Блог PROспорт-блог

Святоша

В феврале 2005-го Валенсия встречала весну с приятной средиземноморской прохладцей. Одноименный футбольный клуб уже два месяца как вылетел из Лиги чемпионов и утолял свою еврокубковую жажду маленькими глотками – участием в Кубке УЕФА. На стадии 1/16 финала в гости к «летучим мышам» ехал румынский «Стяуа». Президент бухарестского клуба Джиджи Бекали был в ярости от столь неудачной жеребьевки, но виду не подавал. «Мы победим!» – заявил он прессе перед отъездом. Приехав в Валенсию, Бекали отправился на экскурсию и среди про-чего заглянул в городской собор Святой Марии. Из его стен Бекали вышел изумленным и тут же собрал журналистов: «Я приношу извинения всем жителям Валенсии. Людей, которые построили такой храм, невозможно обыграть». «Стяуа» проиграл 0:2.

Перед домашней игрой у румын не было шансов: главный забивала команды Адриан Няга неожиданно и против своей воли был продан Бекали в Южную Корею. «Патрон, кем же я буду играть?» – спросил у Бекали тогдашний тренер «Стяуа» итальянец Вальтер Дзенга. «У нас есть Кристя. Да, ему всего 20 лет, и он не игрок основного состава. Но он выйдет на поле и забьет три мяча». Кристя недоработал и забил всего дважды. Но и этого хватило, чтобы перетащить игру в дополнительное время, а потом перестрелять «Валенсию» в серии пенальти. Бекали ликовал: «Совсем скоро мы попадем в финал Кубка УЕФА». Несмотря на оглушительный успех в игре с «Валенсией», обещание президента вызвало общий европейский хохот и быстро забылось.

Вспомнить о нем пришлось спустя год: в розыгрыше Кубка УЕФА–2005/06 «Стяуа» пронесся до полуфинала и был остановлен лишь в сумасшедшей схватке с «Мидлсбро» – по ее ходу румыны вели три мяча, но все равно проиграли. Впрочем, даже вылетев из турнира, «Стяуа» многое доказал Европе. Оказывается, его одиозный президент может не только увольнять тренеров, разбивать лица журналистам, подвергать гонениям сексуальные меньшинства, но и кое-когда достигать настоящего результата.

Среда обитания

Бухарестский дворец Бекали – роскошный трехэтажный особняк – спрятан за высоким забором и расположен в двух минутах ходьбы от здания румынского правительства. Ворота во дворец всегда открыты и кроваво-красной дорожкой встречают званых гостей. У входа припаркованы черные как смоль «мерседес», «кадиллак» и «майбах». Во внутреннем дворике стоит дере-вянный памятник Михаю Храброму – правителю Румынии, который в XVI веке бил турок и объединил Валахию, Трансильванию и Молдову в единое государство. Рядом с ним – огромный колодец из мрамора. «Это не совсем колодец, – ловит мой взгляд Леонид Истрати, ведущий молдавский футбольный агент, приехавший в Буха-рест по своим делам, но согласившийся быть нашим переводчиком в гостях у Бекали. – До Джиджи в этом дворце было аргентинское посольство, а еще раньше им владел какой-то знатный человек; у него была любовница, жившая отсюда в трех километрах. Так вот, на самом деле это не колодец, а вход в подземный тоннель, который ведет в ту часть города, где когда-то жила его зазноба».

Еще 20 лет назад Бекали пас овец в окрестностях Бухареста

«Украинцы? – седовласый мужчина в дизайнерском черном пиджаке стоит у черного хода и пытается опознать, откуда приехали корреспонденты PROспорт. – Ах, русские. Тогда проходите». Провожатый вводит нас в зал, сверкающий золотом. Резная мебель, фарфор на камине, огромные иконы, развешанные по всему помещению, – грандиозомания выдает в Бекали человека, вышедшего из простолюдинов. Еще 20 лет назад Бекали пас овец в окрестностях Бухареста. Однако, предвидя скорый конец коммунистического режима, он провернул выдающуюся сделку по обмену землей с румынской армией. Заняв денег, Бекали по бросовой цене купил 21 гектар земли в 15 километрах от Бухареста, рассказал военным начальникам, какая она замечательная, и убедил обменять ее на 21 гектар земли в северной части Бухареста. Когда режим пал, цены на столичную землю вскочили, как солдат по военной тревоге, и Бекали стал продавать ее под застройку, постепенно превращаясь в миллионера. Его нынешнее состояние оценивается в 600 млн евро.

«Мужчину, который вас встретил, зовут Джованни Бекали, – поясняет Истрати. – Это двоюродный брат Джиджи, ведущий футбольный агент Румынии. У Джиджи есть два кузена, Джованни и Виктор. Они восемь лет были в ссоре, но буквально полтора месяца назад помирились». Примирение привело к появлению самого могущественного в Румынии футбольного союза: Джованни Бекали может считаться не менее влиятельной персоной в местном футболе, чем его двоюродный брат. Джованни ведет дела Кристиана Киву, Чиприана Марики, Николаэ Дикэ и других румынских звезд и, как говорят, ничем не уступает своему родственнику в темпераменте. Проводив братьев, Джиджи Бекали выходит в зал, ныряет в кресло и предупреждает, что готов отвечать на любые вопросы.

Вера

– Когда два года назад «Стяуа» остановился в полушаге от финала Кубка УЕФА, в России задавались одним вопросом: что же за это сделает со своими игроками Бекали?

– Это была большая боль, но не более того. Для меня существует только Лига чемпионов. То, что мы играли в Кубке УЕФА, я уже забыл. Этот турнир не представляет для меня большого интереса. Единственное, что обидно, – мы выиграли первый матч 1:0, во втором вели 2:0, но проиграли. А так, выиграть Кубок УЕФА – не такое уж и большое достижение.

– Вы говорите так, будто клубы из Румынии регулярно играют в финалах Кубка УЕФА и Лиги чемпионов.

– Я считаю, что румынский клуб, выигрывающий Кубок УЕФА, – вполне реальный сценарий. Правда, сделать это может только один клуб – «Стяуа». Победа в Лиге чемпионов пока невозможна. Через пять-шесть лет – быть может. Правда, Лигу нельзя выиграть только благодаря хорошему уровню собранных в команде игроков. Лигу чемпионов помогает выиграть Бог. Когда в этом турнире остается только восемь команд, это, как правило, равные команды. Тогда Господь Бог все решает сам. Возьмите «Челси»: у них больше всего денег, самая сильная команда, но удача от них всегда отворачивалась. Почему? Так решил Господь.

«Румынский клуб, выигрывающий Кубок УЕФА, – вполне реальный сценарий»

– Как часто вы просите Бога помочь вашей команде?

– Я посещаю церковь каждое воскресенье со всей своей семьей – женой и тремя дочерьми. Но у Бога я прошу только здоровья для всех людей. Он и так дал мне очень много, и я не хочу его обидеть , прося о чем-нибудь, связанном с футболом. По футбольным вопросам я обращаюсь к нему только в самые сложные моменты. И он мне помогает. Когда мы сыграли с «Бетисом» 0:0 в Бухаресте, я попросил: «Боже, не мучай меня в ответной игре. Если не будешь – я построю церковь». Он меня не мучил – мы выиграли 3:0. Я выполнил обещание и построил церковь, которая стоила мне 3 млн евро.

– Я читал, что у вас есть картины, на которых вы изображены в образе святых. Будто бы вы специально заказываете их художникам.

– У меня десятки таких картин, но я никому их не заказываю – мне их дарят.

Бекали вскакивает с кресла и ведет меня на чердак. 49-летний бизнесмен пулей взмывает на самый верх дома, где у него устроен склад ненужных вещей. У стены пылится несколько десятков картин. Бекали вытаскивает их на свет и хвастается:

– Вот я Моисей, который ведет румын сквозь море. Вот я Георгий Победоносец. Картины мне присылают люди. Не отказываться же от них…

Любовь

– Вы смотрите все матчи Лиги чемпионов?

– Обязательно! У меня мурашки по телу бегают, даже когда я о ней просто думаю! Посмотри на мою щетину – видишь, на ней мурашки! Лига чемпионов – это наркотик (подносит к вене воображаемый шприц. – Прим. PROспорт), на который очень быстро подсаживаешься. Лига чемпионов лучшее, что есть в спорте на земле! Когда твоя команда выигрывает матч Лиги чемпионов, сердце становится в два раза больше и не помещается в грудной клетке.

– В прошлом и позапрошлом году румынские клубы произвели фурор в Европе: в Лиге и Кубке УЕФА они набирали больше очков, чем англичане, испанцы и немцы. В этом сезоне все резко провалились: ни одна ваша команда не дожила до весны. Почему?

– Я националист. У меня была концепция – не покупать для своей команды иностранцев. Я хотел, чтобы в «Стяуа» играли только румыны. Но так случилось, что хороших нападающих в Румынии сейчас нет. Из-за этого моего принципа команда и упала. Это же «Стяуа» набирал для Румынии наибольшее количество очков. Сейчас мы были вынуждены купить четырех иностранных футболистов, все они игроки атаки.

– А почему было не предложить контракт Муту или Марике? Кажется, это было бы вполне в вашем стиле.

– Максимальный бюджет, который когда-либо был у «Стяуа», – 19 млн евро. Нормальный бюджет – 12–13 млн. В принципе, я могу купить игрока за 10 млн, но есть такая вещь, как зарплата. Лучший футболист сегодняшнего «Стяуа» зарабатывает 300 000 в год, зарплата остальных – до 200 000. Марика и Муту зарабатывают от 1,5 млн. Если бы я купил их и положил им такую зарплату, то испор-тил бы этим обстановку в команде.

«За то время, что я возглавляю «Стяуа», лучшую игру моя команда показывала при Протасове!»

– У вас сомнительная слава человека, который с необычайной легкостью расстается с тренерами: за последние четыре сезона у «Стяуа» их было восемь. Один из них – украинец Олег Протасов.

– За то время, что я возглавляю «Стяуа», лучшую игру моя команда показывала при Протасове!

– Тогда почему же он ушел, проработав с вами всего четыре месяца?

– У нас он зарабатывал 250 000 евро в год. Олег проработал три месяца и получил предложение от «Днепра» – миллион в год. А в контракте у него было прописано, что если он захочет уйти, то будет должен заплатить нам 300 000. Олег пришел ко мне и сказал: «Я хочу уйти и готов заплатить за это 300 000». – «Если и правда хочешь уйти, то спасибо за все то, что ты сделал. За то, что «Стяуа» играл так красиво, ты ничего мне не должен. Наоборот, я должен тебе деньги». Мы пожали друг другу руки и остались друзьями. Он поменял всю схему нашей игры. До сих пор не понимаю, что конкретно он сделал, но он поставил нам атакующий зрелищный футбол. Протасов – это невероятный характер, невероятный человек! Но и я тоже ничего, раз отпустил его без неустойки.

– О Георге Хаджи, тренировавшем «Стяуа» несколько лет назад, вы такого же высокого мнения?

– Я не разговариваю с Хаджи, я с ним поссорился. Хаджи был посаженным отцом на моей свадьбе. Но в футболе он должен доказать многое. Почему мы поссорились? Я поссорился с ним на своей родине, поэтому не могу рассказать об этом тебе, иностранцу.

«У нас одна звезда – Муту. Остальные игроки сборной Румынии – работяги среднего уровня»

– С кем из своих коллег – президентов других клубов вы общаетесь?

– Президент «Реала» Рамон Кальдерон – мой друг. «Стяуа» играл в Лиге чемпионов против «Реала», и за это время мы очень сдружились. Он неординарная личность. Мы так друг другу понравились, что устроили бутафорский ритуал – порезали вены и скрепили свою дружбу, мы теперь кровные братья. «Это первый раз в моей жизни, когда я хочу стать с кем-то кровным братом», – сказал он мне. С испанцами мы вообще легко находим общий язык. Хотя лучше было бы дружить с русскими. Мы братья по религии, а испанцы – католики.

– Румыния без проблем пробилась на Евро-2008. Что ее там ждет?

– Мы играем с самыми сильными командами мира – Голландией, Францией и Италией. Пройдем дальше, только если произойдет чудо. У нас есть лишь одна звезда – Муту. В остальном же в сборной Румынии создан коллектив работяг среднего уровня, но очень старательных.

– Еще несколько лет назад Муту был на дне: наркотики, дисквалификация, выдворение из «Челси». Сейчас он забивает чуть ли не больше всех в серии А и ведет «Фиорентину» в Лигу чемпионов. Вы верили, что парень справится?

– Какое мне дело до Муту? Для меня Муту просто игрок, я могу взять его на работу. Обсуждать его проблемы я не собираюсь. Мне все равно.

Надежда

В 2004 году Бекали пришел в политику. Президент «Стяуа» создал Христианскую Демократическую партию и баллотировался в президенты. Бекали предлагал выселять из Румынии всех гомосексуалистов, бил футбольного тележурналиста Малонга Парфаита и определенно высказывался о женщинах в политике (в них, по его мнению, нет никакой ценности после того, как они родили ребенка).

– Футбол – мое хобби, то, без чего я не могу прожить, – объясняет Бекали. – Политика для меня – жертвенная служба. Я самый сильный и богатый человек в Румынии, поэтому я должен нести самый тяжелый крест – стать лидером страны и помогать своему народу. Я люблю людей.

– И когда вы планируете взвалить на себя это крест?

– В 2009 году. Мои амбиции: либо я первый, либо меня нет. Номер два для меня не существует. Политика для меня – либо президентство, либо кресло премьер-министра. В следующем году я буду баллотироваться на пост президента Румынии. В рейтинге я сейчас на втором месте после президента Бэсеску, но его рейтинг падает. Ты когда-нибудь видел Бэсеску?

– Нет.

– Тогда посмотри на его лицо, потом посмотри на меня и скажи после этого, за кого бы ты проголосовал, если бы был гражданином Румынии.

– Я бы подумал. Вот вы не думаете, что люди считают вас слишком эксцентричным человеком и поэтому не будут за вас голосовать?

– Я делаю только то, что подсказывает мне сердце. При этом я горд за все, что сделал в своей жизни. Того, что я сделал для Румынии, не сделал никто – ни в политике, ни в футболе, ни в бизнесе. Кроме того, я не могу видеть несправедливость. Когда я вижу ее, я говорю об этом прямо, и поэтому на меня обижаются. Людям нравятся дипломаты. И не нравятся те, кто может напрямую сказать дураку, что тот не «недостаточно образованный», а просто-напросто дурак.

Свежий номер журнала PROспорт

#7 (98) 7-20 апреля 2008

По гребню волны
Открыв сезон серией забитых мячей, лидер атак «Зенита» Павел Погребняк закрыл к себе доступ журналистов. PROспорт прервал молчание лучшего бомбардира Кубка УЕФА и расспросил его о зенитовском карточном клубе, знакомстве с Федуном и реакции на сравнения с деревяшкой

Рубин-гуд
В первых турах чемпионата «Рубин» набрал максимальное количество очков. PROспорт заглянул на базу клуба, понаблюдал за тем, как подопечные Бердыева готовились к героической победе над действующим чемпионом, и пообщался с самыми знаменитыми новичками «Рубина» – тезками Ребровым и Семаком

Пушечное мясо
Сеск Фабрегас, наследник славы Виейра и Гвардиолы, рассказал о своей жизни в «Арсенале», где мудрый тренер считает нормальными ошибки перед воротами, а Коло Туре встречает новичков подкатом сзади

Белый орел
Питер Одемвинги – это коктейль из культур Африки, Европы и Азии, которые можно смешать, но не следует взбалтывать. В прошлом году он мало забивал и громко скандалил, а в этом взялся за ум, и PROспорт поспешил зафиксировать эту перемену

Попечение юбилейное
Привычное противостояние Уфы и Казани в этом году стало непривычно увлекательным – оба города выставили по клубу в полуфинал хоккейного плей-офф и с упоением следили за их битвой. PROспорт тоже не остался безучастным: историческая победа «Салавата» над «Ак Барсом» запротоколирована в нашем репортаже

Бой-Быков
Обычный баскетболист с необычными способностями становится лидером нового поколения российского баскетбола. PROспорт разглядел в защитнике московского «Динамо» Сергее Быкове надежду национальной команды и поразился скромности восходящей звезды

Титулованная особа
Рекордсменка мира в беге на 1500 м Елена Соболева рассказывает о своих первых шагах в профессиональном спорте – как она оставила карьеру продавщицы в Брянске, как выживала в Москве при помощи терки и скороводки, как экономила на автобусных билетах и как на счастье накануне нынешнего сезона попала под грузовик

План
В момент очередного повышения цен на жилье PROспорт выяснил, в каких районах столицы живут ведущие футболисты московских клубов, и узнал любопытные детали: далеко не все спартаковцы обитают в Сокольниках, большинство игроков стараются селиться на окраине, и лишь аргентинский форвард «Москвы» Макси Лопес остается верен каменным джунглям Садового кольца.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.