Поколение Пайперса
Блог

В 1992-м сборная Казахстана съездила в Северную Корею: Байсеитов выпустил самого себя и забил Ливии, а Бердыева нервировали спецслужбы

От редакции: Кажется, Бердыев вот-вот станет новым главным тренером «Кайрата». Вспоминаем, как Курбан Бекиевич ездил со сборной Казахстана в Северную Корею.

В истории сборной Казахстана было достаточно моментов, при виде которых сложно не озадачиться: привоз и шикарный гол с центра поля в рамках одного и того же турнира, переход из одной конфедерации в другую, натурализованный игрок, посаженный в камеру пограничниками из-за того, что засветил оформленное чиновниками двойное гражданство.

Начинался путь не менее ярко. Например, один из первых матчей наша сборная сыграла в Северной Корее. Соперницей была переживавшая кризис Ливия, а единственный гол забил выпустивший самого себя на замену главный тренер.

Рассказываем об одной из самых загадочных игр в истории казахстанского футбола.

Тогда страну еще не приняли в ФИФА, поэтому она играла с соседями: с Туркменистаном, Узбекистаном и Кыргызстаном разыграли трофей под названием Кубок Центральной Азии. Таджикистан сыграл два матча, но снялся из-за вспыхнувшей гражданской войны.

Первый официальный матч команда сыграла 1 июня 1992 года – против сборной Туркменистана. Единственный гол забил уроженец Кокчетава Владимир Нидергаус.

Стартовый состав Казахстана в том матче выглядел так: Вадим Егошкин («Кайрат», вратарь), Аскар Кожабергенов («Кайрат», капитан), Сергей Пасько («Кайрат»), Евгений Сысоев («Мелиоратор»), Мурат Есмуратов («Кайсар»), Анатолий Поведенок («Шахтер»), Руслан Дузмамбетов («Восток»), Владимир Нидергаус («Кайрат»), Аскар Абильдаев («Кайрат»), Вахид Масудов («Кайрат»), Андрей Мирошниченко («Актюбинец»).

На замену выходили: Александр Богатырев («Кайрат»), Баян Бадагулов («Булат»), Юрий Найдовский («Кайрат»), Султан Абильдаев («Кайсар»), Талгат Байсуфинов («Трактор»).

Главный тренер: Бахтияр Байсеитов («Кайрат»).

Ассистентом главного тренера в сборной, как и в «Кайрате», была одна из легенд алматинской команды – Курбан Бердыев, совсем недавно окончивший Высшую школу тренеров в Москве. «Он хотел в Тараз, а я ему сказал: Курбан, ты будешь со мной работать», – вспоминал Байсеитов.

По словам казахстанца, именно он повлиял на то, что в будущем знаковый тренер «Рубина» и «Ростова» не будет расставаться с четками: «Я привел Курбана в мечеть в Алма-Ате и показал, как нужно молиться и совершать намаз. Во время нашего первого посещения мечети я держал в руках четки. Ко мне подошел тогдашний министр спорта Аманча Акпаев, обратил внимание на эти четки и похвалил за то, что я по-настоящему верю в Аллаха. С тех пор Бердыев сам стал молиться и носить четки с собой».

Игры Кубка Центральной Азии проводились с июня по октябрь. Команды сыграли в два круга, дома и в гостях. Казахстан выиграл турнир, победив в трех матчах и в стольких же сыграв вничью. Правда, по словам журналиста Станислава Сарсекова, трофея никто не увидел: его, кажется, никогда не существовало.

А посреди розыгрыша этого турнира, 3 июля 1992-го, произошло нечто необъяснимое.

Курбан мне говорит: «Кроме тебя, Бахтияр, здесь никто не забьет у нас»

Сборная Казахстана отправилась в Пхеньян – столицу Северной Кореи, для участия в матче со сборной Ливии.

Его статус не совсем понятен: некоторые источники утверждают, что игра проходила в рамках какого-то международного турнира, другие – что это была товарищеская встреча. В одном интервью Байсеитов рассказывал, что матч был коммерческим, в другом – что речь о неком Кубке Азии (скорее всего, ошибка: Ливия входит в африканскую конфедерацию, КНДР не участвовала в вышеупомянутых постсоветских встречах, а в отборе на настоящий турнир от АФК наша сборная дебютирует лишь в 1996 году).

Игра проходила на грандиозном стадионе Первого мая.

Построенный специально для Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1989-м, он был и остается самой большой действующей футбольной ареной: обладавший 150 000 сидячих мест (после реконструкции в 2014-м вместимость упала приблизительно до 114 000), восьмиэтажный стадион являет собой торжество победившего социалистического мира.

В основном его используют не для спорта: ежегодно на арене проходит грандиозный фестиваль «Ариран». В эпическом пропагандистском представлении участвуют почти 100 тысяч человек — лауреаты известных международных и корейских конкурсов, студенты и школьники. Фестиваль 2007 года вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самое массовое шоу в истории.

Поговаривают даже, что как раз в 1992 году на стадионе казнили заговорщиков, желавших свергнуть власть Ким Ир Сена.

Против Ливии вышел следующий состав: Виталий Кафанов (вратарь), Сергей Пасько, Марат Есмуратов, Сергей Анашкин, Александр Скляров, Анатолий Поведенок, Аскар Кожабергенов (капитан), Султан Абильдаев, Андрей Мирошниченко, Владимир Нидергаус, Аскар Абильдаев.

Первый час прошел без голов, после чего и без того странная игра стала еще более фантасмагоричной: Байсеитов поменял Аскара Абильдаева на... самого себя.

Вот как описывал это сам тренер:

– Идет где-то 70-я минута. Счет 0:0. А мы включили себя в заявку из-за того, что некоторые игроки были травмированы: Масудов, Волгин, еще кто-то...

Курбан мне говорит: «Кроме тебя, Бахтияр, здесь никто не забьет у нас». Было у нас выражение такое.

Говорю: «Что, мне выходить что ли?». Он отвечает: «Я сказал, кроме тебя здесь никто не забьет».

Я начал раздеваться. У Ливии тренером был Франсиско Мариньо, бразилец, чемпион мира. Представьте себе уровень. И он на меня смотрит и говорит, мол, «коллега, ты куда?».

Говорю – «туда», и показываю жестами: я же не знаю португальский.

Он показывает своему помощнику, мол, «с ума сошел что ли?», наверное.

А я так выхожу, бегу и говорю Нидергаусу: «Ты не прозевай, я сейчас от этих мешков уйду и тебе передачу сделаю».

И точно: где-то через 3-4 минуты я ухожу от этих ливийцев, слева как подал, и он не успел буквально на какие-то сантиметры. Извиняется: «Сейчас забью, Даниярыч, сейчас забью, дайте».

Я, значит, полукриком говорю Мирошниченко: «Когда получишь, не спеши мне отдавать. Ты паузу сделай, я к тебе, потом развернусь, ты мне в зону дай и я от них убегу». Он говорит: «Хорошо».

Игра так идет: где-то атакуем, где-то держим, где-то контролируем... И вдруг раз, Мирошниченко. Я как рванул на метров десять к нему. А у него же хорошие пасы были. Он мне выделил на метров пятьдесят, я рванул со своей половины поля и смотрю: обгоняю их, а они за мной: держат, я отбиваюсь и убегаю. Вышел к воротам под немного острым углом.

Думаю: «Куда пробить? Дальний удар пробью – могу промазать, только ближний».

Замах сделал, смотрю: вратарь немножко дернулся. Я ему ближний: «На тебе!».

Побежал и смотрю: 75 тысяч зрителей, соскучившихся по футболу, как поднялись! Первым, кто меня поздравил, был тренер ливийцев. Он сказал: «Это наша плеяда, а эти мешки не умеют играть».

На тот момент тренеру казахстанцев было почти 40 лет.

Байсеитов восхищался порядком в Северной Корее. Говорит, что даже получил значок с изображением вождя (ценная вещь!)

Эстетика тоталитарного государства впечатлила гостей.

В гостях у ютуб-канала «Смаковтын Баласы» Байсеитов вспоминал: «Это вообще, конечно, поездка очень хорошая. Бердыев удивлялся: «Почему мы выходим из гостиницы и один человек за нами выходит и следит?».

Я говорю: «Тебе плохо что ли? Он же нас охраняет. Пусть ходит, мне комфортно». Его слова: «А почему это вот так,  это – так, почему они бетон носят ведрами туда?..».

Говорю: «Курбан, пусть они что хотят, то и делают, но ты посмотри, какой порядок!».

Мне, говорю, нравится то, что у них нет преступности.

Вот троллейбусная остановка: они стоят все, первый входит тот, кто первый стоит, а потом только по очереди, и с передней двери выходят. Дисциплина отменная, чистота отменная. Там есть маленькие мальчишки, которые траву между брусчаткой рвут, они чик-чик-чик, все это убирают».

Еще одну занимательную историю о поездке в КНДР он рассказал «Чемпионату»: «Курбан делился со мной впечатлениями от страны – он жалел нищих и голодных корейцев и нервничал из-за того, что рядом с нами постоянно находились люди из корейских спецслужб.

Я же чувствовал, что наш номер прослушивали, и только постоянно хвалил режим тогдашнего президента Ким Ир Сена. В последний день перед отъездом к нам в дверь постучали люди и попросили меня пройти с ними. «Нужен только Бахтияр Байсеитов, а ваш друг пусть тут остается», – сказали они.

Меня отвели в комнату на несколько этажей выше, зачитали речь о моих заслугах перед корейским народом и наградили значком Ким Ир Сена. Когда я вернулся в номер, Курбан мне позавидовал и тоже захотел получить такой значок. Чтобы его не обидеть, сказал, что его наградят позже».

Звучит как фантастика, но вполне могло быть. И если так, то это по-настоящему почетно: по словам корееведа Андрея Ланькова, значкам с изображением вождей в Северной Корее придается очень большое значение: они есть у каждого жителя страны, по их разновидностям можно  судить о социальном положении носителя, а до определенного времени отказ от ношения аксессуара на улице считался серьезным проступком, заслуживающим осуждения.

Раздобыть такой иностранцу было бы очень сложно – подобные святыни не продаются, и лишь в 2018-м чужакам разрешили получать их в обмен на пожертвования в фонд Ким Ир Сена и Ким Чен Ира (выложить нужно минимум сотню евро!).

В 1992-м значки выдавались лишь избранным иностранцам, в знак признания особых заслуг перед страной чучхе. Так что Байсеитову действительно повезло.

Все действительно было так?

Матч крайне плохо документирован: если пройтись по общедоступным источникам, нельзя узнать даже состав сборной Ливии.

Международная любительская организация RSSSF в своих архивах признает существование матча, помечая его как товарищеский.

Вместе с тем, не совсем понятно, кто на самом деле тренировал ливийскую сборную: RSSSF утверждает, что в 1992 году командой руководили сначала поляк Войцех Пшибыльски, а затем – шотландец Дэнни Макленнан.

Бразилец Франсиско дас Шагас Мариньо, о котором говорил Байсеитов, согласно архивам организации, принял ее лишь в 1993-м. Английская википедия говорит, что участник ЧМ-1974 (не чемпион – заняли лишь четвертое место) никогда не тренировал команду, отдавая отрезок с 1991-го по 1997-й ливийцу по имени Хашими Эль-Бахлул.

Transfermarkt ничего не знает о том, кто возглавлял сборную Ливии между 1983 и 1998 годами. Неудивительно: в начале девяностых годов ливийский футбол пребывал в плохом состоянии. Команда выиграла первый раунд африканской квалификации ЧМ-1990, после чего решила сняться с турнира. В 1994-м на режим Каддафи наложили санкции, забанив Ливию на американском мундиале. Возвращение на международные турниры произошло только в 2000-м.

Есть еще одна спорная деталь: слова об эйфории, которую испытали 75 тысяч человек на стадионе. Во-первых, есть информация, что там было всего около тысячи зрителей.

Быть может, тысяча – менее вероятный вариант: все же Байсеитов называл матч коммерческим, что слабо вяжется с такой посещаемостью. Да и к тому же – неужели местные власти не подогнали рабочий класс на матч с участием дорогих гостей?

С другой стороны – в 2017-м игрок индийского «Бенгалуру» Эрик Паарталу рассказывал, что на ответной встрече Кубка АФК против северокорейского «25 апреля», проводившейся на стадионе Первого мая, присутствовало лишь 8 или 9 тысяч любителей футбола – меньше даже жалких десяти процентов от вместимости. И это при том, что местная команда играла важный международный матч!

Во-вторых: существует ряд свидетельств того, что северокорейская публика – мягко говоря, не самая эмоциональная.

Корреспондент BBC Тим Хартли, которому в 2013-м довелось побывать на матче местного чемпионата, делился впечатлениями: «Все места были заняты, и ряды людей молча сидели в одинаковых темных костюмах и красных галстуках, у всех на левой стороне груди красовались крошечные эмалевые значки с портретами великого лидера... Многие фанаты были солдатами в зеленой форме и широкополых шляпах. Не знаю, было ли им приказано присутствовать, но некоторые тихо читали книги в мягкой обложке и не проявляли интереса к игре». Попытки иностранцев разогреть стадион кричалками были встречены недоуменными взглядами, и не больше.

Никто не пытался оспаривать существование пхеньянского матча Казахстан – Ливия, его итоговый счет и тот факт, что победный гол забил именно Байсеитов. Однако к деталям этой истории есть очень много вопросов: есть чувство, что она во многом обросла легендами.

На просторах интернета можно наткнуться и на куда более странную информацию: мол, в июне того же года Казахстан играл с самими корейцами.

Об этом мифическом матче известны лишь две вещи: он якобы проходил в Пхеньяне и хозяева победили со счетом 3:1. Даже точная дата – загадка, да и большинство статистических ресурсов ничего не слышало о такой встрече.

После 1992 года сборная Казахстана вновь выйдет на поле лишь в 1994-м.

Ох уж эти девяностые.

Фото: kaz-football.kz/; kff.kz/; ru.uefa.com/Omar Shukurov; globallookpress.com/Zamir Usmanov/Russian Look; mobile.twitter.com/bengalurufc; youtube.com/Смаковтын Баласы, скриншот; dprk.ru

В 95-м Нидергаус с «Ротором» хлопнули «МЮ» на «Олд Траффорд»: дикий ржач в раздевалке перед матчем, огромные премиальные после

В 99-м весь весь состав «Жениса» свалился в перерыве. Жаловались на отравление в местном кафе, а соперник намекал на допинг

Да! Он выведет «Кайрат» на новый уровень!
83%
Курбан Бердыев
Нет, бесполезное назначение.
17%
Кайрат

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные