Блог С миру по Нитке

Теннис на Ближнем Востоке: мечтательные шейхи, безумные деньги и бойкот Израиля

Все, что нужно знать об арабском теннисе.

На этой неделе в Дохе стартовал короткий ближневосточный сезончик, в рамках которого в Катаре и ОАЭ пройдут два крупных женских турнира, собравшие главных звезд тура. У мужчин эти два турнира в календаре разведены, но тоже пользуются огромной популярностью среди игроков.

История: газ, торговля и детские мечты

В этом году женский турнир в столице Катара Дохе проходит в 16-й раз, но профессиональный теннис появился в стране немного раньше. С начала 80-х Катар стал успешно проводить выставочные соревнования, и энтузиазм катарцев привел к тому, что руководство страны решило организовать теннисную федерацию, а в 1993 году в Дохе появился турнир АТР.

Развитие тенниса напрямую связано с природными богатствами страны. Очень долго Катар был бедным, население летом ныряло за жемчугом, а зимой пасло верблюдов. Но в 1971-м на севере государства нашли огромное месторождение газа. Поначалу все немного расстроились, потому что надеялись обнаружить нефть, которую легче транспортировать и продавать. Однако в 90-е были разработаны технологии сжижения газа, и Катар по-настоящему разбогател.

Сейчас Катар отвечает за 30% мирового экспорта газа. Средний ежегодный доход катарцев составляет 125 тысяч долларов – это самый высокий показатель в мире. Государство предоставляет своему народу бесплатную землю, хорошую работу и образование за рубежом. А такими тяжелыми делами, как строительство, уборка и обслуживание, в стране занимаются иммигранты.

Разрабатывать месторождение газа Катару помогала компания ExxonMobile, которая сейчас значится титульным спонсором местного мужского турнира. Женские соревнования спонсирует компания Total, которая работает в Катаре с 1936 года и тоже играла ключевую роль в превращении газа в огромные деньги.

Кроме того, свою роль в развитии тенниса сыграли и личные увлечения нынешнего эмира 37-летнего Тамима бин Хамад Аль Тани. В детстве он мечтал стать Борисом Беккером арабского мира, и родители решили ему помочь – пригласили немца в Катар, чтобы он давал ему частные уроки. Позже Беккер стал первым чемпионом турнира в Дохе, обыграв в финале Стефана Эдберга.

Эмир не стал теннисистом, но прославился в мире спорта тем, что купил футбольный клуб ПСЖ, который теперь проворачивает безумные трансферные сделки. И он же помог Катару получить чемпионат мира по футболу 2022 года, что обошлось стране примерно в 200 миллиардов долларов.

Теннисистов в Катар привлекают в первую очередь деньги. Например, соревнования АТР предлагают самый большой призовой фонд среди турниров категории 250 – в этом году он составил 1 286 275 долларов. В среднем на таких турнирах обычно разыгрывается около 500 тысяч. Кроме того, топ-игрокам там платят огромные бонусы – по данным Daily Mail, они составляют до миллиона долларов.

У женщин турнир попрестижнее, но без огромных вложений дело тоже не обошлось. Активное развитие началось с 2008 года, когда в Доху на три сезона переехал женский итоговый. За право проведения федерация тенниса Катара заплатила WTA 42 миллиона долларов. В результате турнир проходил на самом маленьком в своей истории стадионе, который вмещает меньше 7 тысяч зрителей. Ни до, ни после Дохи итоговый не проводили на стадионах, на которых меньше 10 тысяч зрительских мест.

Профессиональный теннис в Дубае появился тоже в 1993 году, когда там прошел первый турнир АТР, но развивается он не на газовых, а на торговых деньгах. В 1983 году в аэропорту была открыта сеть магазинов беспошлинной торговли Dubai Duty Free, которая сейчас возглавляет рейтинги торговой активности – в 2017 году через них прошли 1,93 миллиарда долларов.

Именно Dubai Duty Free организовала первый турнир в 1993 году. Глава компании Колм Маклафлин рассказывает, что при помощи тенниса они хотели рекламировать магазины и аэропорт. Поначалу организаторы даже не разбирались в классификации турниров и не понимали, соревнования какого уровня проводят. Сейчас турнир еще спонсирует банк JP Morgan, а со стороны государства его поддерживает шейх Мохаммед – эмир Дубая, премьер-министр и вице-президент ОАЭ.

Турнир в Дубае привлекает игроков условиями. Мужчины 11 раз признавали его лучшим в категории АТР 500, а женщины в 2015 году назвали его лучшим турниром Premier 5. С 2010 года теннисисткам не платят бонусы за участие, потому что они и сами рвутся в ОАЭ. Но когда Мартина Хингис в 2001 году выиграла первый в истории женский турнир в Дубае, она отметила, что старалась «не ослепнуть от окружающего меня золота».

У мужчин бонусы платят только топ-игрокам, но при этом организаторы стараются заключать с ними контракты минимум на три года. У Роджера Федерера так вообще есть долгосрочное соглашение и глубокие связи с Дубаем – у него в городе жилье, и он каждый год готовится там к сезону.

Если брать не только Ближний Восток, а шире мусульманский мир, то свои турниры АТР и WTA еще есть у Турции, Марокко и Узбекистана. Но сейчас им далеко до размахов и роскоши Катара и ОАЭ, хотя мужской турнир в Стамбуле в 2015 году и заманил к себе Федерера, заплатив, по сообщениям, миллион долларов. А еще там три года, с 2010-го по 2012-й, с огромным успехом проходил итоговый турнир WTA.

В ближайшем будущем турниры собирается проводить Кувейт. Сейчас там строят современный теннисный комплекс, в котором сперва хотят устроить ветеранские мужские соревнования, а потом уже взяться за основные туры АТР и WTA. 95 процентов экспорта Кувейта составляют нефть и газ, а теннисный комплекс уже назвали в честь шейха, так что турнир имеет все шансы стать успешным.

Проблемы развития

Самая большая проблема – это отсутствие сильных местных игроков. У Катара и ОАЭ сейчас вообще нет своих теннисистов и теннисисток, которые претендуют на сколько-нибудь серьезные победы, потому что основные ресурсы вкладываются в заманивание иностранных звезд, а не выращивание своих. Хотя журналистка из ОАЭ Реем Абулель в прошлом году и писала, что в Катаре с каждым годом все больше детей занимается теннисом. Кроме того, ключевые должности в федерации тенниса Катара сейчас занимают самые успешные игроки из стран мусульманского мира – марокканцы Карим Алами (был 25-й ракеткой мира) и Юнес Эль-Альнауи (был 14-м).

Но в целом арабский теннис сейчас на подъеме – особенно женский. В прошлом году Онс Жабер из Туниса стала первой арабской женщиной в третьем круге турнира «Большого шлема» – для этого ей пришлось прервать традиционный пост на Рамадан: «Я потом наверстаю. Надеюсь, Бог меня простит».

Уже несколько лет журналисты из арабских стран надеются на Фатиму Ан-Набхани из Омана. В репортажах особое внимание уделяется тому, что ее тренирует мама, которая на трибунах сидит в хиджабе и молится на каждой подаче дочери. Сама Фатима в знак уважения традициям всегда играет в футболках с рукавами до середины предплечья и леггинсах до колена.

Ее старший брат Калид отмечает, что она могла бы многого добиться, если бы на ее развитие выделяли деньги: «Одна из главных трудностей состоит в том, что спортивные чиновники считают развитие игроков лишним грузом. Они не понимают, что высокорейтинговый местный игрок сделает теннис более популярным. Я уверен, что если бы Фатиме были доступны ресурсы, она бы могла войти в Топ-100». Без ресурсов Ан-Набхани никогда не входила даже в Топ-300. На турнир в Дохе она получила wild card и в первом круге проиграла Магдалене Рыбариковой, взяв всего четыре гейма.

Кроме того, развитию тенниса на Ближнем Востоке могут помешать политические игры лидеров арабских стран. В основном это связано с отношениями с Израилем. Например, в 2009 году власти ОАЭ нанесли серьезный удар по репутации турнира в Дубае, когда не дали визу израильтянке Шахар Пеер. Они довольно быстро отреагировали на критику и через несколько недель выписали специальное разрешение Энди Раму, чтобы он мог выступить на мужском турнире – его пустили в страну, но запретили находиться где-либо, кроме гостиницы и кортов. В 2010 году на таких же условиях в Дубае играла и Пеер.

Министерство спорта Туниса долгое время запрещало своим теннисистам играть с израильтянами. Из-за этого Малек Жазири несколько раз снимался с турниров, когда ему грозила встреча с соперником из Израиля, а Онс Жабер однажды отказалась продолжить матч, в котором вела 6:3, 4:1, чтобы потом не играть с Пеер. За давление на Жазири Тунис даже отстранили от участия в Кубке Дэвиса. В 2015 году в федерации тенниса Туниса сменилось руководство, запрет сняли, и в 2016-м на «Челленджере» в Турции Жазири впервые за шесть лет сыграл с представителем Израиля.

Пока что в этом плане ситуация нормализуется, но Ближний Восток – очень горячий регион, и все может измениться довольно быстро.

И, конечно, все будет совсем плохо, если в Катаре и ОАЭ закончатся деньги, или лидерам надоест теннис. Тогда, скорее всего, крупнейшие турниры региона быстро умрут или станут мелкими и непримечательными.

Фото: facebook.com/qatartennis (1,5); Gettyimages.ru/Christof Koepsel/Bongarts, Bryn Lennon; REUTERS/Tarriq Saleem; globallookpress.com/Chen Shaojin/Xinhua

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.