На максимальной скорости
Блог

«Если ты подписал контракт или дал слово, придерживайся». Рикардо Патрезе и его карьера

Прежде чем прийти в Формулу 1 в команду Shadow, Рикардо Патрезе стал чемпионом мира по картингу в 1974 и чемпионом европейской Ф3 в 1976. Его появление не было ураганным, но он определенно был многообещающим гонщиком, и на следующий год за рулем Arrows ему удалось отличиться. Он бы выиграл Гран-При ЮАР, если бы не отказал его двигатель на последних кругах.

Рикардо был очень быстр, в Швеции он был вторым после Ники Лауды. Но тот день принес ему не только добрую славу. Оппоненты считали, что он перенес свой стиль Ф3 в Ф1, и это им не нравилось. В Андерсторпе обычно спокойный Ронни Петерсон был в бешенстве от того, как Патрезе не давал ему себя обогнать.

Тогда не существовало правила, согласно которому смещаться можно было только один раз, а блокировка считалась дешевым и недостойным маневром (пока Сенна не установил свои правила гоночной этики). «Любой идиот может блокировать», говорил Жиль Вильнев, и его коллеги были того же мнения. Они считали Патрезе сопляком. Рикардо мне говорил: «Я думаю, тогда я часто так себя вел. Они считали, что я эгоист, но я был скромным. Я был молод и не слишком хорошо знал других гонщиков. И я должен признать, я был довольно горяч».

На Патрезе сильно повлияло то, что произошло в Монце, когда погиб Ронни Петерсон. И хотя винили в этом чуть ли не все и всех вокруг, многие считали, что он был причиной произошедшего на старте и что он должен извлечь урок из этого. Другие гонщики говорили, что не выйдут на старт следующей гонки в Уоткинс-Глен, если Патрезе допустят на старт. Таким образом, Рикардо запретили стартовать.

«Это произошло, потому что им не нравилось, как я вел себя на протяжении сезона. И из-за того, когда именно меня решили отстранить, может показаться, что это из-за инцидента в Монце. С точки зрения психологии у меня не было проблем, ведь я знал, что не виноват, но понадобилось много времени, чтобы забыть о том, как ко мне относились». Это была охота на ведьм, не меньше, а несколько лет спустя один из гонщиков рассказал мне, что это был единственный эпизод в его карьере, за который ему было стыдно.

Рикардо и Сюзи дома в Падуе

Патрезе оставался в Arrows довольно долго, до конца 1981. Берни Экклстоун пытался переманить его в Brabham еще в 1979, но Рикардо был нацелен на Ferrari и отказывался от долгосрочных контрактов, чтобы получить То Самое Предложение, которое так и не случилось. Наконец, в 1982 он перешел в Brabham, выиграв свою первую гонку в Монако, а вторую в Кьялами в следующем году. А перед сезоном 1984 Экклстоун заменил Патрезе на Тео Фаби, так что Рикардо перешел в Alfa Romeo. Это были два года «засухи».

Патрезе вспоминал: «Машины были безнадежны, я был так зол, что это начало сказываться на моей жизни – я совсем перестал улыбаться! Я помню, как однажды сказал себе: Рикардо, ты должен что-то сделать. Это был поворотный момент в моей жизни. Я изменил свой подход, свою психологию, все – и я до сих пор не знаю, как это у меня получилось».

Экклстоун был близок с несколькими гонщиками, Патрезе был в их числе, он вернулся в Brabham еще на два года. «Мне повезло, что мы с Берни были друзьями – когда он перестал руководить командой в 1987, он порекомендовал меня Фрэнку Уильямсу».

И это стало успешным периодом карьеры Патрезе: «Когда я перешел в Williams, все как будто встало на свои места». Он нравился всем в команде, включая Патрика Хэда: «Можно было позвонить Рикардо, попросить его приехать на тесты, и он бы сказал: да, я приеду. Он никогда не был эгоистом, что редко для гонщика, и он контролировал свое эго, что тоже редкость…»     

Говоря об эго, в 1991 напарник Патрезе Найджел Мэнселл сказал: «Я воспринимаю скорость Патрезе в этом году как комплимент – я единственный, кто его мотивирует». Если бы Патрезе пришлось ответить Найджелу, он бы сказал, что даже «перемотивировался»: Мэнселл смог обыграть Рикардо в квалификации лишь в Сильверстоуне.

Хотя результаты Williams-Renault в 1991 были нестабильны, Патрезе провел хороший сезон с четырьмя поулами и парой побед, в Мексике и Португалии. И еще была памятная квалификация в Эшториле. В ее начале у Патрезе сломалась машина, но контракт Мэнселла предполагал, что запасную машину может использовать только он. Так что только в последние пять минут, когда она уже ему не могла понадобиться, Рикардо позволили ее использовать. Не было времени ее настраивать, и после единственного прогревочного круга он проехал быстрее Сенны, Бергера и Мэнселла, завоевав поул. «Неплохо, а?», сказал Хэд, а Рикардо потом выиграл гонку.

 

В следующем году в Williams использовали активную подвеску, преимущество команды было очевидным, но Патрезе не был на равных с Мэнселлом. Он тогда сказал: «Я признаю, мне проще с машиной с обычной подвеской, я ее лучше чувствую. У Найджела больше храбрости или меньше воображения, или и то, и другое…»

Патрезе закончил сезон вторым позади Мэнселла, и, когда казалось, что в 1993 пару в Williams составят Мэнселл и Прост, перешел в Benetton. А через несколько дней он узнал, что Найджел покидает Ф1 и что он мог остаться в команде в таком случае. Он тогда заметил: «Такова жизнь, не так ли? Конечно, мне было грустно, но я сказал себе: нет, Рикардо, если ты подписал контракт или дал слово, придерживайся». К сожалению, в Benetton вели себя не так честно по отношению к Патрезе, когда дело шло ко второму году его контракта – Рикардо пришлось признать, что его карьера окончена.

Он одержал всего лишь шесть побед, казалось, что могло быть гораздо больше, но я думаю, что Рикардо получил от своей гоночной карьеры больше удовольствия, чем многие другие. В том числе за это спасибо прекрасной Сюзи и их трем детям. Патрезе никогда не был одержим деньгами, что тоже его выделяло: «Я знаю, что другие гонщики зарабатывают много больше, но я смогу жить неплохо на то, что есть у меня. Фрэнк платит мне 800 000 долларов, что нормально для гонщика моего уровня».

Рикардо не был типичным гонщиком 90-х, предпочитая Бетховена Джорджу Майклу. У него были необычные хобби вроде коллекционирования моделей поездов Marklin, он любил гольф и лыжный спорт. Да, у него была квартира в Монако, но его домом была Падуя, где он родился.

Вы можете многое узнать о гонщике по разговору с его механиками, и они любили Патрезе. Гонщики обычно не спешат расставаться со своими деньгами, но в конце сезона Рикардо всегда собирал всю команду на памятный ужин. Замечательный итальянский джентльмен и прекрасный гонщик.

Это перевод статьи Найджела Робака из журнала GP Racing UK за май 2021.

Фото: MotorsportImages.com

Этот блог в соцсетях:

Твиттер

Телеграм-канал

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные