субсидируемый Правительством Красноярского края. Прежде чем потратить копейку, мы все взвешиваем. Если должны – мы выплачиваем. Если нет – на каком основании мы должны это делать? Наши юристы провели работу по оценке этой ситуации и все в один голос сказали, что наш клуб прав.

То, что об этом выходят статьи, причем на одних и тех же ресурсах, лишний раз доказывает, что кому-то выгодно чтобы вокруг «Енисея» не утихал негатив.

– Почему клубный сайт уже месяц находится в режиме технического обслуживания?

– Мы приняли решение модернизировать сайт. Он был хороший, но время быстро летит. Это связано со многими моментами. Клуб нуждается во внебюджете, чтобы снизить нагрузку на бюджет. При помощи современных инструментов планируем маркетинга зарабатывать денежные средства для развития клуба. Теперь у нас будет онлайн-магазин, где болельщик сможет приобрести атрибутику клуба. В ближайшее время он заработает.

– Вы уже полгода являетесь директором клуба. Как оцените свою работу?

– Мы проделали большую работу. Времена были очень сложные. Все что от меня зависит, я делаю для пользы клуба. Мне бы хотелось, чтобы мы сразу же стали бороться за высокие места, больше общаться с болельщиками, потому что есть определенное недопонимание. Мы планировали провести турнир для болельщиков, организовать очередную встречу – наладить взаимодействие, чтобы люди имели больше информации о том, что происходит с футбольным клубом, но не успели – помешал коронавирус. Обязательно это сделаем.

Самое главное – мы сохранили клуб в ФНЛ по спортивному показателю, как бы там ни было. За две игры мы поднялись с пятнадцатого место на четырнадцатое. Потом начался коронавирус, сезон завершился. Второе – создали молодежную команду, привлекли наших специалистов, есть обойма ребят, на которых в дальнейшем мы будем рассчитывать.

Сейчас хвастаться особо нечем, да и незачем. Я пришел в клуб, который шел на пятнадцатом месте. При этом клуб играл в Премьер-лиге, это все помнят, у нас очень требовательные болельщики. Моя задача, как руководителя, красноярца, сделать все возможное, чтобы нашим клубом гордились.

 ***

Комментарии игроков, которые, по данным источника, готовы покинуть «Енисей».

Александр Зотов:

– Тут обсуждать нечего. Не знаю, откуда появилась такая информация. У меня контракт с «Енисеем» до 30 июня 2021 года, и я планирую отработать его до конца.

Константин Савичев:

– Да, действительно. У меня контракт еще на сезон, но я поставил в известность руководство о желании уйти. Я долго думал над этим решением, оно далось мне не очень легко. Ведем диалог, будем приходить к общему знаменателю. Причину ухода хочу оставить без комментариев.

– Если вам поднимут зарплату вдвое – все равно уйдете?

– Да. Дело не в деньгах.

Артем Делькин:

– Я не давал никаких интервью по этому поводу. Желание покинуть клуб из-за директора у меня нет. У меня был годичный контракт, он заканчивается 31 мая. По поводу возможного продления со мной никто не связывался. Непонятно, кто будет тренер, какие задачи будет ставить клуб. Поэтому некоторые ребята и хотят уйти, потому что нет определенности, все в подвешенном состоянии. Жесткой позиции отказаться у меня нет. Буду отталкиваться от того, какие будут условия и задачи.

– Еще там сказано, что футболистам несколько раз сокращали зарплату.

– Нас отправляли в отпуск. Зачем? Я в это особо не вникал, этим занимался мой юрист. Когда началась ситуация с коронавирусом, нам сократили зарплату на десять процентов в двух месяцах. Меня еще полностью не рассчитали, но не могу сказать, что это большие долги. Думаю, рассчитают, как раз по окончании контракта.

– За последние полгода из «Енисея» поступали не самые позитивные новости. Как это сказывалось на команде?

– Естественно это сказывается не лучшим образом на команде, микроклимате. Непонятно, для чего это делается. Мне кажется, надо прийти к общему знаменателю тем, кто борется за власть. В клубе дела обстоят нехорошо: нет взаимопонимания между тренером и директором. Я думаю, из-за этого и появляются такие новости.

Интервью с Арвеладзе: о неожиданных вопросах Ван Гала, политике Каладзе и принципах Урганта

«В каждом сезоне происходили мистические вещи». Как португальской «Лейрии» мешали выйти в Суперлигу

Интервью с Шарифом Мухаммадом, который играл за «Анжи» и рассказал об откатах в молодежке. Сейчас он капитан сборной Афганистана и чемпион Мальдив

Фото: vk.com/fcenisey.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья