Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Русская дорога

Аарон Майлз: «Я не знаю, что значит слово «хипстер»

Никита Коротеев в Риге поговорил с разыгрывающим «Локомотива-Кубани» о любви к Айзее Томасу, разговорах с Дэвидом Блаттом и о том, кто же такие на самом деле хипстеры. 

- Максим Григорьев недавно показал тебе Краснодар. Как тебе город?

– Наслаждаюсь всем понемногу. Семья переехала со мной, жена и сыновья рядом, это самое главное. Мы нашли школу для детей, старшего сына отдали в футбольную секцию «Краснодара», поэтому им есть чем заняться. Жена счастлива, а я всегда повторяю: «Happy wife – happy life!»

- Это правда, что тренер в футбольной секции ни слова не знает по-английски?

– Да. Но дети умнее, чем мы привыкли думать. Тренер очень часто показывает упражнения, а они просто за ним повторяют, схватывая на лету. Мы недооцениваем невербальные коммуникации, а они порой эффективнее слов. Мне в занятиях футболом нравится то, что сыновья знакомятся с европейской культурой и видом спорта, которые здесь так популярен. 

 - Мне рассказали, что в Красноярске ты рвался играть с температурой 39 градусов, а после того, как тебе в первой половине домашнего матча против ПАОКа разбили голову, ты в перерыве попросил наложить тебе швы и в третьей четверти вернулся на площадку

– В чем разница между повреждением и травмой? Повреждение значит, что ты можешь продолжить игру. В перерыве я понял, что хуже не станет и я могу вернуться на площадку. Там, откуда я родом, прилетевший в лоб локоть – не повод все бросить. 

- Неудивительно, что твой спортивный кумир – Айзейя Томас. 

– Тут еще дело в том, что мой отец родом из Детройта, поэтому в детстве я симпатизировал «Пистонз». Знаешь, я большой фанат «Плохих Парней». Если мне когда-нибудь посчастливиться стать тренером, то мой игровой стиль будет похож на стиль того «Детройта». Я не говорю о травмах, о намеренных фолах, но мне нравится идея физического превосходства, мне нравится оставлять всех друзей за пределами площадки. «Плохим Парням» было все равно кто против них – брат, сват, друг, еще кто – они делали все для победы. Айзейя был проводником этого стиля. 

- Cейчас ты как-то готовишь себя к будущей карьере?

– Я всегда старался как можно лучше понимать своего тренера, узнать что он хочет увидеть в нашем исполнении и донести эту точку зрения до партнеров. Я очень часто думаю о том, чтобы стать тренером, смотрю на игру не только с позиции игрока. Обращаю внимание как тренеры ведет себя в сложных ситуациях, какие решения принимают – так и учусь. Летом я провожу много времени с штабом университета Канзаса – главным тренером Биллом Селфом, его ассистентами Робертсом и Таунсендом. Мне кажется, что если бы я закончил играть прямо сейчас, то точно занялся бы этой работой. Меня привлекает NCAA – там ты продолжаешь учить баскетболиста и работать над его игрой, когда на профессиональном уровне ты больше сконцентрирован на результате и победах. 

- Я хотел спросить про самого сильного оппонента по студентам, а потом вспомнил, что твой «Канзас» в Финале Четырех NCAA встречался с «Сиракьюз» Кармело Энтони. 

– Да, мы уступили команде Кармело в финале. Забавно, что в полуфинале против нас играл «Маркетт» Дуэйна Уэйда, который тоже кое-чего стоит. Что касается Кармело, то я не защищался против него, просто смотрел со стороны и думал: вау, это же 22+10 каждый матч, в первый же год в колледже! 

Если говорить о партнерах, то суперталантов среди них не было, но у нас в «Канзасе» были прекрасные игроки, которые после колледжа смогли найти себя в НБА. Кирк Хайнрик, Ник Коллисон, Уэйн Симиен, который поиграл за «Хит», Дрю Гуден. Их показатели в НБА ниже тех, которые были в NCAA, но обрати внимание, они все время оказывались в хороших командах и брали там на себя ту роль, с которой более талантливый игрок мог бы и не справиться. 

- Ты ведь до сих пор следишь за НБА? Смотришь игры по ночам?

– Не так много, как хотелось бы, но да, случается. Ну и мы много разговариваем про это с партнерами по команде, смотрим хайлайты.

- Все еще болеешь за «Пистонз»?

– Смеешься что ли? На фиг этих «Пистонз»! Конечно нет!

- Зато команда из твоего родного города в порядке.

– Да, я всегда болею за команды и спортсменов из Портленда. Надеюсь, «Трэйл Блэйзерс» в этом году заберутся еще дальше, чем в прошлом. У «Трэйл Блэйзерс» отличные болельщики, которые заслуживают хорошую команду. 

- Расскажи про сам город. Мы не так много знаем о нем, а новости оттуда за последние пять лет говорят о том, что Портленд стал мировой столицей хипстеров.

– Я ведь не живу в Портленде с 18 лет. Приезжаю туда погостить каджое лето вот уже 13 лет, вижу изменения, но все равно больше времени провожу со своей семьей и друзьями в тех районах, где рос сам. А те изменения, о которых ты сказал...Ну да, чего-то много хипстеров стало, но я спокойно к этому отношусь. 

- Вообще, в России и в США в понятие «хипстер» вкладывают разный смысл. 

– Честно, я даже не до конца понимаю о чем ты. «Хипстер»? Это как «хиппи» в семидесятых что ли? Портленд достаточно либеральный город, там всегда было много парней, похожих на Билла Уолтона: длинноволосых, на расслабоне, любят покурить... Такого добра у нас хватает, поэтому когда ты сказал «хипстер», то я подумал, что речь идет про «хиппи». 

- Современные хипстеры это несколько иное: органик фуд, велосипеды, инди-музыка, интерес к зарубежной культуре и так далее.

– Честно говорю – я первый раз слышу это слово. «Хипстер»... Хех, в моем словаре такого слова нет. 

- В Греции ты играл у Дэвида Блатта. Сейчас он тренирует в НБА.

– Мне он запомнился позитивным и открытым человеком. Блатт постоянно был в курсе происходящего с баскетболистами, спрашивал как дела в семье, разговаривал на отвлеченные темы. Обычно у работающих на профессиональном уровне тренеров нет на это времени, а Блатт даже приносил нам книги, цитировал понравившиеся отрывки, рекомендовал почитать что-то. 

- Тебе лично он что-то советовал?

– Да, Soul on Ice, достаточно старая книга, мы ее много обсуждали.

- Ты наверняка смотрел ролик, где во время тайм-аута Леброн Джеймс раздает указания партнерам, а тренер Блатт безуспешно пытается выбраться в центр из-за спин своих игроков. 

– По-моему, это не круто. Леброн великий игрок, дважды чемпион, многократный MVP, но он должен дать тренеру делать его работу и тренировать команду. Посмотри на великих спортсменов, на того же Тима Данкана. Его хорошие отношения с Греггом Поповичем, их взаимное уважение – гарантия того, что все остальная команда будет слушать все, что скажет тренер. И Леброну следовало бы работать над своими отношениями с Блаттом именно в этом направлении. 

- Твоя последняя Летняя лига – с «Милуоки» в 2012. Ты окончательно распрощался с мечтой об НБА? 

– Мне уже 31 год, как ни крути. Ко мне не было устойчивого интереса с тех пор как мне исполнилось 23. Я много думал об этом: возможно, чтобы быть на виду мне стоило больше забивать, чем отдавать передачи. У меня было несколько ситуаций, когда я мог оказаться в составе клуба НБА. Например, на второй год после колледжа, я готовился подписать контракт с «Портлендом», пусть и негарантированный. Но не прошел медобследование, а «Блейезерс» в тот же день объявили о подписании Име Удоки, одного из моих лучших друзей, который весь следующий сезон отыграл в стартовом составе. Мы тысячу раз обсуждали с ним эту ситуацию и я очень рад, что она никак не повлияла на наши отношения. 

- Ты упомянул манеру игры, я не могу не спросить – как и когда ты решил в первую очередь сконцентрироваться на результативных передачах? 

– Это из детства, я даже будучи ребенком от ассиста получал не меньше удовольствия, чем от точного броска. Я восхищался великим разыгрывающими: Айзеей, Мэджиком, чуть позже Джейсоном Киддом. Они показывали, что баскетбол – командный вид спорта и мне это было близко. В последний год в школе тренер буквально заставлял меня больше атаковать, моя результативность выросла, но желание играть в пас все равно было внутри. 

В колледже я сразу оказался в компании отличных атакующих игроков: Хайнрик, Гуден, Коллисон, Джефф Боши, про которого ты никогда не слышал, но это один из лучших шутеров за всю мою карьеру. Не забудем и про Кита Лэнгфорда и Дэвида Симиена. В окружении этих игроков я не чувствовал себя чем-то большим, чем просто посредник. Если бы тогда я изменил манеру игры, то моя карьера наверняка сложилась бы иначе, но что поделаешь? Кому-то, чтобы быть счастливым надо набирать очки. Мне достаточно просто побед. 

Читайте также:

Трей Томпкинс: «Игрокам «Клипперс» нравилось прозвище «Флоп сити»

Малкольм Дилэйни: «Если бы дело было только в желании, я бы уже давно играл в НБА»

Фото: lokobasket.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+