Блог Искусственный отбор

Запасный выход

Наигравшийся в «Зените» Андрей Аршавин подкинул нам тему для размышлений. Тему глобальную, даже идеологическую. Интересно, что мытарства личности происходят в благополучных клубах. Там, где возможно себя сделать, и там, где со сделанным из себя приходится потом делиться. Аршавин считает, что все уже поделено, а если кто не согласен, то на новый уровень он пойдет через запасный выход. Дик Адвокат его понимает. По-моему, все логично и искать здесь справедливость я не стану. Обращусь лучше к аналогам, и тогда станет ясно, что каждый случай уникален. И грань эта, связанная с выходами на новый уровень, очень тонкая. Вот только кожа нашего чемпионата грубая.

В России ведь не тот уровень, чтобы Аршавин, или Вагнер Лав, или Жо могли бы здесь становиться игроками высокого европейского класса. При этом за работу по превращению того же Аршавина из футболиста неизвестного в респектабельного российские клубы просят безумно много денег. Фактически их просят не за работу, а за то, чтобы, отпустив, было не очень обидно. А лучше для клуба, конечно же, чтоб его не обижал сам Аршавин. В Бразилии аналогичных обстоятельств ничтожно мало. Их почти нет. И нравами великая футбольная страна ничем не лучше нас, просто в великих клубах великой страны одной из «великих» строк бюджета прописаны обязательные доходы от продажи воспитанных игроков. В «Сан-Паулу» или «Палмейрасе» предложению от «Барселоны» рады. У нас его, похоже, боятся.

В России не тот уровень, чтобы Аршавин, или Вагнер Лав, или Жо могли становиться игроками высокого европейского класса

Найти замену Аршавину для «Зенита» – дело, мягко говоря, очень проблемное. В Россию едут трудно, а собственная подготовка кадров далека от бразильской по всем показателям. Да и футбол как бизнес звучит для нашего уха как-то заманчиво, но чуждо.

Аршавин мне импонирует тем, что парень он взрослый и готов уехать. Главное, не ошибиться с тренером и клубом. Но вот остальные примеры с отъездом лучших отечественных футболистов здорово разнятся между собой. Даже зарубежная карьера Карпина и Мостового – это отнюдь не одна история со счастливым концом.

Да, Саша уехал вовремя, однако в «Бенфику», где многое не получалось и где на его позиции был местный и, как впоследствии оказалось, выдающийся Руй Кошта. А Мостового нельзя дергать, с ним надо осторожно и доверительно. Как и с Радимовым. Как и с Добровольским. Это плеймейкеры, которым нужен хороший микроклимат, в меру света, в меру тепла и совершенно недопустимо пересаживать их на другую грядку. Бывает, даже из центра чуть к нападающим их подвинешь, уже капризничают. По игре капризничают.

Хотя Добрик по менталитету был самым живучим в новых условиях. С Радимовым они были одного характера – боевого, – однако у Влада нервная система очень уж подвижная. Вывести из себя его несложно. Игорь же не обращал внимания на полевую возню. Он был фундаментальным игроком. Когда Влад ушел в «Сарагосу» к Виктору Фернандесу, мы были более или менее спокойны – играет на своем месте, развивается. Но потом пришел новый тренер и стал его сдвигать на края поля, хорошего ожидать было трудно. Радимов оказался сдавлен тактическими схемами и затем сломлен. Это за Карпина можно было не беспокоиться. Вот уж человек, которому никакая, даже самая топорная схема нипочем. Двигай как хочешь, и он отовсюду пользу извлечет. Когда-то я был категорически против отъезда Радимова. Человек явно не был готов к внешним пертурбациям в карьере. Я с ним разговаривал каждый день на протяжении двух-трех месяцев. Вижу, все понимает, со всем согласен. Но выходил с базы, и другие убеждали его в противоположном. Он очень хотел уехать.

Романцев, в свою очередь, в эти же годы вел активные беседы с Бесчастных. Володя загорелся Германией, а чем в итоге закончил? Кстати, пока не закончил:) В любом случае, карьера Бесчастных могла бы пройти лучше, талантливый он форвард.

В ту же Германию в 21 год уехал Кирьяков. Пример, надо сказать, редкий. Его тоже многие отговаривали, но Сережка-то уже в 17 лет был настоящим мужиком. Поэтому в двадцать с копейками он быстренько перестроился под немецкий футбол, и, несмотря на свою мелкую физическую конструкцию, борьбу выдерживал достойно. Тогда я сам летал в Карлсруэ просматривать его для сборной. Жаль, что на Олега Ивановича он зло держит. Кирьяков чересчур яро хотел тогда, в 96-м в Англии сыграть против Германии. Романцев же избрал иную схему, в которую Сергей не вписывался.

Найти замену Аршавину для «Зенита» – дело, мягко говоря, очень проблемное

В те годы чаще возникали случаи, когда проблема задержки игрока в России растворялась в проблеме раннего отъезда. Как главный тренер ЦСКА я никого насильно не держал, и о примерах Хохлова и Янкаускаса упоминал в посте о ситуации в ЦСКА в 96 году. Как главный тренер «Крыльев» и надобности-то не возникало кого-то удерживать. Футболисты на тот момент соответствовали уровню своего клуба. А в других-то клубах я был элементарно занят борьбой с руководством за профессиональное отношение к делу.

А вообще в 90-е на Западе в первую очередь привлекал финансовый фактор. Времена изменились, по-нашему, по-русски – в другую сторону и кардинально. Но все же, из ЦСКА и «Зенита» надо уезжать в топ-клубы. К примеру, Игнашевич в «Эвертоне», наверное, не стал бы Каннаваро. А в ЦСКА и сборной он стабилизировал свой уровень, и проводит очень достойную карьеру. Титов в свое время мог уехать в топ-клуб, «Спартак» этого не хотел. Наверное, Егор мог бы там разнообразить свою коллекцию титулов, но как профессионал экстра-класса он сложился и в России. Он очень стилевой футболист, а на прогресс таких место их работы влияет в меньшей степени, чем на среднестатистических игроков. Например, я считаю, что Титов стал более сильным игроком в «Спартаке», чем Гути стал в «Реале».

Каждый пример очень индивидуален, и чем ты глубже в него вникаешь, тем индивидуальнее он становится.

Когда я только начал размышлять на тему запасного выхода Аршавина, мне почему-то вновь вспомнился не кто иной, как Пятницкий. Может, потому что он как раз и мог заявить о себе на Западе гораздо громче тех, кто уехал, но сломался? А может, и хорошо, что не уехал. После того чудовищного полуфинала с «Антверпеном», о котором кто-то из наших читателей уже вспоминал в комментариях, по поводу Пятницкого к нам обратился «Вердер». Напрасно. Андрей признавал только два города – Москву и Ташкент. Он сразу же нашел массу причин – от банального незнания языка до «А вдруг не заиграю?»... Этот человек выходов не искал, был доволен своей судьбой. Но с Аршавиным их объединяет только одно – талант от Бога.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья