Блог Stream of Consciousness

Помните немку, пойманную на допинге в Сочи? Родченков хотел ее защитить, а в Германии уверены, что она жертва российской системы

Биатлонистка сборной Германии Эви Захенбахер-Штелле сдала положительную допинг-пробу на метилгексанамин по ходу Олимпиады-2014 в Сочи.

Все ее результаты на Играх аннулировали (лучший из них – 4-е место в масс-старте) и дисквалифицировали на два года; чуть позже Эви завязала со спортом.

Новые подробности ее дела на днях – разумеется, благодаря главному допинг-информатору эпохи Григорию Родченкову. Вот что он написал в книге: «Еще одним разочарованием первой недели Сочи-2014 было то, что никто из иностранных спортсменов не попался на допинге.

У нас была новая сверкающая лаборатория, произведение искусства, но ни одного скальпа допингистов! Мы находили несколько положительных допинг-проб, а потом выяснялось, что у этих спортсменов есть терапевтические исключения (TUE) на кортикостероиды и препараты от астмы.

Но вскоре допингисты появились. Первой жертвой стала Эви Захенбахер-Штелле. У нее в моче содержалось небольшое содержание метилгексанамина: это пограничный случай – обычно этот препарат содержится в пробе в больших дозах. Если бы у меня на тот момент имелось пять положительных проб от иностранцев, то я мог бы и не сообщать о тесте Захенбахер. Но нам требовалась кровь. Мне было жаль Эви – ее нарушение не заслуживало такого сурового наказания».

Родченкова не остановить: говорит, СССР бойкотировал Игры-1984, потому что корабль с допинговой лабораторией не пропустили в США

После выхода книги Родченкова в немецких (и не только) медиа стало горячо: Захенбахер представили жертвой российской допинговой программы.

Вот только некоторые заголовки:

• RTL (Германия): «Информатор раскрывает правду: Захенбахер-Штеле пострадала от российского допингового заговора».

• Dagbladet (Норвегия): «Русские сдали Захенбахер-Штелле, чтобы спрятать своих допингистов. Но она, в отличие от Терезы Йохауг, не справилась с давлением».

• Fasterskier (Канада): «Захенбахер-Штелле: жертвенная овечка на допинговом алтаре».

• Stol.it (Италия): «Новые заявления Родченкова спасли немецкую биатлонистку».

Захенбахер-Штелле тоже отреагировала на откровения профессора: «Я даже не знаю, плакать мне или смеяться. Сначала я, конечно, плакала, потому что вся та боль снова вернулась. Но я все-таки рада и счастлива, что сейчас это вскрылось. Я не злюсь на эту ситуацию. Ничего уже не изменишь, я не хочу думать о том, что могло бы быть.

Понятно, что русские мошенничали с допингом. Но я понятия не имела, что меня тоже вовлекли в эту схему. Родченков сделал меня допинговым грешником».

Родченков впервые рассказал, как убегал из России: две машины до «Шереметьево», объятия с сыном, кроссовки и плавки в ручной клади

Президент Олимпийской конфедерации Германии Альфонс Херманн рассвирепел, узнав детали: «Сложно принять, что судьба Эви зависела от мошеннической системы и отдельных личностей вроде Родченкова».

С ним солидарен и бывший тренер женской сборной России Вольфганг Пихлер: «Чем я очень разочарован, так это WADA. После того, как, по словам Родченкова, он практически уничтожил дело Захенбахер вместе с самой спортсменкой.

Думаю, можно предположить, что он мог присвоить или выявить другие случаи допинга, манипулировать ими. Это невероятно, что WADA дает человеку свободу принимать решения на Олимпийских играх, решать, является ли тест положительным или отрицательным. Это настоящий скандал, я должен признать».

Стоп, а разве Родченков поступил неправильно?

На этот раз он все сделал верно. Обязанность Григория – в любом случае сообщить о запрещенном препарате в пробе (независимо от концентрации), а дальше решение за МОК и Международным союзом биатлонистов (IBU).

И они решили – Захенбахер получила бан на два года. Было ли ее наказание слишком суровым? Возможно. Метилгексанамин не считается мощным допингом и даже не запрещен во внесоревновательный период. К тому же в пробе Захенбахер его действительно нашли в крайне малой концентрации.

Теперь понятно, что Родченков жив! Он дал первое интервью на русском языке после побега и объяснил, почему не считает себя предателем

Позже немка доказала, что приняла препарат случайно, через лечебный чай (метилгесанамин содержится, например, в герани) – и Спортивный арбитраж (CAS) сократил ее дисквалификацию до пяти месяцев.

Кстати, в той ситуации Захенбахер сразу признавала вину, извинялась перед спортсменами и говорила, что не считает себя жертвой.

Возможно, IBU и правда поступил с Эви слишком жестко (к примеру, россиянка Ирина Старых за ЭПО тогда получила те же два года). Немецкая полиция тоже не пощадила спортсменку: Захенбахер допрашивали 7 часов, пытаясь вытянуть информацию о допинге. Говорят, после случая в Сочи Эви часто критиковали спортсмены, в том числе экс-партнеры по команде.

Вот, например, реакция Эрика Лессера из 2015-го: «Решение сократить дисквалификацию выглядит спорным. Почему за антидопинговое нарушение спортсмен получает 6 месяцев вместо обычных двух лет? Но в других видах спорта иногда выносят дисквалификацию в несколько дней. К сожалению, иногда считают, что эти нарушения не такие страшные, как другие.

Я считаю, что новый антидопинговый кодекс, который вступит в силу с 2015 года, будет сильнее препятствовать использованию допинга, в том числе немецкими спортсменами. Очень критично наблюдаю за ситуацией и рад, что наказания станут более жесткими.

Могу понять решение Эви завершить карьеру другим образом. Но считаю, что ее возможное возвращение отразится на команде не с лучшей стороны: на женской команде или биатлоне в целом».

Но это уже не имеет никакого отношения к лаборатории в Сочи и самому Родченкову. Если бы Григорий умолчал о пробе Захенбахер, то в очередной раз нарушил бы антидопинговые правила.

Но интересно, если бы он все-таки скрыл пробу тогда и рассказал об этом сейчас – какова была бы реакция Захенбахер и немецких СМИ?

Фото: globallookpress.com/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Richard Heathcote, Lars Baron; Instagram/evisachenbacherstehle

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья