Блог Terra Incognita

Враг государства номер один (Часть вторая)

В продолжениe рассказа об одном из главных межконтинентальных дерби Англия – Аргентина блог Terra Incognita с помощью британского аргентиноведа Джона Карлина из The Guardian и его собеседников Роберто Перфумо, Даниэля Бертони, Рикардо Вильи и Диего Симеоне узнает еще и о психологической подоплеке нелюбви аргентинцев к англичанам, знакомится с образом мышления аргентинских футболистов и удивляется их природной брутальности и масштабу распространения среди них идей макиавеллизма.

Помимо историко-политических и непосредственно футбольных причин ожесточенного футбольного противостояния «Англия против Аргентины», о которых шла речь в первой части материала, Джон Карлин выделяет еще и чисто национальные комплексы, повлиявшие на отношение в Аргентине к европейскому сопернику. А комлексов этих у аргентинцев хватает: никакой другой город в мире не может сравниться с Буэнос-Айресом по количеству психоаналитиков на душу населения.

Комлексов у аргентинцев хватает: никакой другой город в мире не может сравниться с Буэнос-Айресом по количеству психоаналитиков на душу населения

Статистика объясняется сильным чувством вытеснения – ощущения себя беженцами в собственной стране. Самая расхожая фраза, которую может услышать от аргентинца зарубежный турист – это ‘Vivimos en el culo del mundo’ («Мы живем в заднице мира»). Любой аргентинский психоаналитик, который не зря ест свой хлеб, объяснит, что это выражение передает глубокое чувство безысходности от ощущения себя европейцами, которые, по ошибке Бога, очутились в 10000 миль от Европы, на южном краю Латинской Америки. Эта интерпретация, в свою очередь, помогает частично объяснить и афоризм «Аргентинец – это итальянец, который говорит по-испански и думает, что он англичанин». Аргентинцы итальянского происхождения и правда превосходят количеством аргентинских потомков конкистадоров, хотя им так и не удалось пошатнуть позиции испанского языка, как основного.

Аргентинец – это итальянец, который говорит по-испански и думает, что он англичанин

А вот третья часть поговорки менее очевидна, но только не для тех, кто провел достаточно времени в Аргентине и своими глазами видел любопытнейшую колониальную привязанность коренных аргентинцев к английской культуре. За исключением лишь нескольких островов Карибского бассейна и, пожалуй, некоторых слоев индийского общества, никакая другая нация не проводит церемонию ‘afternoon tea’ (традиционного английского полдника) столь торжественно, как Аргентина. Ритуал, известный как ‘El five o’clock tea’ день изо дня практикуется в Буэнос-Айресе в большем количестве семей среднего класса, чем даже в Лондоне.

Вероятно, самый показательный признак преклонения аргентинцев перед англичанами – это то, что, разбогатев, они первым делом отдают своих детей в одну из множества частных «английских школ» – Northlands, Saint Hilda’s, Saint Andrew’s – в богатых пригородах Буэнос-Айреса.

К тому же, именно английский школьный учитель стоял у истоков футбола в Аргентине. Уотсон Хаттон был выписан в Буэнос-Айрес на должность директора школы Saint Andrew’s, но прославился как раз организацией первой аргентинской футбольной лиги в 1891 году. При этом местных игроков не подпускали к мячу и близко: все пять команд того турнира, включая чемпиона Old Caledonians, состояли целиком из английских игроков.

В Аргентине все еще можно услышать ‘corner’, ‘centro-forward’ или же ‘wing’, да и менять исконно английские названия команд – «Ривер Плейт», «Расинг» или «Ньюэллс Олд Бойз» – никому даже не приходит в голову

Аргентинцы стали просачиваться в лигу на рубеже XIX и XX веков, но прошло еще немало времени, пока английское влияние ослабло. А в некотором смысле оно сильно и поныне. Ни в одной другой испаноговорящей стране английская футбольная терминология (или же ее подобие) не распространена так, как в Аргентине. В Испании для терминов «угловой», «центрфорвард» или «вингер» используются испанские слова, в Аргентине – все еще можно услышать ‘corner’, ‘centro-forward’ или же ‘wing’, да и менять исконно английские названия команд – «Ривер Плейт», «Расинг» или «Ньюэллс Олд Бойз» – никому даже не приходит в голову.

Впрочем, об отрицательном эффекте британского колониализма в виде войн, конфликтов или просто прохладного отношения к Империи, было рассказано еще в первой части. Экс-форвард «альбиселесте» Даниэль Бертони же развивает именно футбольную тему. «Англия, – говорит он, – это принципиальный соперник не только по политическим или историческим причинам, но и потому что мы считаем футбол и своей игрой тоже. Сражаясь на поле, мы в своем роде оспариваем у англичан, которым кажется, будто игра принадлежит им одним, право на владение ею».

После дополнений дипломированного психоаналитика и бывшего игрока сборной Роберто Перфумо слегка путаные объяснения Бертони становятся куда более понятными: «Когда английские компании впервые привезли футбол к нам в страну, местные жители не имели возможности играть наравне с британцами. И как нам все еще кажется, у соперника осталась эта типичная английская надменность, хотя они прекрасно понимают, что им нужно сыграть очень хорошо для победы над нами. Для нас же выигрыш у Англии равноценен победе ученика над учителем».

Англичане в случае встречи стараются хотя бы с большего придерживаться духа честной игры. Аргентинцы, напротив, ведомы совсем иным духом – духом Макиавелли

Синдром «ученик против учителя» Роберто Перфумо описывает в своей книге как старый добрый эдипов комплекс детей, жаждущих умертвить родителей. «Когда бы я ни встретил Бобби Чарльтона – а после того самого четвертьфинала на «Уэмбли» в 1966-м мы виделись уже несколько раз, – говорит Перфумо, – он не устает повторять, что Аргентина – один из самых сложных соперников для англичан. Все потому, что мы безумно сильно хотим побить именно их».

И действительно, столь безумно, что аргентинцы готовы пойти на все ради победы. Англичане в случае встречи стараются хотя бы с большего придерживаться духа честной игры (Бертони со всей прямотой так и заявляет: «По-моему, английские игроки слишком честны»). Аргентинцы, напротив, ведомы совсем иным духом – духом Макиавелли.

Абсурдная реакция Диего Симеоне на легкий тычок Бекхэма на ЧМ-98 – прекрасный тому пример. «На нашу манеру игры большое влияние оказала итальянская модель поведения, – говорит Перфумо. – Тогда как английские игроки более наивны, мы все просчитываем. Мы изучаем соперника даже более пристально, чем следовало бы, мы ищем способы спровоцировать его. Один из принципов нашего подхода – изучение слабостей игрока, чтобы мы знали, как его разозлить; в футболе, когда ты злишься – ты проигрываешь».

Вторит Перфумо и другой аргентинец и, кстати, любимчик фанатов «Тоттенхэма» Рикардо Вилья: «В Аргентине ты выходишь на поле держа в голове четкие указания. И они скорее разрушительного, чем созидательного свойства. Ломать всегда легче, чем что-то создавать. В Англии же я играл пять лет, но никто и не думал давать мне советы, как вывести игрока соперника из себя». А это именно то, говорит Перфумо, что Симеоне и сделал с Бекхэмом: «Симеоне сыграл небольшое представление, а Бекхэм был удален с поля. Немного наивные и честные английские игроки точно не пошли бы на такое».

«Чтобы играть в футбол, нужно быть плохим парнем, – пишет Перфумо в своей книге. – Стоит признать, что чем дольше я играл, тем хуже становился. Я учился симулировать, что помогаю сопернику покинуть поле, тогда как на самом деле брал его за ухо и драл что есть силы»

Не отпирается и сам Симеоне: «Я сбил его, и мы оба упали на землю. Когда я пытался встать, он ударил меня сзади, и я воспользовался этим. Думаю, любой на моем месте сделал бы то же самое. Когда-то удалят тебя, когда-то – соперника. К сожалению для сборной Англии, потеряли игрока они. Как бы то ни было, мы всегда стараемся использовать возможности, которые предоставляет сама жизнь. Если будешь игнорировать то, что само идет тебе в руки – запросто пропадешь».

Как говорит Перфумо, подобный подход применяется в Аргентине ко всем сферам жизни. Причем это настолько естественно, что свое мировоззрение не приходится менять, даже когда речь идет о такой невероятно важной игре, как футбол. «Чтобы играть в футбол, нужно быть плохим парнем, – пишет Перфумо в своей книге. – Стоит признать, что чем дольше я играл, тем хуже становился. Я учился симулировать, что помогаю сопернику покинуть поле, тогда как на самом деле брал его за ухо и драл что есть силы».

Закончив рассказ о себе, бывший игрок сборной, а ныне известный журналист и психоаналитик Перфумо итожит экскурс в аргентинский взгляд на игру и соперничество с Англией, одобрительно цитируя партнера, который, бывало, говорил: «Когда твой соперник повержен – наступи ему на голову»...

P.S. Добавить блог Terra Incognita в свою персональную ленту вы можете просто нажав вот здесь или использовав кнопку «+ добавить в ленту» в шапке блога.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.