Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Наш Ермак

Кто поведёт за собой ангарский «Ермак» в новом сезоне

Главный тренер «Ермака» Олег Болякин охотно согласился на интервью, но сразу же сказал: беседа не должна помешать тренировочному процессу, нужно успеть пообщаться до начала тренировки. Предсезонка – самый важный этап подготовки, здесь расслабляться нельзя ни тренерам, ни хоккеистам.

«Цели? Попасть в плей-офф и вернуть болельщиков»

– Работы много у нас сейчас, – начинает разговор Олег Болякин, – команда строится новая. Пришли игроки, которых мы специально брали для усиления определённых позиций. Мы, тренеры, работаем с хорошим настроением, и наша задача сейчас – передавать этот позитивный настрой хоккеистам.

– Игроки уже втянулись в рабочий ритм?

– Да, у нас уже идёт третья рабочая неделя. Сначала у нас был втягивающий микроцикл, это первая неделя. Потом пошёл подготовительный базовый этап. Сейчас уже хоккеисты хорошо «переваривают» нагрузки, адаптировались к ним.

На лёд мы вышли уже на первой неделе. У меня такая методика, я всегда чередую лёд и землю, чтобы им и психологически было легче работать, и чтобы навыки катания восстановились у всех хоккеистов. Кто-то из них катался на льду во время отпуска, кто-то – нет. И вот для того, чтобы их подвести к общему знаменателю, мы в первую неделю проводим двухразовые занятия, чередуя тренировки на льду и на земле.

– У «Ермака» будет большой перерыв между последним контрольным матчем предсезонки и первой игрой регулярного чемпионата ВХЛ (с 19 августа по 9 сентября). Планируете ли вы ещё какие-то спарринги проводить в этот промежуток времени?

– Понимаете, мы план подготовки верстали с учётом календаря ВХЛ. Сначала нам объявили, что чемпионат начнётся с 25 августа. Сергею Олеговичу Гордееву, администратору «Ермака» пришла официальная бумага, где нас просили не строить какие-то планы на конец августа. Под такой календарь мы и сформировали подготовительные сборы. Потом дату отодвинули. Но ничего страшного. Как только всё определится, мы будем думать, что делать дальше. Если «окно» останется, будем искать спарринг-партнёров. Думаю, ещё две игры нам надо будет провести.

У нас весь план подготовки расписан. 20 и 21 июля мы играем во Владивостоке, потом возвращаемся в Ангарск. Здесь мы с 24 по 28 июля тренируемся, даём игрокам базовый микроцикл – максимальные нагрузки. Отработаем это – поедем в Китай. Там у нас будут и игры, и тренировки. Постепенно нагрузку начнём снижать. Потом сыграем с Красноярском, вернёмся домой и вновь дадим базовый микроцикл. После этого будем искать две игры. С 1 сентября снимаем нагрузки, переходим на одноразовые тренировки. Будем шлифовать нашу работу тактическими занятиями, чтобы к началу чемпионата вывести игроков на пик формы.

– Довольны ли вы теми изменениями, которые внесены в регламент относительно перехода к конференциям и дивизионам?

– Моё личное мнение, гладкий календарь был бы более предпочтителен со спортивной точки зрения. Количество команд увеличилось? Ладно, давайте сыграем 66 матчей, по одному дома и в гостях, но турнир тогда начнём раньше. Но какое решение есть, такое и есть. Будем играть по тому принципу и с теми соперниками, которых определит лига.

– Какие цели вы обозначили перед командой на новый сезон?

– У нас есть основная цель – попасть в плей-офф. Это первостепенная задача для всех клубов. Нужно будет играть на максимально возможный результат. С нас ведь спрашивать будут руководители. Никто не нанимает тренеров и игроков, чтобы те поднимали руки. Все хотят видеть победы.

Ещё одна цель – вернуть болельщиков на трибуны. Было отрадно, когда в конце сезона люди пошли. Когда я только приехал, ходило по 500-600 человек. А на последних играх, когда мы уже и побеждать начали, приходило по 3 тысячи человек, и даже больше бывало.

«Ермак» обыграл «Адмирал» в первом товарищеском матче сезона со счётом 2:1

«Дал поиграть без установки. Итог – 0:3 после восьми минут»

– Вы пришли в «Ермак», когда тот находился в крутом пике, проигрывая раз за разом. Что подвигло вас возглавить команду в столь сложный период времени для неё?

– Возвращение в Высшую хоккейную лигу было для меня принципиально важным. Я не работал в ВХЛ с 2012 года, с тех пор, как ушёл из «Казцинк-Торпедо». Поэтому, когда мне позвонил Александр Георгиевич Быков и предложил стать тренером «Ермака», я практически не раздумывал. Он мне объяснил, в какой ситуации находится команда, поэтому я прекрасно понимал, куда я ехал. У меня есть система, которую я хочу привить коллективу. Со мной приехал Дмитрий Александрович Крамаренко, с которым мы вместе работаем уже не один год.

– «Ермак» после Нового года одержал побед больше, чем некоторые команды из топ-10 ВХЛ. В частности, меньше матчей выиграли такие опытные команды, как «Лада» или «Югра». С чем связан такой результат?

– Увидели ребят, поговорили с ними, решили, что из ситуации, в которой мы оказались, нужно выходить всем вместе. К тому же, все понимают, что мы в первую очередь играем для болельщиков. Хотя бы в концовке сезона они должны были увидеть, что команда воюет. Нам нужно было правильно обернуть и донести до хоккеистов те принципы игры, которые были у нас, тренеров, в голове. Их же 22 человека в команде, нужно было их объединить.

В последнем матче прошлого сезона в Тюмени я провёл небольшой эксперимент, не стал давать ребятам никаких установок, просто попросил их получить удовольствие от игры. Всё-таки задачу-минимум мы выполнили – ушли с последнего места. Хотя была возможность обойти «Молот-Прикамье» ещё. Я не вмешивался в игру в первом периоде. Итог – 0:3 после первых восьми минут игры. Жизнь сама всё расставила на свои места. Когда работает система, есть игра.

– В «Ермаке» из состава образца прошлого сезона остались 11 хоккеистов. Вы этим довольны, или хотелось бы сохранить большее число игроков?

– Конечно, хотелось бы оставить некоторых ушедших ребят. Например, Никиту Короткова. Вокруг него мы строили игру звена, он в какие-то моменты мог взять инициативу на себя и принести команде положительный результат. К сожалению, он принадлежит «Сибири», сейчас они его пробуют у себя.

Ещё одна потеря – вратарь Максим Дорожко. Он тоже ушёл из-за того, что нам не принадлежал, права на него находятся у подмосковного «Витязя». Хотя по Максу сейчас у нас идёт диалог с «Витязем». Не так давно я разговаривал с их генеральным директором Игорем Варицким. Есть вероятность, что Дорожко вернётся. Если это произойдёт, то вратарская бригада у нас будет очень сильная, вопрос с ней закроется. У нас будет три вратаря хорошего уровня – остался Вадим Никитин, ещё «Адмирал» даёт Михаила Боярчука.

– В условиях лимита на возрастных игроков стало сложнее работать?

– Сейчас в каждой стране, в каждом чемпионате вводятся различные ограничения. Это было и в Казахстане, где я работал раньше. В принципе, существовать в таких условиях не трудно, молодых хоккеистов сейчас много. Сложность есть в том, что их нужно, образно выражаясь, «пропускать через сито», но это наша работа.

В моём понимании, если бы лига ограничила заявку команд семью возрастными игроками, было лучше. Возраст с 29 до 33 лет – это золотое время для хоккеиста, его расцвет. В лиге сейчас 34 команды будет. Добавь туда хотя бы по двум «взрослым» игрокам, и общий уровень значительно вырастет. Хоккеисты в зрелом возрасте должны приносить пользу команде. Тем более, болельщики ходят на фамилии, на известных игроков. Такие есть и в ВХЛ. Но это моё субъективное мнение.

– В то время, когда вы играли в Высшей лиге, она была сильнее нынешней ВХЛ?

– Та лига была более мужской, что ли. Хоккеисты были взрослые, характерные. Сейчас уже время другое, люди стали другими. Раньше многие игроки выходили с улицы, сейчас больше стали все домашними. Их мамы и папы возят, в больших городах (Москве, Санкт-Петербурге) у пацанов водители уже есть. Поэтому сложно однозначную оценку дать. В плане организации нынешняя «Вышка» вряд ли сильнее той, что была. Зато игра здесь стала намного быстрее. Здесь омоложение пошло на пользу.

«Спорт – 2 часа хоккея, всё остальное – жизнь»

– Есть люди, которых вы бы могли назвать своими учителями на тренерском поприще?

– У меня были хорошие учителя на протяжении карьеры. В Караганде работал с Валерием Григорьевичем Паниным, сейчас он начальник отдела скаутов в тольяттинской «Ладе». Под руководством Валерия Зиновьевича Картаева (легенда челябинского «Трактора» как игрок и как тренер – ред.) тренировался в «Автомобилисте». Считаю двух этих тренеров примерами для себя, многому научился у них.

– Вы несколько лет работали тренером молодёжной сборной Казахстана, под вашим руководством команда играла в элитном дивизионе. Согласны с мнением, что вам довелось работать с одним из самых талантливых поколений казахстанских хоккеистов за последние годы?

– Знаете, здесь я с вами не соглашусь. Очень сильные хоккеисты родились в конце 1970-х годов. Тогда и вратари были знаменитые – Виталий Колесник, Виталий Еремеев. Защитников вообще перечислять можно очень долго, их человек 40 есть высокого уровня, которые играли и на Олимпийских играх… Хорошо тогда работала усть-каменогорская школа, «Торпедо» тогда было базовой командой для всех сборных Казахстана.

Евгений Рымарев стал лучшим снайпером молодёжной сборной Казахстана в 2008 году под руководством Олега Болякина

Свои позиции хоккей в Казахстане начал терять в 1990-е годы. Тут вкупе всё сработало: кроме того, что хоккей пришёл в упадок, ещё и рождаемость в стране снизилась в принципе. Меньше стало мальчиков рождаться. Набор хоккеистов со временем становился всё меньше и меньше. Раньше можно было выбирать из 50 человек, которые приходили в школу. Потом стало так, что иногда на набор приходило человек 15 всего лишь. Даже выбирать не из кого было. Случился провал.

Когда я был главным тренером, мы брали хоккеистов 1987—1989 годов рождения. Среди них были талантливые ребята, но я бы не назвал то поколение «самым-самым». Но у нас работала система, поэтому был положительный результат.

– Из «Иртыша» вы ушли из-за закрытия команды. Как это произошло?

– Да, так и получилось, и это было очень неожиданно. Мы тогда доиграли сезон в Первой лиге, неплохо выступили, хотели перейти в Высшую лигу. Уже обо всём договорились даже с руководством области, мы с акимом об этом разговаривали. На базе «Иртыша» была молодёжная сборная Казахстана. У нас было 12 человек из молодёжки, и ту практику, которая им нужна была, они получали в «Иртыше», играя против опытных хоккеистов.

В один момент меня вызвал руководитель команды и говорит: «Денег нет, спасибо всем ребятам, я сделать ничего не могу». Так клуб и закрылся. Через год его вновь открыли, приглашали меня работать. Отказался, потому что тогда уже работал в «Сары-Арке».

– Когда вы были тренером «Казцинк-Торпедо» в ВХЛ, чувствовалось особое противостояние против «Ермака»? Для болельщиков матчи против Усть-Каменогорска всегда были важны.

– В то время у Алексея Ждахина, который тогда возглавлял «Ермак», был очень сильный состав. Тем более, у Ангарска тогда был договор о сотрудничестве с «Металлургом». «Ермак» получал подпитку сильными игроками из КХЛ – был Михаил Фисенко, Денис Стасюк, Роман Попов… Против «Ермака» всегда было интересно играть, но какой-то принципиальности я не ощущал. Это всё-таки спорт: 2 часа хоккея, а всё остальное – жизнь. Да и вообще я никогда не делил команды по принципу, что вот этих надо обыграть во чтобы то ни стало, а других – нет. Приезжали «Сарыарка» и «Торпедо» в прошлом сезоне, настраивал команду на эти игры как на все прочие.

Олег Болякин в качестве главного тренера «Казцинк-Торпедо» в 2012 году

– Долгое время вы работали главным тренером, а потом вдруг перешли на должность ассистента в «Бейбарыс» из Атырау. Это не был для вас шаг назад?

– Так сложилось, что нужно было работать, дабы не выпадать из хоккея. Мне поступило предложение от Александра Анатольевича Истомина, тогда он был главным тренером «Бейбарыса», и за это я ему благодарен.

В Атырау тогда была нестандартная ситуация. Формально у «Бейбарыса» было две команды. Одна, уже полноценно созданная, проводила сборы. Вторая была у Истомина. Но руководство области в конце концов приняло решение, что в чемпионате Казахстана будет выступать наша команда. Мы её собирали по крохам. На первые сборы в Латвии нас приехало 12 человек – три тренера и девять хоккеистов.

За годы работы в «Бейбарысе» у нас сложилось трио в штабе из тренеров, которые все были главными – Истомин, я и словак Владимир Клинга. Это сослужило хорошую службу. Каждый был со своим мнением, со своим видением игры, всё это объединялось с философией главного тренера, он определял, как вести игру.

– Почему случилась отставка из «Бейбарыса»?

– Знаете, может, не совсем будет правильно это комментировать, выносить сор из избы… Не буду вдаваться в подробности, что именно происходило. Но на всё воля Божья, как произошло, так и произошло. Я благодарен судьбе, что я оказался в Ангарске.

Александр Истомин (слева) и Олег Болякин

– Кто бы из команд чемпионата Казахстана мог выступать на уровне Высшей хоккейной лиги сейчас?

– Я думаю, вся первая четвёрка. «Бейбарыс», кокшетауский «Арлан», «Иртыш» и «Номад». Последний как раз пополнил ВХЛ.

– А как бы «Ермак» выглядел в чемпионате Казахстана?

– Он там был бы на первом месте, естественно. (смеётся) С этим составом, что есть сейчас, и с нынешней подготовкой он бы однозначно шёл на первом месте. Я в этом уверен.

«Кто ещё согреет душу, кроме семьи?»

– Ваш сын Евгений играл во многих ваших командах, будет он выступать и за «Ермак» в грядущем сезоне. У вас никаких сложностей с этим не возникает?

– У меня вообще проблем нет никаких, и, если Евгений заслужит, он услышит при команде всё, что ему нужно будет услышать. В данный момент он хоккеист ангарского «Ермака», и я тут никого не подразделяю на своих и чужих. Все игроки команды – мои дети, и ко всем я отношусь с любовью и теплотой. Но я ведь уже говорил, я в паспорт не смотрю, поэтому за провинность в быту или игре он получит также, как и все остальные. Я даже больше скажу, когда он был моложе, он получал от меня ещё сильнее, чем, может быть, заслуживал. Как хоккеист меня Евгений полностью устраивает.

– Он стал защитником глядя на вас?

Заниматься хоккеем он начал поздно, в 9 лет. Я тогда в Воронеж уехал играть как раз, там он и пошёл в детскую команду. Потом мы переехали в Орск, там он занимался с ребятами на 2 года старше у Александра Петровича Шарыпина, который был тренером команды 1988 года. В Орске, как и в Ангарске, хорошая школа, свои самобытные парни всегда оттуда выходят. К тому же, тренер хороший.

Сын главного тренера «Ермака» Евгений Болякин в форме ангарской команды на матче против «Адмирала»

– По игре он на вас похож?

– Наверное, мы всё же отличаемся. Мне так кажется.

– Чем?

– Он сам по себе жёсткий парень, но я был ещё жёстче. Когда играл – это вообще было… Никогда никому ничего не прощал. Когда меня Картаев в команду приглашал, он сказал: поправим тебе катание, поставим передачу и уберём злость, потому что она мешает тебе играть.

– Драться на льду приходилось?

– Ха, неоднократно. Вон, Дмитрий Саныч [Крамаренко] знает. Да, Дмитрий Саныч? – в это время в тренерской мимо нас проходит ассистент главного тренера «Ермака». Улыбается.

– Раз уж речь зашла про семью. Знаю, что у вас есть жена. Вслед за собой и сыном не хотите её перевезти в Ангарск?

– А она уже здесь. После Нового года приехала в Ангарск, обустроилась.

Я вообще всегда был сторонником того, чтобы жёны жили рядом с хоккеистами. Понятно, что это не всегда возможно. Но я настаиваю, что, если такая возможность есть, семья должна быть рядом. Разные сложные ситуации могут возникнуть у спортсмена, а с кем ещё этим поделиться, кроме как с женой и детьми? Кто ещё согреет душу, кроме семьи?

Полную версию интервью читайте на сайте ИА «ИрСити».

Фото: hcadmiral.ru, icehockey.kz, yvision.kz; ВКонтакте/Orange_Vision38

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+