Блог овечкин и седины

Россия на МЧМ создавала преимущество, но плохо им пользовалась. По сути, выход в финал – случайность

Ну что, последний раунд?

У нас на Sports.ru есть традиция – я накидываю что-то в свой телеграм-канал и если это что-то годится для сайта, то появляется и тут. Так что – подписывайтесь и вперед.

Черная дыра ошибок и случайностей

Вчера мы писали выпуск «Телеги» и по какой-то случайности говорили про МЧМ-2020; и в основном вот о чем. Я спрашивал у парней как можно проиграть — то есть не выиграть в основное время — в двух матчах подряд, в которых у тебя было заметное, реальное, ощутимое (как об этом говорят) преимущество. Или еще конкретнее: что означает твое преимущество, если ты пачками, по три подряд, пропускаешь шайбы? И не в одном матче, а в двух подряд — решающих, важных, медальных.

Парни отвечали примерно так — ну понимаешь, хоккей состоит из мелочей, которые невозможно контролировать. У шведов залетало. Канадцам повезло (завтра можно будет послушать полностью).

У их ответа была примерно (примерно) та же логика, что и у других уважаемых мною хоккейных героев — Романа Скворцова и Игоря Еронко. 

Роман сначала довольно эффектно хохотал над моим представлением о позиционных атаках, а потом сказал — ну, наошибались на серебро

В картине мира аналитика Игоря Еронко наши были самой позиционно атакующей в мире командой, а канадцы сами признали, что это был отскок и считали судей козлами.

Брагину такого вопроса, разумеется, не задавали, потому что есть вещи поважнее — «ваше мнение об игре», — но в его реплике проскальзывает (впрочем, тут не настаиваю на точности трактовки) то же самое. 

Качество было: «Очень качественный хоккей мы показали, это самое главное. Вспомните 2016 год. В какой хоккей мы там играли? В тактике многое зависит от того, что у тебя есть в руках. Иногда нужно чем-то пожертвовать, сыграть больше в защите. А сейчас была и задняя линия, которая умеет атаковать, и передняя, которая умеет атаковать. Поэтому и такой хоккей получился».

Но чуть-чуть не хватило абстрактного чего-то: «При счете 3:1 надо самим доводить игры до конца» — но типа, не довели. 

Вот в последнем кусочке — вся суть. 

Почему не довели? Пока не знаю, что ответят Брагин/Ларионов, но вот для коллег и друзей по подкасту за этим вопросом начинается черная дыра в виде ошибок, что бывают на каждом турнире, случайностей, отскока канадцев.

В целом выглядит как довольно стройная и аргументированная точка зрения — и я вполне готов ее принять, потому что сам знаю, как оно бывает в хоккее. Но мы же с вами (и я в отдельности) можем позволить себе покопаться в деталях — вдруг там есть что-то чуть более конкретное, с чем можно работать.

Тем более, что есть разумные доводы в пользу наличия там какой-то системы. Ведь если посмотреть внимательнее, эта черная дыра ведет себя как девятая планета.

Во-первых, «чего-то не хватило/ошибки/случайности/канадский фарт» растянулось на два матча. И в полуфинале, и в финале сборная России «была сильнее», но получала в свои ворота пачками по 3 шайбы. И это еще вы забыли игры с чехами и американцами (я вспомню их в самом конце).

Во-вторых, если принять эту теорию черной дыры, то нужно смириться с тем, что победы зависят не от нас, мы ничего не можем с этим сделать, и может получиться так, что никогда не победим на МЧМ. Что результат и игра — это две параллельные вселенные: ты можешь быть сильнее, но результат разыгрывают в лотерее. Какой бы состав у нас не был — не повезет и все. 

На самом деле – срабатывал не наш план, а план соперников

Так вот, я задаю вопрос — а что если это не так?

Не потому что я самый умный, а потому что меня не устраивает такой уровень абстракции, не устраивает теория черной дыры, не устраивает стена в виде «нам не повезло/ошибки/случайности/канадский отскок». 

Потому что это просто, в конце концов, скучно.

В подкасте мы не продвинулись ни на шаг — но кое о чем договорились с Егором Параскуном уже по дороге к метро, плюс — у меня еще по ходу турнира были кое-какие идеи (позиционные атаки страйкс бэк), плюс — я и сейчас кое о чем подумал.

Для начала, чтобы понимать цену нашего преимущества в полуфинале/финале, давайте посмотрим на эти матчи глазами шведов/канадцев. Мне это несложно, потому что полуфинал я и смотрел глазами шведов — чтобы не тратить время, сведу оба сюжета в один; они, на самом деле, почти идентичны.

Итак: мы знаем, что у России сильная, быстрая и физически мощная команда. Канадцы получили от этой сборной 0:6 — и были готовы к тому, что не получится играть чистым первым номером. Шведы импровизировали на ходу. 

Так или иначе, мы понимаем, что в этой игре придется потратить больше, чем обычно, сил на игру без шайбы (это была неприятная новость для шведов, но они пережили). И мы, как и принято у элитных команд, готовим свой план по действиям с шайбой, по игре в атаке, потому что как бы ни были сильны русские, мы — сильнее (напоминаю, мы в головах у шведов и канадцев, у тренеров Монтена и Хантера) и вообще-то вышли побеждать.

Планы по игре с шайбой в равных составах у нас разные: упертые шведы, несмотря на уровень сопротивления, планировали закатывать в пустые ворота после розыгрыша в чужой зоне — условно говоря, после позиционных атак. 

Шведская позиционная атака: 2 передачи, обводка и выход на вратаря

Канадцы спланировали сериал из быстрых атак сходу — для чего отдельно выделили вариант с быстрой диагональю через среднюю зону (при всем своем преимуществе и давлении, Россия не то чтобы выжигала центр площадки — и диагонали на нападающего под синей линией проходили регулярно).

Канадская атака с ходу: диагональ под чужую синюю и рывок крайнего нападающего

Схемы в большинстве тоже отличались, но и те, и другие были в них уверены и были готовы реализовывать лишнего с максимально высоким процентом; если что, речь идет о двух безусловно лучших PP-пулеметчиков на МЧМ-2020 с реализацией в районе 40% (у сборной России — 20%).

Счет становится 1:1, нам (в данном случае канадцам) тяжело. Они (русские) играют здорово и выигрывают кучу единоборств. Они много бросают в большинстве, но мы справляемся. Пока план работает.

Потом счет становится 1:2 — обидно, но не страшно. Потом 1:3 — плохо, но ничего, играем по плану, не разваливаемся. Работаем в своей зоне, откатываемся в 3-4 игрока, по возможности атакуем и ждем большинства. 

Ага, залетел наш бросок — у нас же хорошие броски и они должны иногда залетать — 2:3.  

Ага, получилось в большинстве — 3:3. Работаем дальше.

Отлично, проходит еще одна штука из нашего плана по игре в атаке: 4:3!!! 

В общем, как я уже говорил, идея, что «мы владели преимуществом, были сильнее и должны были побеждать», не учитывает двух вещей:

1. Наличие на льду второй команды, у которой был свой план на игру. 

2. В обоих матчах в итоге срабатывал не наш план, а план соперников.

Фраза про «им повезло, мы отдали, это отскок» — всего лишь искажение реальности: мы смотрим на матч своими глазами, поэтому не видим всей картины. Понимаете? Игра — это среди прочего конкуренция идей, планов и тактики. 

Шведы вышли в овертайм при нашем преимуществе, потому что сработал их план, который учитывал наше преимущество — и они проиграли в овертайме, потому что их план не сработал.

Канадцы обыграли нас в финале, потому что их план, который учитывал наше преимущество, сработал — они его реализовали, хотя им было тяжело.  

Сборная России не придумала, что делать со своим преимуществом

План сборной России не был плохим, но он оба раза не привел к победе в основное время и на разных отрезках приводил к двум сериям из трех подряд пропущенных шайб. По итогам матча нет смысла говорить о нашем преимуществе, потому что план соперника оба раза учитывал его как фактор игры, так же, как он учитывал возможные удаления и ошибки. Поэтому все разговоры про преимущество — ерунда. Смотрите на план. 

И тут простой вопрос — а что если с нашим планом что-то не так? Не в смысле, что он ужасный и не годен для использования — мы видели, что в целом он работает — но вдруг в нем есть какие-то шероховатости, которые и помешали ему стать золотым?

Глобальная проблема, по-моему, формулируется так — сборная России не придумала, что делать со своим преимуществом. Когда ты играешь с преимуществом и контролируешь шайбу, ты обязан проводить много времени в чужой зоне — и делать это опасно. Если ты контролируешь шайбу, то у тебя не получится много атаковать с ходу — потому что соперник будет насыщать свою зону (что делали и шведы, и канадцы) и перекрывать бросковые позиции. Придется не просто проводить время в чужой зоне, а позиционно атаковать — двигаться, меняться местами, двигать шайбу, бросать, подбирать ее, снова и снова. 

Я слышал эту историю — наконец-то у нас появились позиционные атаки! 7 шайб из 17! Это правда — мы много времени проводили в чужой зоне; потому что правда много контролировали шайбу. Но в этом и есть моя ключевая мысль — заходить в чужую зону и контролировать там шайбу – это не значит «хорошо позиционно атаковать». Когда я говорю, что у нас нет позиционных атак, я имею в виду, что мы не умеем это делать хорошо — и на самом деле, почти никогда не умели, это просто не наша фишка.

Если ваша задача — работа в федерации, и вы хотите доложить Роману Ротенбергу, что Россия научилась атаковать позиционно, то вы натянете сову на глобус. Вы покажете количество бросков в этих матчах. Вы засчитаете позиционными атаки вторым темпом. Вы скажете «современные позиционные атаки такие быстрые, что они почти как атаки с ходу». Вы покажете две шайбы канадцам. Вы найдете как извернуться.

Но правда в том, что сборная России — очень страшная в формате атак с ходу — не атаковала из позиционных розыгрышей на уровне Швеции и Канады; ну то есть не атаковала много и опасно. У нас просто не было этих взаимодействий и все. Не было качественного движения шайбы и постоянных опасных бросков — чего хоккей требует от команды, которая владеет шайбой. Было вот такое:

Позиционная атака сборной России: рассинхрон в действиях и потеря шайбы 

Что не так с нашим позиционным нападением

Вместо того, чтобы говорить, что мы просто не умеем этого делать, я поделюсь идеями. Мой опыт наблюдения хоккейных матчей показывает, что для качественного позиционного нападения нужны минимум две вещи: креативный центр или креативная связка нападающих + хотя бы один подвижный защитник на синей линии. 

Центральная линия была силой сборной России на этом турнире, но кто из наших центров мог генерировать нападение на уровне прошлогоднего Кравцова (на довольно хорошем для МЧМ уровне)? Хованов — это взрывной и сильный центр, который скорее продавит и убежит, чем запустит многоходовку. Он отлично действует под воротами, но не диспетчер. 

Морозов — по формату скорее игрок сольных проходов и быстрого броска. Воронков — большой нападающий для давления под воротами. Круглов был хорош в борьбе, но он не ведет игру.

По связкам: Хованов и Денисенко образовали достойное звено, но в пас так и не заиграли. Питерская тройка смотрелась отлично, но в формате выигранных единоборств, бросков и добиваний — а потом их вообще растянули по звеньям. Подколзин раздавал отличные передачи в большинстве, но к нему в звено поставили Воронкова и играть в пас Васе было особо не с кем.

Синяя линия: Замула хорош в проходах и контроле, но двигает шайбу он не так здорово. Романов хорош практически во всем, но конкретно в пас играет не на уровне элитного шведа/канадца. С Журавлевым и Мисюлем (мой любимый игрок на турнире) — с оговорками, но та же история.

Причем я думаю так — каждый из наших защитников мог бы поддержать движение шайбы в чужой зоне, если бы его предложили нападающие. Но при этом — среди всех наших защитников нет игрока с элитным по точности/силе/стабильности броском.

В итоге — плотные тройки, много борьбы и времени в чужой зоне, но очень мало осмысленного и опасного позиционного нападения. А когда ты владеешь преимуществом, тебе лучше его генерировать, потому что иначе ты просто тратишь свое время.  

При этом – мы играли не от атак с ходу, а от контроля шайбы; мы реально тратили свое время, пока имели преимущество.

Всем нашим соперникам везло, а нам нет. Но так же не бывает

Смотрите, как это было, когда мы играли против команд с поставленным позиционным нападением.

Россия – Швеция

Мы проводим в чужой зоне 30:45, бросаем за это время 45 раз. Это много, сами шведы меньше бросали даже словакам; за счет количества бросков наш xG прыгает выше 5. Мы забиваем четыре шайбы.

Шведы играют в нашей зоне 26:34, бросают всего 25 раз (они очень не любят броски без подготовки, поэтому не частят), генерят всего xG = 2.40. И тоже забивают четыре.

Россия – Канада 

Мы проводим в чужой зоне 29:37, бросаем 37 раз, имеем на два большинства больше, генерим xG = 4.16 и забиваем 3 шайбы

У канадцев 26 минут в чужой зоне, 32 броска на xG = 4.03 и четыре шайбы.

Бонус: вбрасывания в своей зоне. Со шведами мы выиграли всего 4 таких вбрасывания, с канадцами — тоже четыре. Да, мы владели преимуществом и тусовались в чужой зоне, но голы давались нам в разы сложнее, чем соперникам. 

Конечно, виноваты судьи и невезуха. Конечно, у шведов и канадцев залетало.

Кстати, и у американцев тоже залетало: мы провели в их зоне 29:53 (они в нашей — 24:09), набросали в два раза больше xG, но забили всего один (американцы — 3).  

Конечно, всем нашим соперникам повезло, а нам — нет. 

И это вы еще статистику игры с чехами не видели (там то же самое, но еще более напрягающие пропорции ада). Всем нашим соперникам в матчах с нами везло, а нам нет. Бывает, раз на раз не приходится, победим в следующий раз, канадцам/американца/чехам/шведам фартануло, они отскочили, бывает.

Вы понимаете, что произошло? Мы выиграли в основное время только один матч с топ-командами на турнире (6:0 с канадцами), а три – проиграли. Все это – владея преимуществом.

Если судить по игре и статистике сборной на этом турнире, то скорее наше спасение со шведами было чудом.

Эту проблему с системным позиционным нападением могли бы решить индивидуальные перфомансы игроков — тупо пара людей с отличными и быстрыми бросками. Но по тому, что я видел на турнире, таких людей в нашем составе не было. У Денисенко хороший бросок для нашего уровня — но обычный для канадского. Романов может приложиться, но ему нужно слишком много времени и пространства.

 

Получается, что расклад из первой игры турнира масштабировался на весь МЧМ-2020: блистательно контратакующую команду заставили играть первым номером — и она потерялась. У нас было преимущество ради преимущества — мы не придумали, что с ним делать.

Вот что точно правда: так намного интереснее, чем было раньше. Сборная раскрывала игроков и все показали топ-уровень. Это был волшебный турнир в исполнении тренерского штаба и всех парней.

Но есть информация, которую нужно обработать и постараться использовать — чтобы у следующих поколений молодежки не было таких дурацких проблем с этой золотой медалью.

Первые две части трилогии Никиты Петухова о сборной после МЧМ:

1️⃣Россия проиграла Канаде финал МЧМ. Игра была наша – сами отдали 😥

2️⃣Так, стоп. Все-таки канадцы выиграли этот финал – а нам не надо ныть

А еще можно поспорить в нашем инстаграме – там всегда весело

Фото: globallookpress.com/Simon HastegÃ…Rd/ZUMAPRESS.com, Petr Sznapka/CTK, Jaroslav Ozana/CTK, Pavel Paprskar/CTK, Vladimir Prycek/CTK

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья