Реклама 18+
Реклама 18+
Блог С миру по Нитке

15 лет назад Шарапова довела Серену до слез в финале «Уимблдона». Их война продолжится в первом круге US Open-2019

Текст впервые опубликован 4 июля, но сейчас актуален как никогда.

Вспоминаем и готовимся.

Сейчас организаторы US Open не проводят жеребьевку на глазах журналистов и болельщиков, а выкатывают уже готовые сетки, которые компьютер сделал за кулисами. В этом году многие удивленно зачесали головы, когда на большом экране увидели, что в первом круге сыграют Арина Соболенко и Виктория Азаренко. Но до главного шока оставалось еще около минуты.

Мария Шарапова впервые почти за четыре года (с января 2016-го) сыграет с Сереной Уильямс. Легендарное противостояние, в котором почти нет борьбы, в Нью-Йорке продолжится в первом круге. Сейчас Мария уступает 2:19, она проиграла американке последние 18 очных встреч.

А ведь 15 лет назад на «Уимблдоне» казалось, что именно она навсегда остановит Уильямс.

***

Сразу после матчбола в финале «Уимблдона» против Серены Уильямс Мария Шарапова сделала две вещи. Сначала забралась на трибуну и обнялась с отцом Юрием, который 9 годами ранее бросил все и переехал с ней во Флориду с 700 долларами в кармане. А вернувшись на корт, попыталась позвонить маме – и не смогла.

«Я забыла, что она была в самолете в Нью-Йорк, поэтому и не могла дозвониться. В конце матча она увидела по телевизору в самолете, что я пытаюсь позвонить, подошла к стюардессе и попросила разрешения включить телефон», – вспоминала Мария.

Чемпионское интервью Шарапова давала с мобильником в руке – этот момент, с одной стороны, отражал какую-то юношескую непосредственность (от шока она просто забыла расстаться с трубкой), а с другой – открыл для нее изумительное деловое будущее.

Уже через полтора месяца Мария заключила контракт с производителем мобильных телефонов Motorola. Ее агент Макс Айзенбад рассказывал: «Пока я рыдал в ложе, Мария на корте пыталась позвонить маме. Все это показали по телевизору. Алан Закер [на тот момент старший вице-президент агентства IMG, которое ведет дела Марии] смотрел дома, сразу позвонил главе отдела маркетинга Motorola и спросил, видит ли он это. Он видел. Закер сразу же предложил встретиться и обсудить сотрудничество». 

Мария стала лицом легендарных раскладушек Motorola RAZR V3 и получала за это около 1,5 миллиона долларов в год.

Так она стала брендом и звездой уже в 17.

До финала: агрессия и спасительный дождь в полуфинале с Дэвенпорт, где было близко крушение

Несмотря на юность, на том «Уимблдоне» Шарапова удивляла всех могучим характером. Это поражало тех, кто не знал ее с детства, но для тренеров уверенный прорыв и бешеная упертость были вполне ожидаемы. Роберт Лэнсдорп, работавший с Шараповой с 11 лет, рассказывал: «Я не психиатр, но я не считаю, что тяжелая жизнь делает тебя чемпионом. Думаю, психологическая жесткость Марии – это врожденное качество». Комплиментами сыпала даже Серена Уильямс: «Я видела ее в 12 лет, как упорно она тренировалась. И я знала, каково это – так упорно тренироваться в 12 лет».

К «Уимблдону»-2004 Шарапова, как это ни странно, подходила вполне опытной теннисисткой. Это был ее четвертый год в профессионалах, позади – первый полный сезон, по ходу которого она вышла в четвертый круг «Уимблдона»-2003, а в сентябре взяла первый титул.

Первая половина 2004-го и вовсе получилась прекрасной: Мария дошла до четвертьфинала «Ролан Гаррос» и выиграла турнир в Бирмингеме. Во Всеанглийском клубе она была уже 13-й сеяной, а Борис Ельцин (тогда уже не президент России) попросил позвать ее из столовой игроков, чтобы пожать руку и поболтать.

Старт на «Уимблдоне» вышел мощнейшим: за три круга Шарапова никому, включая бывшую четвертьфиналистку Даниэлу Гантухову, не отдала больше четырех геймов. Первой с ней поборолась американка Эми Фрэйзер, которая была на 15 лет старше и проводила 62-й «Большой шлем». The Telegraph передавала, что из-за нервов и нестабильности обеих теннисисток матч получился очень плохим.

В четвертьфинале Шарапова отыгралась в матче с Аи Сугиямой – 5:7, 7:5, 6:1 и выиграла 20 из последних 22 розыгрышей. Корреспондент The Guardian восхищался: «Это был внезапный всплеск контролируемой агрессии, которым россиянка показала, как будет играть, когда выиграет титул «Уимблдона». Ошибки начала матча сами по себе выражали природу ее таланта. Они почти всегда были последствием ее главной амбиции на траве: заколачивать мяч так сильно, плоско и широко, что соперница даже не побежит».

Шарапова стала главной сенсацией турнира, и в полуфинале ее ждала чемпионка-1999 Линдсей Дэвенпорт. В этом матче пришлось пострадать. Вспоминает Макс Айзенбад: «Сначала Дэвенпорт убивала Шарапову, выиграла первый сет 6:2 и вела с брейком во втором. И тут хлынул дождь. Мы с моим другом и одновременно менеджером Дэвенпорт – Тони Годсиком – пошли в шатер IMG, я думал, что все кончено, и Тони даже меня утешал. Но после двухчасового перерыва она вернулась – и бум! Выиграла второй сет 7:6, а потом разгромила ее 6:1 в третьем».

О перевороте в матче рассказывала сама Мария: «Я уже почти вылетела, но была довольна, потому что впервые вышла в полуфинал. Потом дождь кончился, и перед выходом на корт папа посмотрел мне в глаза и сказал: «Ты выиграешь этот матч». И я на него глянула – типа «Да, конечно». Потом было трудно с ним разговаривать: никогда не хочется признавать, что отец был прав».

На следующий год Дэвенпорт, которая хотела завершать карьеру, в Индиан-Уэллс обыграет Шарапову 6:0, 6:0. Но тогда счастливая Мария одержала крупнейшую победу в жизни. «Это мой любимый «Большой шлем», но я не ожидала, что так рано выступлю так здорово. Я поражена», – светилась Шарапова.

Начало войны с Сереной: кажется, все из-за слез в раздевалке

В финале Шарапову ждала Серена Уильямс, для которой это был третий финал «Уимблдона» подряд. Американка была первой сеяной и фавориткой турнира, а перед матчем она и ее отец говорили, что им не нужно ни изучать соперницу, ни придумывать особенный план. С другой стороны, Марию они точно знали: несколькими месяцами ранее в Майами Серена победила ее на первом турнире после травмы колена.

Результат уимблдонского финала все знают – 6:1, 6:4 в пользу Марии. «Внезапно появилась соперница, арсенал которой опроверг уверенность, что на любом покрытии, кроме грунта, здоровую Серену обыграть может только Серена», – писала The New York Times. Правда, сама американка объясняла, что сыграла на 20% возможностей.

На вопрос, воспринимает ли она теперь Шарапову как особую угрозу, Серена ответила: «Я думаю, что она серьезная угроза. Но я всегда говорю, что считаю всех серьезной угрозой. Никого нельзя недооценивать». 

Тогда это был просто дежурный ответ на дежурный вопрос. Но именно в тот день зародилась настоящая вражда. Противостояние Марии против Серены стало главным на полтора десятилетия вперед, и все из-за особого настроя американки, которая не могла смириться, что какая-то 17-летняя выскочка так легко побеждает на ее территории.

О влиянии уимблдонской победы Шарапова писала в автобиографии: «Вернувшись в раздевалку, я услышала, как Серена плачет. Буквально рыдает. Я поскорее ушла, но она знала, что я там была. Думаю, Серена возненавидела меня за то, что я, тощая девчонка, вопреки всему обыграла ее на «Уимблдоне». Но больше всего она возненавидела меня за то, что я слышала, как она плачет. Вскоре после турнира Серена сказала подруге, которая передала мне: «Я больше никогда не проиграю этой сучке».

Обещание Серена не сдержала: их следующий матч на итоговом турнире Шарапова тоже выиграла. Правда, тогда американка играла с травмой живота и не могла подавать, но в розыгрышах все равно была опасна и в третьем сете вела 4:0. 

После этого разозленная Уильямс выиграла все 18 очных встреч и отдала всего три сета. В некоторых матчах было ощущение, что Серена издевается. Например, финал Олимпиады-2012 она выиграла со счетом 6:0, 6:1 и потом рассказывала: «Мария всегда старается отыграться, если давать ей надежду. Она выиграла тот один гейм, и я увидела, как она машет кулаком. И подумала: «Ого, что сейчас будет».

Коммерческое наследие победы: кейс для Гарварда, как не быть Курниковой

Влияние уимблдонского триумфа на коммерческие успехи Шараповой безгранично. «Все, что у нее есть, ей принесла та победа на «Уимблдоне», – рассказывал агент Марии Макс Айзенбад. – В тот день жизнь Марии навсегда изменилась – да и моя тоже». Оглушительность победы над Сереной была неожиданной, но на самом деле Шарапова и Айзенбад давно готовились к прорыву – и их взаимодействие теперь всерьез изучают в бизнес-школе Гарварда.

Макс начал работать с Марией, когда ей было всего 11 (то есть в 1999-м). Айзенбад только пришел в IMG, и одним из первых его заданий был поиск многообещающих молодых теннисистов в академии Ника Боллетьери. Там он увидел Марию.

Когда Шараповой было 13 лет, Макс убедил продюсеров HBO снять ее для программы Real Sports. В интервью Марию спросили: «Что ты выберешь: победу на «Уимблдоне» или 20 миллионов долларов по спонсорским контрактам?» Она ответила: «Я бы хотела выиграть «Уимблдон», потому что после этого придут миллионы». Айзенбад был поражен: «Я ее такому не учил. Наверное, тогда я впервые понял, что она будет особенной».

В работе с Шараповой у Айзенбада и IMG была простая цель: создать образ победительницы, чтобы провести черту между Марией и Анной Курниковой. Агент рассказывал, что достижения Анны и ее роль в русском теннисном буме недооценивают, но «крупнейшие компании хотят, чтобы их лицами были чемпионы». Для решения этой задачи Айзенбад, например, организовывал для Марии интервью только после побед на юниорских турнирах – чтобы журналисты говорили об игре и воспринимали ее как чемпионку.

Эту особенность самоидентификации Марии после победы на «Уимблдоне»-2004 заметил Харви Аратон из The New York Times: «Так называемая Новая Анна больше похожа на Анти-Анну. Она редко улыбается во время интервью. Большинство ответов начинает со вздоха. Щетинится, когда кто-то предполагает, что она обязана добиться успеха, чтобы оправдать план семьи».

А когда Марию спросили про ее отношение к британским таблоидам, которые постоянно печатали ее фото и сравнивали с Курниковой, она выдала классический ответ: «Я не обращаю на это внимания. Я никогда не считала себя моделью. И не буду». При этом у нее был контракт с модельным отделом IMG.

Победа на «Уимблдоне» окончательно развела Шарапову и Курникову. В том числе и в коммерческом смысле.

В Лондон в 2004-м Мария приехала с двумя контрактами: с Nike (заключенным, когда ей было 11) и производителем ракеток Prince (подписанным, когда ей было 14). Айзенбад рассказывал: «Мы много отказывали, потому что думали, что может произойти что-то подобное».

Не зря. За шесть часов после титула Айзенбад получил около 700 писем с просьбами об интервью. В ту неделю запрос «Шарапова» стал шестым по популярности в Google. Естественно, посыпались и спонсорские предложения. Но Айзенбад не бросался на них, потому что понимал: первые контракты после победы повлияют на бренд Шараповой и и возможности для будущего роста. Поэтому он избрал концепцию, которую примерно в тот же момент разработала команда Роджера Федерера: собрать небольшой пул крупных и элитных спонсоров, который будет двигать спортсмена вперед и набивать ему цену.

Федерер получает от спонсоров больше всех в мире. Хотя раньше был анти-Курниковой

Постепенно у Марии, которая не прекращала побеждать, сформировался пакет крупных соглашений – они 11 лет подряд делали ее самой высокооплачиваемой спортсменкой мира. А желание быстро заработать на первом крупном успехе команда Шараповой удовлетворила за счет локальных сделок, в основном в Японии. «Мы заключили несколько крупных однолетних контрактов, которые принесли ей очень много денег. И они не повлияли на глобальный бренд, который мы создавали. <…> Еще в юниорские годы мы убеждали ее играть в Японии, потому что там крупный рынок, а они любят блондинок».

***

Победа Шараповой в Лондоне сделала ее лицом тенниса для половины мира. Влияние Марии проявляется в самых неожиданных местах. Журналист канадской The Star Скотт Колби в 2012-м рассказал, что на момент «Уимблдона»-2004 они с женой не хотели детей, из-за этого он даже сделал вазектомию. Объятия Марии с отцом поменяли все: развод, новый брак, рождение близнецов.

Сейчас Шарапова постоянно борется с травмами, но, видимо, хочет доказать всем, что еще не кончилась, и красиво завершить карьеру.

Но даже если все-таки не получится – «Уимблдон»-2004 останется навсегда.


15 лет назад Анастасия Мыскина выиграла для России первый женский «Шлем»

Фото: Gettyimages.ru/Koichi Kamoshida, Clive Brunskill, Bongarts

Опрос


Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья